Сто лет одиночества: как заработать на инвестиционной лихорадке в Мьянме | Forbes.ru
$58.64
69.31
ММВБ2132.82
BRENT62.54
RTS1146.17
GOLD1255.45

Сто лет одиночества: как заработать на инвестиционной лихорадке в Мьянме

читайте также
+4 просмотров за суткиПо примеру Сороса и Далио: как хедж-фонды помогают заработать в периоды неопределенности Конфликт интересов: зять Трампа оказался бизнес-партнером Джорджа Сороса и Goldman Sachs Ставка на удачу: 5 громких скандалов на мировом финансовом рынке Риторика министра: зачем население призывают скупать доллары? +4 просмотров за суткиДистанционное обслуживание и снижение ставок. Что ждет рынок микрозаймов? Мы новый мир построим: почему крупные сырьевые проекты неэффективны Сорос потерял почти $1 млрд после избрания Трампа +3 просмотров за суткиВышел январский номер Forbes +2 просмотров за суткиВсе о технологиях продления жизни — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad +1 просмотров за суткиВышел декабрьский номер Forbes +2 просмотров за суткиТриумф Германии: страна стала крупнейшим рынком недвижимости Европы +3 просмотров за суткиПобег от банкиров: почему россиянам не стоит держать свои сбережения за рубежом Все об Алексее Улюкаеве — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad +1 просмотров за суткиСергей Романчук: "Если вы не знаете, откуда изымается прибыль, то, скорее всего, ее делают на вас" +1 просмотров за суткиЖизнь после «Копейки». Александр Самонов возвращается в ритейл Трамп против песо: как заработать на выборах в США Все о выборах президента в США — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad +3 просмотров за суткиЧерный ящик: почему трудно заработать на структурных продуктах +1 просмотров за суткиПродавцы на дронах: пять трендов, которые изменят рынок коммерции Все о проблемных банках — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Вышел ноябрьский номер Forbes

Сто лет одиночества: как заработать на инвестиционной лихорадке в Мьянме

Елена Зубова Forbes Contributor
фото AP
Мьянму охватила инвестиционная лихорадка. Как заработать в стране, где до сих пор почти нет связи и банкоматов?

Широкие и пустынные проспекты города Нейпьидо, столицы, выстроенной руководством Мьянмы втайне от большинства сограждан, никогда еще не видели такого наплыва иностранцев из всех стран мира. Растревоженная столица на несколько дней превратилась в центр мировой экономической мысли: Всемирный экономический форум неожиданно решил провести в столице Мьянмы так называемый Азиатский Давос. Десятилетиями закрытая страна на несколько дней в июне стала центром мирового бизнес-туризма. 

Компания начала бурение, но нефти не нашла, после чего Илюмжинов потерял интерес. Власти Мьянмы прекратили сотрудничество досрочно. Илюмжинов сожалеет о поспешном решении и не исключает, что в будущем подаст заявку на тендер.

А Гуревич между тем мечтает о создании совместно с российским посольством организации по привлечению инвесторов в Мьянму и хочет привезти на гастроли Большой театр. 

Большие перспективы

Мьянма — последний шанс для российских инвесторов полноценно заработать на росте в Юго-Восточной Азии, считает партнер компании Eurasia Capital Partners Сергей Мэн. «Мы пропустили открытие Вьетнама, Таиланда, Малайзии, — перечисляет он. — Русский бизнес до сих пор представлен в Мьянме очень скудно, что странно, ведь местное посольство очень охотно помогает предпринимателям, есть возможность наладить хорошие взаимоотношения».

Мьянма (до 1989 года Бирма), небольшая страна в Юго-Восточной Азии, открылась для инвесторов меньше двух лет назад после столетия экономического застоя. Ограничения на торговые отношения с Мьянмой США и Евросоюз сняли только в 2012 году. Санкции все еще действуют в отношении некоторых высокопоставленных членов хунты и приближенных к ним бизнесменов, однако их список постепенно сокращается, местные элиты готовы идти на уступки. Железный занавес в стране с населением 64 млн человек упал, новое руководство взяло курс на реформы, и крупнейшие корпорации мира устремились в Мьянму. Теперь аналитики McKinsey в специальном отчете, посвященном Мьянме, называют ее самой быстроразвивающейся страной в регионе. По прогнозу компании, объем инвестиций в экономику страны в ближайшие 15 лет превысит $500 млрд. К 2030 году ее размер вырастет более чем в четыре раза, до $200 млрд, при ежегодных темпах в среднем 8%. Мьянма — последний шанс для российских инвесторов полноценно заработать на росте в Юго-Восточной Азии, считают опрошенные Forbes эксперты. 

