Конопляный миллиардер: как юрист сколотил легальное состояние на марихуане

Натан Варди Forbes Contributor
фото Reuters
Барт Макей заработал $1,8 млрд на инвестициях в продукты из конопли, но вряд ли когда-нибудь увидит эти деньги. Почему на американском рынке надулся новый пузырь?

Вероятно, вы никогда не слышали имя Барта Макея, 57-летнего юриста из Лас-Вегаса, сотрудничающего со множеством компаний вроде Dot Vegas – хостинг-оператора домена .Vegas. Между тем 7 марта Макей стал первым в истории долларовым миллиардером, легально сколотившим состояние на конопле.

Барт Макей

Доля юриста в CannaVest – проекте, который позиционирует себя как «ведущая мировая компания по инвестициям в продукты, произведенные из конопли», – оценивается в $1,8 млрд. Пусть эта фантастическая сумма и существует лишь «на бумаге», технически оценка точна.

CannaVest – самая стремительно дорожающая акция в Америке среди компаний с капитализацией выше $1 млрд.

Ее бумаги, торгуемые на электронной доске объявлений внебиржевого рынка США (Over-the-counter bulletin board, OTCBB), в прошлом году выросли в цене на рекордные 680%. С начала года акции прибавили еще 300%. Среднесуточный объем торговли невелик – примерно 10 900 бумаг, но инвесторы, готовые платить за акции CannaVest исходя из оценки $117 за штуку (цена на момент закрытия торгов 7 марта), все же находятся. В результате Макей, владеющий 15,7 млн акций, де-юре может называть себя первым «конопляным» миллиардером.

Впрочем, сам он от громких ярлыков открещивается. Макей отказывается признавать себя миллиардером: по его словам, он никогда не продавал бумаг CannaVest, а если когда-нибудь решит «сбросить» акции, то их курс моментально обвалится. «Это просто «бумажная» оценка, а не деньги, которые я могу положить в банк, – рассуждает юрист. – Я пережил бум доткомов на рубеже «нулевых», когда на IT-рынке надулся гигантский пузырь, и в данном случае, похоже, с акциями CannaVest и всей отраслью инвестиций в продукты из конопли происходит та же история».

Макей считает, что отчасти галопирующие темпы роста котировок компании связаны со спекуляциями на теме легализации легких наркотиков. К этой теме CannaVest не имеет никакого отношения. Компания занимается исключительно продуктами, не связанными с употреблением марихуаны в качестве наркотика. Однако легализация употребления «травки» во все большем количестве штатов в медицинских целях подогревает интерес к акциям, даже косвенно связанным с «серой» зоной. «Мы не работаем с наркотиками, – говорит Макей. – И тем не менее в нас видят какую-то «биржу» марихуаны, что абсолютно не соответствует действительности».

Американские финансовые регуляторы еще в августе 2013 года предупредили инвесторов о рисках «пузыря».

«Мошенники за «биржами марихуаны» пытаются навязать вам неоправданно оптимистическую, вводящую в заблуждение информацию, провоцирующую неадекватный спрос на акции маленьких компаний безо всякой истории финансового успеха», – говорилось в сообщении Агентства по регулированию финансовых институтов США.

Во многих случаях ведомство понимает, с кем имеет дело.

К примеру, с Рэймондом Дэбни. В 2005 году канадский финрегулятор на пять лет запретил ему торговать ценными бумагами на биржах страны и занимать руководящие позиции в публичных компаниях. Таким санкциям Дэбни был подвергнут за публикацию 22 недостоверных пресс-релизов с искаженными показателями выручки Xraymedia, подконтрольной ему компании из Миннесоты. Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) также штрафовала его на $190 000 – за манипулирование ценой акций и объемом торгов бумаг американской Alliance Transcription Services. Сегодня Дэбни работает управляющим консультантом компании Cannabis Science, занимающейся разработкой медикаментов с содержанием марихуаны. Ее бумаги также торгуются на OTCBB. В материалах SEC Дэбни представлен как доверитель семейного траста Bogat Family Trust, которому в 2013 году принадлежало 6,5% Cannabis Science.

CannaVest инвестирует в применение конопли исключительно в промышленных и медицинских целях

Брюс Перловин, генеральный директор другой котируемой на OTCBB компании из Лас-Вегаса, Hemp Inc. (hempконопля), не скрывает своего криминального прошлого. За контрабанду наркотиков он провел в тюрьме девять лет. «Может, это и похоже на «пузырь доткомов», но за нами стоит реальный продукт, а не воздух», – говорил он в недавнем интервью Bloomberg. Основатель еще одной «квази-нелегальной» компании Medbox Винсент Медизабех, по данным фонда The Southern Investigative Reporting, хорошо знаком правоохранительным органам: в его «уголовном» портфолио – неоднократные аресты и неопротестованные обвинения в проникновении на частную собственность и мошенничестве с кредитными картами.

Год назад бывший президент публичной Medical Marijuana Майкл Лламас стал в Калифорнии фигурантом дела о махинациях с ипотечными займами, ущерб от его деятельности оценивается в $10 млн. Его вину в суде прокурорам доказать не удалось, но компания Лламаса, тем не менее, оказалась объектом расследования SEC.

Итак, за бумом «конопляных» компаний – множество теневых игроков с плохой репутацией. Макей заверяет, что его задача, равно как задача генерального директора CannaVest Майкла Моны-младшего, – «помочь компании избежать подводных камней». Но имена Макея, Моны и CannaVest уже приковали внимание регулятора – как раз по делу Лламаса.

Стремительное восхождение CannaVest началось с $6 млн, одолженных компании фондом Roen Ventures, созданном, если верить иску, рассматриваемому в суде штата Невада, Моной и Макеем.

Иск был подан в феврале 2014 года компанией Far West Industries, которая пытается взыскать с Моны $17,7 млн за участие в мошеннических сделках с землей в Калифорнии. Сам генеральный директор CannaVest в своих показаниях признал, что его $3 млн транзитом через Roen Ventures достались в качестве займа CannaVest, после чего он продал долю в Roen Ventures Макею за $500 000. Far West считает, что похищенные у инвесторов деньги Мона мошенническим путем вывел в CannaVest, искусственно подогрев интерес к бумагам компании. Макей считает эти обвинения надуманными.

Сегодня он — единоличный владелец Roen Ventures, следует из поданных CannaVest в SEC материалов от января 2014 года. Фондом Макей владеет через структуры Mercia Holdings и Mai Dun Limited. Roen конвертировала свой кредит в 10 млн бумаг CannaVest.

Как Макей получил остальные акции? В ноябре 2012 года две принадлежащие ему компании начали скупать бумаги торгуемой на OTCBB Foreclosure Solutions. Деньги фирмам Макея при этом одалживал бизнесмен Стюарт Титус, который и сам напрямую до последнего времени контролировал 7,1% CannaVest. Однако в начале марта CannaVest без объяснения причин резко дистанцировалась от Титуса, объявив о том, что тот больше не аффилирован с компанией, а его доля упала ниже 2%.

Между CannaVest и Лламасом есть и еще одна взаимосвязь. 31 декабря 2012 года компания согласилась за $35 млн приобрести активы фирмы PhytoSphere, включая лицензию на использование ее брендов. Сумма была выплачена в пять траншей, как акциями, так и кешем. Когда сделка была закрыта в 2013 году, CannaVest выпустила 900 000 акций в пользу PhytoSphere, которая распределила бумаги между структурами-совладельцами — Medical Marijuana, Hemp Deposit и Distribution Corporation. Лламас в разное время занимал должность президента во всех трех этих фирмах. А на его странице в профессиональной соцсети LinkedIn говорится, что предприниматель также является основателем Hemp Deposit.

«Слухи о том, что Майк Лламас имеет отношение к CannaVest, абсолютно беспочвенны, — говорит Макей. — Лламас не входит в совет директоров и никак не влияет на работу компании. Я знаю Лламаса, знаком с ним, но у него никаких рычагов контроля бизнеса CannaVest. При этом он может являться акционером CannaVest».

Согласно последней отчетности компании, ей принадлежат активы стоимостью $10,7 млн. За 9 месяцев 2013 года CannaVest получила выручку $1,35 млн при убытке $28,4 млн. Макей признает, что такие показатели явно не соответствуют рыночной стоимости компании. «На мой взгляд, это просто стечение обстоятельств: акции компаний, инвестирующих в товары из конопли, по какой-то причине взлетели к небывалым высотам. Я не могу контролировать этот процесс, просто потому что мы никак на него не влияем, мы не провоцируем этот рост, — подытоживает он. — Так что я продолжу развивать основной бизнес CannaVest как член совета директоров компании и не стану участвовать в биржевых спекуляциях».

Новости партнеров