$59.88
63.49
ММВБ2189.07
BRENT55.72
RTS1151.05
GOLD1202.82

Проводник инвестиций: кто учит вкладывать в Россию «китайского Баффетта»

читайте также
Лучшие города для инвестиций: где покупать недвижимость в 2017 году Ниши на взлете: пять перспективных трендов для инвестиций в IT на 2017 год Инвестиции и внутренний спрос: когда спящий проснется Позаботься о финансах. Что нужно успеть до конца года? Приручить «единорога»: как искать успешные инвестиционные проекты в США Крах социализма. К чему приведет падение режима Мадуро Сокращение во благо. Какие секторы экономики выиграют от снижения добычи нефти? Английский пациент. Какие вложения станут привлекательными после завершения Brexit Инвестиционная отвага. Как вкладывать в американские акции и компании Вместо депозита: какие выбрать облигации, чтобы получить надежный доход Итальянское кино: спасет ли референдум экономику и банки Рекорд ММВБ: почему инвесторы выбирают российские акции Деньги в клетке. Как устроен бизнес ММА "Народное инвестирование": итоги трех лет в США и в России Решение нефтяного картеля: есть ли возможность заработать? Неэффективность рынка: как заработать на рублевых облигациях Плохие парни: почему в истории Сергея Магнитского нет положительных героев Генные модификации как новый актив Жизнь после помидорной войны: Россия начинает применять экономические рецепты Турции Важная малость. Как выходцы из Сбербанка создали бизнес на идеях, не пригодившихся работодателю Отнять у вкладчиков: зачем Минфину налог на депозиты

Проводник инвестиций: кто учит вкладывать в Россию «китайского Баффетта»

Елена Зубова Forbes Contributor
Игорь Даниленко фото Сергея Мелихова для Forbes
Управляющий Игорь Даниленко всю карьеру помогал инвесторам из-за рубежа осваиваться на российском рынке. Его новый партнер — известный китайский миллиардер Гуо Гуанчан

В октябре 2015 года Игорь Даниленко, бывший портфельный управляющий в «ТКБ БНП Париба Инвестмент Партнерс», стал партнером компании «Фосан Евразия Капитал», учрежденной китайской Fosun International с активами более $50 млрд. Основной владелец группы миллиардер Гуо Гуанчан, которого называют китайским Уорреном Баффетом, сравнивает инвестирование с разновидностью ушу, китайским боевым искусством тайцзи: преимущество у того, кто может быстрее чувствовать перемены и предпринимать решительные действия. Он поручил Даниленко создать компанию, которая займется размещением в России капитала группы и консультированием российских и международных инвесторов.

Прежде чем стать управляющим, Даниленко несколько лет занимался инвестиционным маркетингом. Окончив экономфак МГУ в 2003 году, он принял участие в работе над аналитическими отчетами для Шведской торговой палаты и пошел учиться по гранту в Стокгольмскую школу экономики на мастера финансов. После выпуска им заинтересовался основатель Prosperity Capital Management Матиас Вестман. Шведский финансист семь лет инвестировал в российские акции из Москвы, но решил перебраться в Лондон, и ему нужен был толковый помощник. Тогда под управлением Prosperity было $600 млн, а к 2008 году активы выросли до $5 млрд.

«Вестман — инвестиционный гуру, и мне многому удалось у него научиться. Было очень интересно», — вспоминает Даниленко. Поначалу он общался с институциональными клиентами, запускал новые продукты, работал с инфраструктурой фондов. В начале 2008 года из компании ушел один из портфельных управляющих и Даниленко занял его место. Ему достался в управление фонд Russian Prosperity Fund Euro объемом $200 млн и аналитика в телекоммуникационном и финансовом секторах. 

Спустя несколько месяцев фонд под его управлением потерял более половины вложенных средств. В кризис 2008 года все фонды долгосрочных вложений в акции (long only) просели в среднем на 75%. Prosperity, считает Даниленко, вышла из кризиса достойно: в отличие от многих участников рынка компания не воспользовалась правом заморозить выплаты инвесторам на несколько месяцев. В конце 2008-го она ожидала скорого отскока на биржах после затяжного падения, и прогноз оправдался. Фонд Даниленко вырос на 180% при росте индекса MSCI Russia 130%, и в компанию снова потянулись клиенты, среди которых был суверенный фонд Норвегии. Драматическое начало карьеры он считает ценным опытом для понимания начала и конца инвестиционных циклов.

