Колесные братья

Бараев Тимур Forbes Contributor
Автомобили во многом определяют стиль современных часов. Но и часы влияют на мир автомобилей.

Часы и машины считаются своеобразной визитной карточкой мужчины. Зная это, элитные бренды автомобильного и часового мира давно работают вместе. При этом часовщики во многом определили развитие автомобилестроения.

Вы задумывались, почему приборы в автомобиле устроены как часовые циферблаты? Гораздо логичнее и проще было бы создать их в виде градусников с линейной шкалой — особенно те, что измеряют температуру антифриза и масла. И ради соблюдения стиля такие же шкалы должны были бы иметь спидометр, тахометр и индикатор запаса топлива. Но все дело в том, что первые автомобильные приборы создавал знатный часовщик и гениальный инженер Эдмон Жежер, чьим именем называется один из величайших часовых брендов — Jaeger-LeCoultre. Жежера привлекало все новое. Сделав невиданные прежде крохотные механизмы для наручных часов Cartier Santos и Tank, он переключился на свежую забаву начала XX века — автомобили. Начал с разработки самых необходимых для того времени приборов — спидометра и градусника для радиатора водного охлаждения. А поскольку привык иметь дело с циферблатами, перенес их на экраны автоприборов. Компания, с которой он работал, сейчас называется Aston Martin. Так что современное сотрудничество Jaeger-LeCoultre и Aston Martin имеет давние корни. Швейцарцы выпускают для счастливых обладателей британских суперкаров часы с тактильным сапфировым стеклом, которое активирует хронограф или транспондер — этот последний наделяет часы еще и свойствами многофункционального ключа, включающего двигатель, блокировку дверей и даже противоугонное устройство.

IWC, Mercedes AMG и Formula 1

Вклад в автомобилестроение внесли и мастера компании IWC. В середине 1970-х на мануфактуру в Шаффхаузене приехал один из важнейших конструкторов и дизайнеров ХХ века Фердинанд Порше. Создатель танков и бронетранспортеров, мирового хита Volkswagen-«жук» и суперкара Porsche 911 обожал часы и давно мечтал попробовать свои силы на этом поприще. Порше обратился к IWC, поскольку их часы славились качеством, точностью и неубиваемостью. К тому же в то время это была единственная немецкоговорящая швейцарская часовая компания, и Порше мог общаться с мастерами на родном языке. Он попросил часовщиков помочь приручить титан. Легкость, прочность, невосприимчивость к электромагнитному полю, удивительная устойчивость к коррозии и почти полное отсутствие аллергических реакций на титан у человека давно привлекали Порше. Этот металл до сих пор очень трудоемок в обработке. А в то время в автопромышленности даже не существовало станков, способных с часовой точностью шлифовать титановые заготовки. Порше решил использовать титан в двигателях и деталях Porsche 911, а также в корпусе часов. В результате суперкар стал легче и еще быстрее, а в мире появились первые часы в титановом корпусе — хронограф IWC Porsche Design.

Часовщики из IWC помогли автоконструкторам создать и турбодизельные моторы. В таких двигателях сжатие топлива в несколько раз выше, чем в обычных, что требует от поршневых колец и цилиндров микронной точности. Таких станков у автомобилистов не было, и первое время эти детали производились в Шаффхаузене. Впрочем, до сих пор знаменитое ателье AMG при тюнинге «особых» автомобилей обращается к IWC с подобной просьбой.

Отношениям Mercedes и IWC уже больше десяти лет. Именно суперкарам Mercedes-AMG, официальным «автомобилям безопасности» «Формулы-1», и их гражданским версиям SLS AMG Coupe Black Series, способным разгоняться до 100 км/ч за 3,6 секунды, посвящена модель IWC Ingenieur Automatic AMG Black Series Ceramic с ударопрочным механизмом, способным выносить нагрузки до 5000G.

С прошлого года мануфактура IWC стала официальным партнером по техническим разработкам команды Mercedes AMG Petronas Formula One. В связи с этим часовая компания полностью обновила коллекцию Ingenieur, интерпретировав гоночную тему при помощи материалов, пришедших из автоспорта, — карбона, титана, керамики, каучука. Ян Лефорт, курирующий в IWC департамент партнерства и спонсорства, а ранее работавший в Formula 1, не понаслышке знаком с этой темой: «Свойства карбона делают его идеальным материалом для производства скоростных болидов: он в два раза прочнее и в пять раз легче стали». В IWC стали применять карбон для изготовления часовых корпусов. Корпус последней модели Ingenieur Carbon Performance Ceramic создан по образцу болида-монокока: он изготовлен из карбона, пропитанного эпоксидной смолой и обработанного затем при высокой температуре под давлением. Визуально карбоновые волокна придают циферблату пространственный объем. Для обода и заводной головки выбрана керамика, для винтов и ободка задней крышки — титан. Мануфактурный калибр, благодаря встроенной системе амортизации ударов, выдерживает экстремальное ускорение, перегрузки при торможении и сильную вибрацию.

Поклонникам «Формулы-1» Ян Лефорт обещает массу впечатлений в Сочи, где в октябре пройдет очередной этап самой известной автогонки планеты: «Мы постараемся показать клиентам, поклонникам и друзьям нашей марки этот захватывающий мир: не стану раскрывать секретов, но мы готовим особые мероприятия, а также встречи с гонщиками и инженерами, которые участвовали в создании болидов».

Breitling и Bentley

Пожалуй, авточасы выделились в самостоятельный класс, а часовщики начали активный поиск престижных партнеров в автомире после фурора, который произвели часы Breitling for Bentley на выставке в Базеле в 2003 году. Главным аттракционом на стенде Breitling стало самое быстрое на тот момент в мире серийное купе Bentley Continental GT. Его готовили почти 5 лет — столько же, сколько и часы. Маркетологи, дизайнеры, автоконструкторы и часовщики продумали все, чтобы часы и автомобиль имели как можно больше общего. Кнопки хронографа, счетчики и узоры на циферблате — в стиле приборной доски Bentley. Цвета циферблатов и ремешков идентичны палитре кузова. Новинка этого года — модель Breitling for Bentley GMT Light Body B04 в огромном 49-миллиметровом корпусе, который, однако, очень легок, так как сделан из титана. Это хронограф с центральной секундной стрелкой, совершающей оборот за 30 секунд. Есть также 30-минутный и 12-часовой счетчики. Запас хода более 70 часов. Индикатор второго часового пояса дополнен указателем мирового времени.

Rolex и Daytona

Хотя часовой гигант Rolex сейчас выступает официальным хронометристом «Формулы-1», в автоспорте компания прославилась прежде всего поддержкой гонки Rolex 24 At Daytona в американском городе Дейтона. Трасса там построена таким образом, что болиды могут проходить ее на максимальной скорости, не сбрасывая газ даже на поворотах. Это самая скоростная, продолжительная и сложная гонка, участники которой за сутки преодолевают более 4300 км. Благодаря ей в 1963 году появились одни из самых известных часов Rolex — Cosmograph Daytona с тремя счетчиками хронографа на циферблате. Обод с тахиметрической шкалой подходит для измерения скорости до 400 единиц в час, будь то километры или мили. Это удивительно простой, а потому надежный и прочный агрегат (у него почти на две трети меньше деталей, чем у хронографов других элитных компаний). Спираль баланса из сплава Parachrom не реагирует на электромагнитное поле, устойчива к термическим воздействиям и ударам.

В мае Rolex поразил новой разработкой, представив два бортовых прибора для сверхзвукового автомобиля Bloodhound SSC. Этот автомобиль попытается установить новый наземный рекорд скорости 1000 миль/ч (1609,34 км/ч) в Южной Африке в будущем году. Для британской «Гончей» Rolex создал аналоговый спидометр и хронограф, которые расположатся по обе стороны от руля.

Ferrari и другие

Огромную помощь в сохранении винтажных классических авто оказывает дом Chopard, спонсирующий гонки Mille Miglia и Grand Prix de Monaco Historique. Среди творческих тандемов добрых слов заслуживают Blancpain и Lamborghini, Bulgari и Maserati, Bell & Ross и Harley-Davidson. Сотрудничество Parmigiani и Bugatti началось с изумивших мир часов, циферблат которых располагался вертикально на торце корпуса у отметки «6 часов»: чтобы его увидеть, не нужно было снимать руку с руля. Привычное для циферблата место занял 5-уровневый механизм. Затем в Parmigiani разработали новый механизм с торцевым индикатором времени и запасом хода 10 дней — модели на его базе называются Parmigiani Bugatti Supersport.

Особняком держится Ferrari. Глава компании Лука ди Монтедземоло требует огромных средств при заключении контракта и чуть ли не всю прибыль от продажи часов. Поэтому Ferrari путешествует между часовыми брендами: Girard-Perregaux, Panerai, а теперь Hublot. И надо отметить, у Hublot получился более чем удачный результат: фантастического вида механические часы МР-05 Hublot LaFerrari имеют самый продолжительный в мире запас хода — 50 дней! Сложнейший корпус сделан из титана с PVD-покрытием, с углепластиковыми и сапфировыми вставками. Диски справа показывают часы и минуты, слева — запас хода. Запланировано 50 экземпляров наручных LaFerrari, которые стоят как настоящий Ferrari — €350 000.

Новости партнеров