Forbes
$65.95
73.69
DJIA18432.24
NASD5162.25
RTS927.57
ММВБ1944.62
Петр Руденко Петр Руденко
бывший корреспондент Forbes 
Поделиться
0
0

Бизнес с учеными: как финансисты заработали на беспилотниках и нефтяных технологиях

Бизнес с учеными: как финансисты заработали на беспилотниках и нефтяных технологиях
Иван Протопопов (слева) и Данила ШапошниковФото Арсения Несходимова для Forbes
Иван Протопопов и Данила Шапошников из North Energy Ventures монетизируют научные разработки

В 2009 году стратегический консультант Иван Протопопов размышлял о своем будущем и смотрел, как станки типографии «Экстра-М», принадлежащей миллиардерам Алексею и Дмитрию Ананьевым, выплевывают свежие номера газет. Отрасль периодической печати после кризиса 2008 года упала на 40%, и слияния и поглощения, чем интересовался Протопопов, были полностью свернуты. И тогда он решил искать себе применение в других сферах. 

В итоге Протопопов со старым товарищем Андреем Кубониным из банка «Юникредит» создал небольшой инвестиционный бутик «Атом Партнерс». Одними из первых клиентов стали основатели компании «Фидесис», которые создали программное обеспечение по проверке прочности материалов. Они не знали, как превратить научный проект в бизнес, и «Атом» помог им с консультациями. «Тогда появилось Сколково, и пошла волна интереса к венчурным компаниям. Мы стали консультировать стартапы, готовить бизнес-планы, писали заявки в фонд Бортника на резидентство в Сколково», — рассказывает Протопопов. Тогда у партнеров появились деньги и на первые инвестиции. 

Одним из проектов стала компания Dashboard Systems, она предлагает облачное решение для организации работы советов директоров корпораций. «Когда мы инвестировали, фирма существовала лишь в презентации, мы называли ее «веселыми картинками», сейчас это продукт, которым пользуется Московская биржа, Альфа-банк», — вспоминает Протопопов. В 2015 году в компанию вложился фонд Buran Ventures, среди его инвесторов есть миллиардер, девелопер Борис Минц и компания «Ланит» Георгия Генса. Другим успешным проектом стала компания «Аэрогрин», разработчик нового типа ветроэнергетических установок, которые меньше зависят от скорости ветра и устойчиво работают при неблагоприятных погодных условиях. 

Продав доли в Dashboard и «Аэрогрин» инвесторам более поздних стадий, «Атом» заработал сотни процентов доходности. 

Когда в 2012 году Протопопов и Кубонин делали исследования российского венчурного рынка для РВК, они обратили внимание, что инвестициями на ранних стадиях (pre-seed-инвестирование) практически никто не занимается, особенно если компании не связаны с интернетом или mobile. Эта особенность отличала венчурный бизнес России от развитых стран. «Я понял, что если подойти к этому системно, то можно получить преимущество», — говорит Протопопов. На одной из венчурных конференций он пересекся со своим бывшим однокурсником Данилой Шапошниковым, также интересовавшимся pre-seed-инвестированием. 

Шапошников до этого развивал молодые компании в Международном фонде технологий и инвестиций. Например, компания «Пирохимика» разработала огнедышащую пластину чуть толще визитной карточки, а «Лаборатория АВК» — прибор, способный обнаружить взрывоопасные жидкости в закрытых емкостях. Этот прибор стал востребован полицией и службами безопасности аэропортов, и Шапошников с нуля увеличил выручку до $3 млн с географией в десяти странах мира. Позже он работал в фондах Foresight Ventures и Synergy VC. 

Шапошников познакомил Протопопова с американцем Дэниелом Колбертом, открытым для предложений в России. Колберт — доктор физической химии, занимается венчурными инвестициями более 20 лет. Он начал с того, что вместе с нобелевским лауреатом Ричардом Смолли основал компанию Carbon Nanotechnologies — пионера в производстве карбоновых нанотрубок (была продана корпорации Wisepower за $140 млн). Затем Колберт отвечал за технический анализ и развитие портфельных компаний фонда NGEN Partners, управлявшего $230 млн. В Россию Колберт приехал руководить фондом объемом €110 млн с фокусом на чистые технологии, он был учрежден Wermuth Asset Management и правительством Татарстана. «Знакомство с Дэном окончательно убедило меня в том, что нужно создавать фонд, и с его запуском я продал свою долю в «Атом Партнерс», — говорит Протопопов. 

Стратегию фонда три партнера разработали быстро. «Повышение эффективности в нефтегазовом секторе, энергосбережение, новые покрытия материалов — это уже большие рынки в России, но иногда они в разы отстают от развитых стран, — говорит Шапошников. — А разговоры о развале российской научной школы — это миф». По словам Протопопова, компания дает деньги на развитие реального бизнеса, а не гранты на научный проект — это возможность для ученых выйти на новый уровень. Инвестировать планировали не только в России, но и в Северной Америке и Скандинавии, и компанию назвали North Energy Ventures. Сначала партнеры привлекли около $20 млн от частных и институциональных инвесторов. Порог входа в фонд составил $100 000, комиссию партнеры не раскрывают. Кроме того, в 2015 году партнеры закрыли совместный с РВК фонд объемом $10 млн.

Первой проинвестированной компанией фонда стала AT Energy, которую Шапошников основал вместе с учеными Юрием Добровольским и Сергеем Нефедкиным из Черноголовки. 

Ученые разработали топливные водородные элементы для дронов, которые позволяют им летать в пять раз дольше, чем на литий-ионных аккумуляторах.

Объем рынка топливных элементов в 2014 году составил $2,6 млрд. «И этот рынок растет двухзначными темпами, он для нас основной, — говорит Шапошников, — кроме дронов эта технология может использоваться на вышках связи как источник резервного питания». 

Большой интерес к продукции компании проявляют российские военные, которые в 2014 году потратили на беспилотники почти $100 млн.

В конце 2015 года AT Energy привлекла второй раунд инвестиций и получила большой контракт (с кем именно, компания не раскрывает). По словам Шапошникова, с первого раунда стоимость компании увеличилась в 18 раз.

Но большинство инвестиций фонда сосредоточено в нефтяной отрасли. «Эти проекты экономят средства нефтяных компаний, их применение не связано с ценами на сырье», — говорит Протопопов. Среди вложений North Energy Ventures — компания RRT Global, позволяющая НПЗ экономить на производстве бензина. RRT работает с одним из крупнейших игроков, обслуживающих нефтяную отрасль, — KBR (торгуется на NYSE, крупный поставщик Минобороны США). 

North Energy также вложилась в компанию «Перфобур», разработанная ею технология радиального бурения позволяет увеличить добычу нефти и газа из старых скважин безопасным способом. Пилотные испытания технологии уже собирается проводить американская Shevron. 

«Башнефть», «Роснефть» и «Газпром нефть» пользуются еще одним проектом North Energy — программным обеспечением компании Geosteering, которое помогает с проектированием и управлением разрабатываемых месторождений. 

Инвестиций за рубежом фонд еще не делал. «Мы хотим соинвестировать в компании с профильными фондами и добавлять ценность за счет нашей активности в России, но такие сделки найти непросто», — говорит Протопопов. 

Когда ведешь бизнес совместно с учеными, приходится быть внутри проектов и добиваться выполнения сроков с положительным результатом. «Вы же знаете, для ученых отрицательный результат тоже результат», — улыбается Шапошников. 

Поделиться
0
0
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Рамблер/Новости
Forbes 08/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.