Как это лучше сделать?

Низкий старт

У инвесторов, планирующих вложить деньги в экономику Мьянмы, есть неоспоримое преимущество: страна находится на низком уровне экономического развития. До середины прошлого века Мьянма, где большинство населения исповедует буддизм, была английской колонией, в 1948 году обрела независимость и пережила гражданскую войну, но долгие годы, пока один военный режим сменял другой, находилась в международной изоляции. За 1900–1990 годы ВВП Мьянмы на душу населения почти не изменился, а в мире вырос в четыре раза. Мьянма остается самой бедной страной в составе Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), подушевой ВВП составляет $834, на 70% ниже, чем в среднем по региону. Крупнейший мегаполис и бывшая столица Мьянмы — Янгон, именно здесь сосредоточена вся деловая активность.

Две трети населения занято в сельском хозяйстве, средний уровень образования — четыре класса. В стране не хватает дорог, есть постоянные перебои с электричеством. К началу 2013 года, по данным Asian Development Bank, уровень проникновения мобильной связи составлял 9%, стационарных телефонов — 1,3%, интернета — 0,03%. Сети международных операторов связи до последнего времени в Мьянме не работали.

Инвестиции в так называемые frontier markets — рынки, имеющие значительные препятствия для инвесторов, — предприятие рискованное. В Мьянме началась инвестиционная лихорадка, но вряд ли она всем принесет успех. Сейчас у частных инвесторов есть несколько возможностей: прямые инвестиции, приобретение недвижимости и вложения в фонды, ориентированные на местные рынки. 

Местная валюта — кьят, курс плавающий, в начале июля доллар стоил около 1000 кьятов, при этом население охотно принимает доллары. Инфляция невысокая — 3,2%, ставка рефинансирования — 10% годовых. Еще год назад в стране нельзя было расплатиться банковской карточкой. И лишь совсем недавно в крупнейших городах появились полторы сотни банкоматов. В этом году Visa и MasterCard только начнут выпуск дебетовых карт для расчетов в местной валюте специально для приезжающих в Мьянму. Для ведения коммерческой деятельности необходимо иметь счет в одном из четырех государственных или 19 частных банков. По данным PwC, 11 из них имеют разрешения на работу с валютой, но в реальности такие услуги оказывают только четыре банка.

Первопроходцы

У российских инвесторов, присматривающихся к Мьянме, есть возможность пойти по проторенной дороге, ведь у наших компаний есть опыт работы в этой стране. Впрочем, опыт этот далеко не всегда успешный, и, как ни странно, пока дела идут лучше у частных компаний, если не считать бизнесом торговлю оружием. Ведь Россия никогда не поддерживала экономические санкции против Мьянмы и продает ей вертолеты Ми-35 и истребители МиГ-29, а также артиллерийские комплексы и системы противовоздушной обороны. Если не считать военных поставок, экономическое присутствие российского бизнеса в Мьянме близко к нулю, отмечает чрезвычайный и полномочный посланник российского МИДа Георгий Толорая.

«Итера» и «Зарубежнефть» в 2006 году потратились на разведку шельфа, но, оценив сложность проектов, решили не рисковать. Другое госпредприятие, «Тяжпромэкспорт», погорело в Мьянме на сотню миллионов евро. В 2004 году «Тяжпромэкспорт» взялся за шесть лет построить металлургический завод стоимостью более €143 млн, но к назначенному сроку вместо чугуна вылился убыток в €93,5 млн. В 2010 году госкорпорация «Ростех» взяла предприятие под свой контроль, и его глава Николай Ульянов ушел в отставку. 

Представитель «Ростеха» убытки объяснил неэффективностью прежнего менеджмента. Цена контракта была занижена как минимум на €22 млн, впоследствии его стоимость выросла еще больше, так как сейсмические показатели района, предоставленные местным партнером, оказались недостоверными. «Ростех» продлил контракт с Мьянмой до конца 2013 года, взял на себя убытки и обязательства, а также обеспечил дополнительное финансирование. 