Даниленко взял на вооружение несколько правил Prosperity. Когда инвестируешь с горизонтом 3–5 лет, ориентироваться надо в первую очередь на фундаментальные показатели. Лучше избегать дорогих «голубых фишек» и вложений при IPO. Понимать индустрию управляющий должен как минимум не хуже, чем финансовый директор эмитента, в акции которого он инвестирует. Это, в свою очередь, предполагает активную позицию в отношениях с мажоритарными акционерами, вплоть до участия в советах директоров. Даниленко был членом совета директоров от миноритариев в компаниях «Юг Телеком» и «Центр Телеком» в период консолидации межрегиональных компаний «Связьинвеста» 2009–2010 годов. 

Даниленко стремился к большей самостоятельности и поэтому покинул Prosperity. В 2011 году недолго работал директором по управлению активами Quorum Asset Management, но вскоре перешел в «ТКБ БНП Париба Инвестмент Партнерс». Эта компания, основанная бывшими владельцами банка «КИТ Финанс» и международной корпорацией Fortis Investments, после краха учредителей досталась РЖД и французскому банку BNP Paribas. Компания начала развивать офшорный бизнес по консультированию фондов для иностранных инвесторов. За короткое время объем фондов под зонтичным брендом Parvest вырос до $3,5 млрд. В «ТКБ БНП Париба» Даниленко возглавил управление по работе на рынке акций. 

 

Что Гуанчан купил на Западе

Гуо Гуанчан ведет скупку активов по всему миру с 2010 года, начав с инвестиции на $1,1 млрд во французскую курортную сеть Club Med.

Треть из $50 млрд активов Fosun вложила в страховые компании: португальскую Caixa Seguros, американскую Meadowbrook, израильскую Phoenix и совместный бизнес с Prudential Financial — Pramerica Fosun Life Insurance.

Холдинг владеет бывшими штаб-квартирами американского Chase Manhattan Bank и итальянского UniCredit Bank, Lloyds Chambers в лондонском Сити и британской RPIM, управляющей недвижимостью на $1,6 млрд.

Fosun принадлежит доля в цирковой компании Cirque du Soleil, американская киностудия Studio 8, а также издательская лицензия на Forbes в Китае.

 

После присоединения Крыма и начала санкционной войны «продавать» Россию иностранным инвесторам стало сложно. За полтора года чистые активы в фондах, которые консультировал Даниленко, снизились более чем в три раза, до менее $1 млрд. BNP Paribas решила избавиться от российского бизнеса и в июле 2015 года продала управляющую компанию владельцу группы компаний «Алор» Анатолию Гавриленко, ему же свой пакет продала и РЖД. 

Даниленко верен себе, он остается проводником для иностранных инвестиций в России. В декабре 2014 года после девальвации рубля российский рынок стал интересен инвесторам из Китая. Холдинг Fosun International начал искать точки входа: его представители встретились с основными участниками рынка и федеральными чиновниками экономического блока. Кроме того, они приценились к нескольким финансовым компаниям и провели due diligence «ТКБ БНП Париба», рассказали Forbes источники на рынке. В итоге Fosun, которая к этому времени уже заключила несколько инвестиционных сделок в России, пригласила в соучредители своей российской «дочки» Даниленко и бывшего финдиректора «ТКБ БНП Париба» австралийку Таню Ландвер. До сих пор частные инвесторы из Китая не были заметны в России. Пока у китайцев здесь практически нет своей инфраструктуры. Тот, кто сделает ее первым, заработает больше и сможет построить платформу для других азиатских инвесторов, рассчитывают партнеры «Фосан». Для инвестирования капиталов холдинга Даниленко в первую очередь изучает активы в недвижимости, фармацевтике и металлургии. Размер сделок от $20 млн, верхний диапазон представители компании не раскрывают. Кроме того, холдинг интересует возможность размещения резервов страховых компаний, которые он скупает по всему миру. Гуанчан был готов купить страховщика и в России, но достойных компаний не нашлось.

В России уже есть инвестиционные бутики, работающие с собственным капиталом, а также с западными частными и институциональными инвесторами. По такому принципу здесь работает, например, Valartis Group. Главное — это аппетит к риску, который сейчас у инвесторов из Азии выше, чем у европейцев. «Это миф, что китайцы долго думают, прежде чем вкладывать деньги, — замечает Даниленко. — Когда они видят хороший ценник, то могут действовать очень быстро».