Внимание, мотор!

Часовщики в поисках дополнительных источников энергии: репортаж с женевского салона SIHH-2016.

Поговорка о том, что даже остановившиеся часы дважды в день показывают точное время, указывает на две главные задачи этого прибора: точность показаний и бесперебойная работа механизма. И хотя по длительности и стабильности хода механические часы не могут тягаться с кварцем, тем не менее такие амбиции у часовщиков есть. На последнем женевском Салоне высокого часового искусства больше всего поражал развернувшийся поиск новых способов производства и сохранения энергии, необходимой для работы механических часов. При этом даже при наличии очень сложных механизмов циферблаты становятся более читаемыми и «интуитивно понятными».

Компания Cartier выпустила абсолютно новую мужскую коллекцию Drive de Cartier. Неожиданный для Cartier выбор подушкообразной формы корпуса вызвал бурные обсуждения. Большинство увидели в этом заявленный драйв и решительное обновление темы «автомобильных» часов, оценили сочетание формы корпуса с гильошированной отделкой циферблата. Справедливости ради отметим, что часы похожей формы образуют линейку Piaget Emperador Coussin, но у них совсем иной характер: традиционного вида циферблат там фактически отсутствует, и взгляду открывается работа механизма. Однако вернемся к Drive de Cartier: часть публики, привыкшая к тому, что компания в последние годы балует ее очень сложными и изобретательными часами, нашла внешний вид новой коллекции неожиданно простым, отметив, однако, оригинальную заводную головку в виде гайки с болтом. Коллекция Drive de Cartier состоит из трех моделей, созданных на основе собственных мануфактурных механизмов. Корпуса диаметром 40 мм выполнены из стали или розового золота.

Дом Jaeger-LeCoultre, напротив, обратился к своему историческому наследию. В честь 85-летия знаменитой коллекции Reverso с переворачивающимися корпусами мануфактура ее полностью обновила. Самой эффектной и сложной моделью стала Reverso Tribute Gyrotourbillon, обратная сторона которой с полностью открытым циферблатом не менее красива, чем лицевая. Впервые парящий гиротурбийон с двумя осями установлен во вращающийся корпус прямоугольной формы. Для этого все детали уменьшили примерно на треть, максимально облегчив вес и архитектуру механизма, что для категории Grand Complications большое достижение.

Мануфактура IWC Schaffhausen тоже обратилась к своей традиционной теме и предложила множество интересных новинок из серии Pilot’s Watch. Обновления циферблатов и механизмов коснулись всех коллекций направления: Big Pilot’s Watch, Top Gun, Spitfire, Mark XVIII. Пополнились и специальные серии, посвященные Антуану Сент-Экзюпери и его «Маленькому принцу», в одной из них вращающийся золотой ротор выполнен в виде планеты с фигуркой Маленького принца.

В коллекции Piaget привлек внимание концепт самозаводящихся часов Emperador Coussin XL 700P: здесь механическая энергия производится при помощи кварцевого генератора с частотой 32,768 Гц, который расположен внутри механического калибра. Часы с ультратонким механизмом устойчивы к воздействию магнитных полей и гравитации.

Если в модели Piaget электронное устройство помогает генерировать механическую энергию, то в часах Van Cleef & Arpels Midnight Nuit Lumineuse происходит почти обратное — механическое генерирование электричества. Некоторые материалы при механических воздействиях на них способны накапливать электрический заряд, и в Van Cleef & Arpels решили использовать этот эффект для впечатляющей подсветки циферблата — ведь часы haute horlogerie должны оставаться механическими. После длительного поиска подходящего материала остановились на тонких пластинах из пьезокерамики: при взведении рычажка на корпусе они начинают вибрировать и вырабатывать энергию, питающую шесть люминесцентных диодов. Диоды подсвечивают бриллианты на циферблате, которые образуют созвездие Единорога. Такая анимация длится около четырех секунд. Часы Midnight Nuit Lumineuse стали, пожалуй, самой завлекательной игрушкой на выставке.

И наконец, произвела фурор компания Parmigiani Fleurier, отмечающая в этом году 20-летие. В концепте Senfine («бесконечность») она представила удивительное решение проблемы запаса хода. Идея принадлежит инженеру Пьеру Женекану, который начал разработку прототипа, выйдя на пенсию. Женекан не был часовщиком и не знал, чего делать нельзя, — и поэтому придумал невозможное. Для увеличения запаса хода инженеры обычно увеличивают количество или емкость заводных барабанов, но это ухудшает стабильность хода и заставляет менять размер часов. При этом механика все равно не приближается к обычному кварцу, способному бесперебойно работать несколько лет. В Senfine же анкерный механизм и баланс регулятора заменены гибкой кремниевой конструкцией. Ограниченная амплитуда ее колебаний (16° вместо 320°) и отсутствие контакта с другими деталями снижает потери энергии из-за трения. Senfine способен работать 45 суток, причем компания обещает увеличить этот показатель. Поиски вечного двигателя продолжаются.

Новости партнеров