Еще один российский инвестор, осваивающий Мьянму, — владелец ЗАО НК «Нобель Ойл» Григорий Гуревич. В 2007 году он зарегистрировал местную компанию и в 2008-м на тендере получил два труднодоступных нефтяных сухопутных участка — блок А и блок B-1 на самом севере страны. 

Добираться до них приходится по реке Иравади, которая течет с Гималаев и пересекает всю страну. Груз с буровой установкой доставляется за год: в сезон дождей, с мая по ноябрь, он идет на барже, потом надо ждать, когда река обмелеет, и везти его по суше. Первопроходцы добирались до объектов на слонах, сейчас проложили грунтовую дорогу. К концу года компания рассчитывает объявить об открытии месторождения на блоке B-1. Если промышленные запасы нефти подтвердятся, расходы Гуревича будут учтены в соглашении о разделе продукции.

На обоих блоках «Нобель Ойл» уже потратил $33 млн, совокупные расходы, по оценке Гуревича, составят $100 млн. В прошлом году компания взяла еще третий блок E в центральной части страны (затраты до $60 млн). В августе — очередной тендер, «Нобель Ойл» уже сделала заявку. План работ «Нобель Ойл» согласовывает с уполномоченной госкомпанией Myanmar Oil and Gas Enterprise (MOGE), которая в зависимости от результатов может войти в капитал дочернего предприятия российских нефтяников с долей 15–25%. После начала добычи государство возьмет налог в виде 40–60% добытой нефти, оставшуюся часть разделят акционеры.

Все предварительные работы ведутся с местным партнером, который также может претендовать на 5–10% компании. Партнер «Нобель Ойл» в Мьянме — Htoo Group, принадлежащая местному олигарху Тей Зе, близкому к бывшему военному диктатору Тан Шве. В отношении обоих действуют санкции США. В Htoo Group входят авиаперевозчик, строительная фирма, отели, а также компания Myanmar Avia Export, поставляющая армии российскую авиатехнику. 

Пример неудачных российских инвестиций в нефтяную отрасль Мьянмы тоже есть. В 2007 году сингапурская компания Silver Wave Sputnik Petroleum начала работать на севере страны. Формально Sputnik был проектом Республики Калмыкия, но ее бывший президент Кирсан Илюмжинов уточнил в разговоре с Forbes, что это он лично инвестировал несколько миллионов долларов. 

Некоторые российские инвесторы уже готовы воспользоваться этим шансом. Илюмжинов планирует подать заявку на получение частот LTE и строительство сети связи четвертого поколения. Партнером, по его словам, может стать основатель компании «Антарес» Евгений Ройтман, с которым он уже ведет аналогичные проекты во Вьетнаме и Камбодже. Финансовый консультант проекта — британская Ashmore Group, на первом этапе инвестиции составят $150 млн. Переговоры с властями Мьянмы Илюмжинов планирует провести в августе. И, судя по всему, конкуренты у него будут более чем серьезные.

Пока в стране мобильная связь работает с перебоями, международного роуминга практически нет. Национальная сеть стандарта 3G должна появиться только к 2016 году стараниями компании Telenor, победившей на тендере.

В конце июня власти Мьянмы разыграли первые две частные лицензии на строительство национальной сети и ее эксплуатацию в течение 15 лет. В шорт-листе из 91 претендента осталось девять, кроме Telenor лицензию получила катарская Ooredoo. Им удалось обойти такого гиганта, как France Telecom, и альянс глобального инвестора Джорджа Сороса с азиатским девелопером Yoma Strategic Holdings (YSH). 

Какие еще секторы экономики выглядят перспективно? По оценке McKinsey, двузначные темпы среднегодового роста в 2010–2030 годах покажет отрасль телекоммуникаций, финансовых услуг (по 23%), туризма (17%), обрабатывающая промышленность (10%). Eurasia Capital Partners планирует потратить в этом году на инвестиции в сервисные компании до $30 млн. В частности, это колл-центр и образовательный центр для подготовки IT-специалистов. 

Что с недвижимостью? Цены на квадратные метры моментально взлетели в ответ на растущий инвестиционный спрос, арендные ставки сравнялись с уровнем Сингапура. В прошлом году согласно индексу Silkroad Yangon Property Index жилая недвижимость выросла с $657 до $966 за кв. м. Аналитики компании Silkroad ожидают, что в ближайшие пять лет цены могут утроиться. 

Менеджер международной консалтинговой компании Екатерина Александрова купила в 2012 году за $380 000 квартиру площадью 200 кв. м в одном из кондоминиумов Янгона. Собственность оформлена на местную компанию, так как нерезиденты не могут напрямую владеть недвижимостью в Мьянме. Дом расположен на территории гольф-клуба, и Александрова рассчитывает заработать если не на росте стоимости, то хотя бы на аренде. Дочь российского дипломата, родившаяся в Пакистане, уехала из России 20 лет назад, чтобы начать карьеру в Европе, но любовь к Азии взяла свое, и сейчас она работает в Гонконге. 

Александр Шумкин, бывший таможенник, в Янгоне живет уже 12 лет, обзавелся несколькими бизнесами, например, продавал рубины — страна обладает крупнейшими месторождениями этих камней, востребованных покупателями в Турции, Эмиратах, Иране. Когда спрос на недвижимость вырос, он стал вкладывать в строительство жилья экономкласса. Четырехэтажный дом на восемь квартир по 30 кв. м стоимостью $30 000–40 000 обходится Шумкину примерно в $200 000. 

Как начать бизнес

Инвестору, не знакомому с местными реалиями, будет тяжело без инвестиционного консультанта. Есть несколько инвесткомпаний, работающих с клиентами в Мьянме, — Bagan Capital, Leopard Capital, TLG Capital, Charlemagne Capital, Cube Capital и Eurasia Capital Partners. В консалтинге — West Indochina, Intercorp Asia и Thura Swiss. 

С чего начать? Мьянма заключила соглашения об избежании двойного налогообложения с десятком стран, где инвесторы могут зарегистрировать холдинговую компанию. В ряде случаев налоги в этих юрисдикциях окажутся ниже, например в Сингапуре налог на прибыль составляет 17% против 25% в Мьянме, налог на прирост капитала по двустороннему соглашению — 10% против 40%. KPMG рекомендует регистрировать в Сингапуре, Малайзии или Таиланде холдинг, который учредит фирму в Мьянме. Для открытия счета юрлица нерезиденту надо принести в местный банк рекомендацию Инвестиционной комиссии Мьянмы (MIC), учредительные документы компании, паспорт учредителя. Минимальная сумма счета — $1000. До недавнего времени в стране наличную валюту официально заменяли валютные сертификаты, привязанные к курсу доллара (FEC), но с 1 июля они отменены. Весной операции с наличной валютой на территории Мьянмы для юрлиц увеличены до $10 000 в день, ранее такую сумму банки выдавали дважды в неделю. 

Для каждой трансграничной операции требуется разрешение Валютного совета Центробанка Мьянмы (FEMB). Такое разрешение потребуется на вывод капитала: инвестор через пять лет после уплаты налогов может вывезти денежные средства из страны в той валюте, в которой они были инвестированы. Также «валютное» разрешение необходимо для уплаты зарубежного долга и процентов по нему.

Инвестировать в растущую экономику Мьянмы можно, просто покупая акции компаний, бизнес которых связан с местными рынками. Акции компании YSH, имеющей большой девелоперский портфель в Мьянме, на бирже Сингапура за год с июля 2012-го выросли в 2,4 раза. Собственной биржи в Мьянме нет, она может появиться только к 2015 году.

Для финансовых инвесторов есть возможность поучаствовать в росте экономики через фонды. Инвесткомпания Silk Road Finance осенью 2012 года запустила Myanmar Human Capital Fund ($25 млн), ориентированный на проекты в сфере информационных технологий, образования и медицины. Совместный региональный фонд, включающий в портфель активы в Мьянме, есть у Dragon Capital и Frontier Investment & Development Partners ($250 млн). 

Еще один региональный фонд есть у Cube Capital, он ориентирован на рынки недвижимости, но компания может покупать и другие активы в Мьянме, Монголии и Вьетнаме ($200 млн). Инвестиционный горизонт фонда Cube Asia Frontier Fund — три-пять лет, минимальная сумма инвестиций — $1 млн, ориентир внутренней нормы доходности — от 25%.

Как насчет рисков? «Я полагаю, российские инвесторы с этими рисками хорошо знакомы, — говорит партнер Cube Capital Томас Холланд. — Они включают возможность мошенничества, неисполнения принятых решений, проблемы с получением разрешений, законодательством и регулированием, контролем за капиталом, есть также системные, политические и другие».

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться