03.03.2007 00:00

У фьордов на крючке

Александр Кулиш Forbes Contributor
Даже если вам не повезет увидеть северное сияние, впечатлений от рыбалки в Норвегии хватит на год

Когда ты знаешь, что твой обед напрямую зависит от улова, — это все-таки отличный стимул. Я бы не взялся утверждать, что он лучше годового бонуса. Но тем не менее: ничего не поймал — оставайся голодным. Такой вот суровый морской закон. Не то чтобы неудачливых рыбаков на норвежской шхуне Maximus морили голодом, нет, для них на всякий случай заранее готовят кастрюлю наваристого рыбного супа. Но я-то этого не знал. И вызов воспринял буквально: хочешь есть — работай удочкой.

Мы вышли из живописного фьорда одного из четырех Вестероленских островов, что на севере Норвегии, рано утром. Яркое северное солнце только начало свой путь по пронзительно голубому небосклону, и мы с попутчиками отбрасывали длинные тени на палубу. Местные различают только два времени года — лето и зиму, которые сменяют друг друга без посредников. Лето прохладное, с температурой, редко превышающей 15°С. Зима теплая, смягченная атлантическим течением, с зеленой травой, ягодами и тающими к полудню опушками снега. Мое путешествие пришлось на конец сентября, когда температура колебалась от нуля до плюс пяти — и так должно было быть всю зиму примерно до мая, хотя в свете последних новостей не удивлюсь, если и тут потеплело.

На всякий случай на свою первую рыбалку я надел перчатки, теплые носки и целых два свитера, о чем в этот ослепительно ясный день уже начал жалеть. Солнце все разгоралось, и уже через полчаса морской прогулки на моем лице проявились веснушки, которых в Москве не бывает даже летом. Морской воздух пьянил и отрезвлял одновременно. Через десять минут я понял, что поверх свитеров пора застегивать куртку. Еще через десять я затянул все лямки на выданном мне оранжевом прорезиненном комбинезоне Helly Hansen. Больше застегивать было нечего, поэтому рука непроизвольно потянулась в карман в поисках фляжки виски из дьюти-фри. Глоток-другой делал картину мира более гармоничной и примирял с неизвестностью: кто знает, сколько еще плыть, чтобы найти рыбу? А если рыбы и вовсе не будет?

Слева по борту десятки чаек качаются на волнах рядом с какой-то шхуной — явный признак того, что рыбу здесь ловят сетью, а значит, и нам что-то может перепасть. Закидываем удочки. Глубина порядка ста метров, леску с блесной нужно отпустить до самого дна, чтобы приманка упала на твердь, а потом слегка отмотать назад и водить удочкой вверх-вниз. Если не клюнет, смотать и попробовать заново: судно дрейфует, и на одно и то же место приманка точно не упадет. Сматывать стометровую леску десятки раз в день — спорт, который не щадит новичков. Ночью я пожалел, что не взял с собой гель от растяжений: рука болела адски.

Рыбалка поначалу не задалась. Когда после пятнадцати минут махания удочками никто из моих товарищей ничего не поймал, стало ясно: рыбы здесь нет, нужно идти дальше.

На новом месте рыба набросилась на наши снасти как по команде. Леска туго натянулась, и нечто огромное попыталось вырвать удочку у меня из рук. Эта рыба была если не сильнее меня, то сильнее удочки. В конце концов моя первая рыба сорвалась. Жаль. Вторая не заставила себя ждать: небольшая, килограмма в полтора, зубатка. Потом из волн был извлечен пятикилограммовый менек — таким уловом уже можно хвастаться, фотографируясь на память. Подобную рыбину не так-то просто вытянуть на палубу: толщи воды делают ее тяжелее вдвойне, к тому же рыба сражается за жизнь и бьется на крючке — приходится еще и багром поддевать. Когда были выловлены треска и сайда, рыбалку пришлось прекратить: мы с товарищами поймали явно больше, чем могли съесть.

Для первого раза неплохо. Все получилось легко и красиво, и даже такой чайник», как я, не чувствовал себя отстающим в компании более опытных коллег. Обедали тут же, на корабле. Треску 15 минут томили в морской воде, не доводя до кипения, и это незамысловатое блюдо без гарнира показалось вкуснее изысков мишленовских поваров. Остатки улова сдали на берегу в гостиничный ресторан, оборудованный в как бы выброшенном на берег судне. Когда мы вышли из трактира поздно вечером, в небе уже зажглось северное сияние. И поверьте, выпитый аквавит был здесь ни при чем. Бесцветные полупрозрачные небесные формы меняли очертания прямо у нас над головами. Оторваться было невозможно, и я продолжил свое астрономическое наблюдение уже с балкона нашего коттеджа, стоящего прямо у кромки фьорда. Говорят, в декабре и январе солнце здесь не всходит вообще, а летом пару месяцев оно, наоборот, не заходит за горизонт. В общем, в какое время года и суток здесь ни окажешься, с балкона всегда отличный вид. Сами же коттеджи совсем спартанские, обитые вагонкой, зато теплые. Никакого люкса здесь нет, да и смотрелся бы он весьма нелепо в окружении рыбаков и чаек.

Там, на балконе, я понял, что в эти места можно приезжать, как в санаторий: днем рыбачить, вечером ходить в баню, а потом смотреть на звезды. Любому горожанину, знакомому с пробками и ненормированным рабочим днем, неделя такого времяпрепровождения пошла бы на пользу.

Материал подготовлен при поддержке туротдела Innovation Norway в Москве (www.visitnorway.ru), маркетингового бюро северной Норвегии Norland Reiseliv As и московского туроператора Rostravel (www.rostravel.ru, тел. +495 938 5109)

Новости партнеров