Нужен ли России слабый рубль?

фото Fotobank/Getty Images
Правильно ли поступает Центробанк, не ужесточая свою политику в ответ на ослабление рубля

Значительное ослабление рубля в прошлом году, сильно ускорившееся в январе, вызвало множество вопросов, самый важный из которых: каковы последствия ослабления курса рубля для российской экономики? Несет ли оно больше негативных или положительных моментов? Правильно ли поступает Банк России, не принимая, в отличие от центральных банков ряда других развивающихся стран, активных мер для противодействия ослаблению курса национальной валюты?

Основная причина ослабления рубля и ряда других валют – отсутствие или очевидное замедление роста в развивающихся странах на фоне ускорения развитых экономик. Россия здесь не исключение, замедление нашей экономики более чем вдвое трудно не заметить. Да, у России остается положительный текущий счет платежного баланса, но и он заметно сокращается. В 2014 году, по оценкам "Ренессанс Капитала", сальдо текущего счета платежного баланса сократится на $10 млрд до $23 млрд, притом что еще в 2012 году оно составило $72 млрд при сопоставимых уровнях цен на нефть.

В складывающейся ситуации ослабление национальной валюты является естественным следствием ухудшения макроэкономических показателей. Можно сказать, курс рубля «подстраивается» под меняющиеся внутренние и внешние условия. И тут важно понимать, чего в этом процессе больше – плюсов или минусов. Положительных последствий от ослабления валюты все же больше, чем негативных.



Во-первых, более слабый курс рубля в такой ситуации естественным образом оказывает поддержку росту экономики за счет прямого влияния на динамику внешнеторговых операций. Каким образом? Наиболее распространенный ответ – за счет повышения доходов экспортно-ориентированных отраслей, а также, в нашем случае, бюджета. Однако это слишком поверхностный взгляд. Более важным является то, что при ослаблении национальной валюты конкурентоспособность внутреннего производителя повышается за счет снижения издержек на труд внутри страны по сравнению с внешними рынками. То есть вместе с производителем более конкурентоспособным становится и работник, что при прочих равных обеспечивает более высокую занятость.

Мы уверены, что для простого человека потеря работы являются намного более болезненным событием, чем снижение покупательной способности его зарплаты.

Во-вторых, курс рубля в условиях жесткой денежно-кредитной политики Центрального банка, консервативной фискальной политики и по-прежнему сдерживающего влияния внешнего сектора является единственной макроэкономической переменной, способной оказывать стимулирующее воздействие на экономику. И хорошо, что это происходит естественным образом.

Отрицательные последствия, конечно, тоже есть. Прежде всего, это ускорение инфляции. Однако по оценкам "Ренессанс Капитала", со времен кризиса 2008–2009 годов эффект переноса изменения курса рубля на темп роста потребительских цен снизился более чем втрое – с 30% до чуть менее 10%. То есть сейчас при 10-процентном ослаблении рубля к валютам стран — основных торговых партнеров (что важно – не просто доллара США) инфляция ускоряется на 0,1%, что приемлемо.

Банк России ставит перед собой цель по снижению уровня инфляции в ближайшие три года до 4%. Ослабление валюты может несколько усложнить эту задачу, но его проинфляционный эффект не будет столь велик, чтобы в текущих условиях ожидать заметного ослабления инфляции. Кроме того, последствием может стать удорожание не только потребительского, но и инвестиционного импорта. Часто можно слышать призывы, что России нужен крепкий рубль, чтобы дешевле импортировать инвестиционные технологии из-за рубежа и наконец встать на путь инновационного развития. Конечно, это было бы хорошо, но… это размышления из серии «утром деньги – вечером стулья».

Поддерживая искусственным образом более крепкий относительно фундаментальных показателей рубль, ЦБ будет в первую очередь усложнять развитие внутренней обрабатывающей промышленности – за счет снижения конкурентоспособности ее товаров и поддержания более высоких издержек на труд. Выходит своего рода замкнутый круг.

Поэтому самый лучший способ поддержать процесс модернизации производства – работать над улучшением инвестиционного климата.

Это будет способствовать и модернизации производственных мощностей, и последующему увеличению темпов роста, и в конечном счете укреплению национальной валюты. А обратная логика, к сожалению, не работает.



Наконец, можно упомянуть о рисках от ослабления рубля с финансовой точки зрения. Безусловно, сохраняется проблема значительного внешнего долга, платежи по которому возрастают при ослаблении рубля. Однако эта проблема концентрируется в основном в корпоративном секторе, причем в значительной мере в отраслях, ориентированных на экспорт, где компании имеют не только валютные долги, но и валютную выручку, а значит, валютные активы. Банки сейчас имеют положительные чистые иностранные активы (то есть размещают на внешних рынках больше, чем привлекают), что существенно отличает ситуацию от той, что была в 2008 году, с точки зрения угрозы для финансовой стабильности. То же касается и домохозяйств: валютные депозиты физических лиц значительно превышают объем валютных кредитов, которые существенно сократились за последние годы.

Так правильно ли поступает Банк России, не ужесточая свою политику в ответ на ослабление рубля? Да. В целом, прошлый период довольно жесткого управления курсом (до 2008 года), когда национальной валюте не давали подстраиваться под изменение внешних условий и «охлаждать» положительный внешний шок, закончился достаточно печально – экономика набрала слишком много рисков, и в 2009 году Россия тяжелее всех переживала последствия кризиса – ВВП тогда упал на 7,9%. На том этапе были причины для выбора такой политики. Но сейчас мы можем позволить себе более свободный курс и, вероятно, стоит именно этим воспользоваться, чтобы не повторять предыдущих ошибок.

рейтинги forbes
Новости партнеров
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться