03.12.2007 00:00

Badrutt’s Palace

Старейший отель Санкт-Морица, открывший свету горные лыжи

Как и все горные курорты Европы, Санкт-Мориц еще каких-нибудь сто лет назад был деревней, куда летом приезжали измученные проклятым островным климатом англичане, а зимой не приезжал никто. В ту пору никому и в голову не приходило, что зимой, когда тут холодно и Энгадинская долина лежит под снегом, в Санкт-Морице можно отдыхать и веселиться. Горные лыжи казались тогда весьма варварским развлечением, а про поло на снегу можно было рассказывать только с улыбкой — как про женские шахматы.

Все изменилось в тот момент, когда некий господин Бадрутт, владелец Palace Hotel, лучшей гостиницы в Санкт-Морице, предложил компании британцев, своих постоянных клиентов, провести в горах рождественские каникулы. Если бы англичанам не понравилось, им бы даже не пришлось платить ни за дорогу, ни за постой — таков был джентльменский уговор Бадрутта с гостями. Джентльмены приехали, провели неделю, потом вторую, остались в результате на месяц и, конечно, заплатили за неожиданное счастье сполна. Изобретательный Бадрутт предложил гостям попробовать именно то развлечение, которое они считали варварским, то есть альпийские лыжи, и представители самой спортивной нации не могли устоять: встали и поехали. Так началась мода на горные лыжи и на зимний отдых.

С тех пор Санкт-Мориц из деревни небольшой превратился в деревню обширную, в нем понастроили роскошных гостиниц, но Palace Hotel господина Бадрутта остается главной местной достопримечательностью. Кроме гор, конечно.

Лучшие здешние горные трассы проложены на склонах, называемых Корвильей. Здесь 23 подъемника, 100 км спусков разных категорий сложности, включая учебные трассы, 14 ресторанов и лучшие, самые захватывающие на свете виды. Правда, в отличие от французского Куршевеля, где можно начать спуск по трассе прямо от входа в отель, в Санкт-Морице до склонов еще надо добраться — пройти с лыжами минут пять по городку, сесть в вагончик «поезда», подняться до основной зоны катания, а там уже выбирать: лезть ли выше, уже на подъемнике, или бросаться с горы немедленно. Или вообще никуда не ехать, а сразу садиться на террасу ресторана и принимать солнечные ванны, совмещая это занятие с приемом шампанского внутрь.

Рестораны, кстати, тут есть примечательные. В заведениях Mathis, Chesa Chantarella, Chesa Veglia, в Nobu, открытом в Palace Hotel, в мишленовском фаворите Johri’s Talvo столы на ужин надо заказывать заранее: ртов теперь много, и фуа-гра с черной треской на всех сразу не хватает. Впрочем, главное блюдо тут даже не фуа-гра, а нечто из большого количества трюфелей под названием Souvaroff. Князь Суворов, как известно, побывал в Санкт-Морице с ознакомительным визитом еще в XVIII веке — он весьма лихо тогда перешел через перевал Сен-Готард со своей армией — и навеки остался в анналах энгадинской гастрономии под именем Souvaroff. Почему искаженное имя генералиссимуса послужило названием именно для блюда из трюфелей — загадка, но лучшей памяти о себе Светлейший князь точно не мог здесь оставить.

Кстати, Александра Васильевича Суворова можно по праву считать и первым русским горнолыжником, и первым альпийским стрелком, и вообще первым русским, оказавшимся на склонах Корвильи. В ознаменование этого достижения на перевале Сен-Готард даже установлен памятник.

Международного тут вообще много. Возьмите хоть языки, на которых говорят в долине. Ну, во-первых, на немецком, что для Швейцарии вполне нормально. Во-вторых, на итальянском — ведь сразу за Сен-Готардом начинается итальянская Швейцария. В-третьих, на старороманском, на котором в Швейцарии говорят потомки римских легионеров, застрявших в горах.

Магазины здесь на каждом шагу. Выходишь из Palace Hotel и видишь: направо — Loro Piana, налево — Prada, напротив — Louis Vuitton и далее по списку Третьяковского проезда и Столешникова переулка. В этом, опять-таки, отличие Санкт-Морица от Куршевеля. Здесь ощущение небольшого, но города — с тротуарами, магазинами, барами, а в Куршевеле — ощущение горнолыжной трассы, где не кататься нельзя.

В Санкт-Морице — очень даже можно, тем более что половина клиентов Badrutt’s Palace, равно как и всех других местных гостиниц (Kempinski, Kulm, Carlton), на горные лыжи не встают. Правда, некоторые из них встают на лыжи беговые (в Санкт-Морице даже проводится знаменитый лыжный марафон) или на коньки (в Palace Hotel есть свой каток), некоторые садятся в бобслейный болид (в Санкт-Морице самая старая в Европе трасса бобслея), а иные так и вовсе — в седло и на лед озера, играть в поло. Там же, на льду, некоторые оригиналы играют в зимний гольф.

И все-таки не поло на льду, не гольф, не бобслей, не коньки и даже не горные лыжи и не шопинг — главный спорт в Санкт-Морице.

Главное спортивное состязание — первенство по крутости. Кому удалось посадить свой Boeing Business Jet в местном аэропорту, кому отдали Tower Suite в Badrutt’s Palace Hotel, кто пригнал Rolls-Royce с московскими номерами, кто сумел устроить самую шумную вечеринку — тот и выиграл.

Вполне олимпийский вид спорта для города, где зимняя Олимпиада когда-то очень давно уже проводилась.

Новости партнеров