Культурный треугольник | Forbes.ru
$59.34
69.75
ММВБ2134.96
BRENT62.48
RTS1133.70
GOLD1291.55

Культурный треугольник

читайте также
+62 просмотров за суткиСигналы от ОПЕК+, налоговая реформа Трампа и облигации банков. Что важно знать инвестору на этой неделе +1201 просмотров за суткиОпасная зона: 10 признаков необходимости сменить работу +6 просмотров за суткиКлиентский опыт стал для бизнеса основным конкурентным преимуществом +515 просмотров за суткиПодробный анализ. Догонит ли владелец «Гемотеста» бессменного лидера рынка +1171 просмотров за суткиУзник пармезана: смогут ли российские сыровары сделать сыр как в Италии +1055 просмотров за суткиИнженер и эстет. Как Чубайс и Авен спорили о либеральных ценностях +1354 просмотров за суткиКредит реформам Горбачева. Почему американские банки боялись финансировать СССР +1913 просмотров за суткиТри задачи. Шансы на возвращение «тучных» лет остаются призрачными +3218 просмотров за суткиПчелка на миллиард: как Уитни Вульф Херд создала конкурента Tinder +1577 просмотров за суткиИстинная история самого знаменитого в мире бриллианта. Книги ноября +1743 просмотров за суткиСцена или гардероб: как люди с аутизмом работают в сфере культуры +10203 просмотров за суткиЭкономика чистой воды: как сделать деньги из воздуха +4628 просмотров за суткиТайны подземелья. Интересные факты о метрополитенах мира +2806 просмотров за суткиПушистая лихорадка: 10 меховых аксессуаров +3142 просмотров за суткиПодборка статей нашего первого главреда Пола Хлебникова +6026 просмотров за суткиАлександр Солженицын — Полу Хлебникову: «Им даже в голову не приходит покаяться» +4521 просмотров за суткиПодозреваемый в убийстве первого главреда российского Forbes Пола Хлебникова задержан в Киеве +2476 просмотров за суткиForbes рекомендует. Все самое важное и интересное за неделю +4215 просмотров за суткиBoston Dynamics научила своего робота прыгать и делать сальто назад +18902 просмотров за суткиШедевры миллиардера Рыболовлева. Forbes посчитал, сколько он потерял на произведениях искусства +553 просмотров за суткиКто и когда доказал, что Сахалин — остров
03.06.2009 00:00

Культурный треугольник

Артемий Троицкий и Егор Апполонов встретились с Фархадом Ахмедовым и поговорили с ним о деньгах, искусстве, музыке и путешествиях

Троицкий: Добрый день, Фархад. Вы из тех людей, которые неоднократно и очень резко меняли свою судьбу. Вообще, это редко бывает, по-моему. И в результате стали человеком трех культур. Вы этнический азербайджанец — родились в Баку, чай вот пьете по-азербайджански. Сформировались как предприниматель во время вашего пребывания в Англии, где окончили школу бизнеса. А живете в России. Что для вас представляет особую ценность в каждой из сторон этого трехнационального треугольника?

Ахмедов: Азербайджан — это рождение, Россия — становление, Англия — развитие. Я думаю на английском, хотя больше учился сначала в Советском Союзе, потом в России. Вне России я не представляю своей жизни, потому что здесь мои друзья, мое поколение. Ну и еще потому, что русские девушки — самые красивые в мире и самые лучшие жены. Такие, как моя жена. А в Англии — мое гнездо, моя семья. Там родились мои дети.

Троицкий: Азербайджан мусульманская страна, Британия — протестантская, Россия — православная. Как в вас все это уживается?

Ахмедов: Смешение трех культур дает мне душевную и духовную гармонию. К тому же каждая открывает во мне что-то новое. Восток научил меня спокойствию. В те моменты, когда я должен закипать, я сохраняю внутреннее равновесие. Русская культура также открыла во мне новые грани: в Азербайджане я никогда не охотился, водку не пил, матом не ругался.

Апполонов: Неужели в этом только и состоит русская культура?

Ахмедов: Да нет конечно! Просто шутка... Культура России — одна из самых богатых и многогранных. Русская литература, музыка, живопись облагораживают и вдохновляют каждого человека, который с ними соприкасается.

Троицкий: А что вам дала Великобритания?

Ахмедов: Очень многое. Я знаю английское право, и мне очень интересно его применение в нашем законодательстве. Кроме того, в Англии находятся самые лучшие произведения искусства. Например, азербайджанские ковры каким-то загадочным образом в начале прошлого века оказались именно в Соединенном Королевстве…

Троицкий: Храните ли вы верность азербайджанским корням, если говорить о культуре, музыке и искусстве?

Ахмедов: Музыку я слушаю с детства. У нас дома был старый советский транзистор…

Троицкий: Наверное, он воспроизводил мугам?

Ахмедов: Мугам — наша национальная реликвия, эта музыка «течет» у меня в крови. А вообще, я тогда Beatles увлекался… Когда они прославились?

Троицкий: В 1963-м.

Ахмедов: В 1968-м году, когда мне было 13 лет, я знал Yesterday наизусть и знал, что уеду в Англию. Beatles произвели революцию в моем сознании. Английского я не знал, но очень хотел понимать, о чем поют. В итоге за шесть месяцев самостоятельно выучил язык. Купил книги, кассеты, магнитофон. Полгода сидел безвылазно на даче. Каждый день изучал по пять новых слов. Потом по десять, потом по двадцать. Потом заговорил.

Апполонов: Как вам кажется, каждый вот так может за полгода выучить или нужен врожденный талант?

Ахмедов: Все от человека зависит. От настроя и внутренней мотивации. Все цели, которые я перед собой ставил, — я их добивался и добиваюсь.

Апполонов: В чем же ваша формула успеха?

Ахмедов: Рецепта нет. Это не тиражируется и не одалживается. Нужен спектр качеств: устойчивость, сфокусированность, мастерство, терпение, целеустремленность. Самое главное, понять, что невыполнимых задач нет. И еще, что желаемое можно получить, лишь прилагая усилия. Расслабленность — это пассивность и это удел слабых. Я работаю 24 часа в сутки. Даже во сне. Часто переворачиваю подушку, потому что от бурлящих в голове мыслей температура становится невыносимой.

Апполонов: Когда же в таком случае вы отдыхаете?

Ахмедов: На охоте. Там я забываю обо всем… Человек ушел от природы: урбанизация, промышленность, пробки, интернет — все это выматывает. С охоты я возвращаюсь абсолютно заряженным.

Троицкий: А нельзя ли было найти какое-то более гуманное, что ли, занятие?

Ахмедов: Я никогда не убиваю четвероногих, только птиц. И только по лицензии. А вообще, я помогаю природе: часто случается так, что селезней больше, чем уток. Если не элиминировать лишнее, воспроизводство остановится.

Троицкий: Охотитесь только на самцов?

Ахмедов: Так оно и есть.

Троицкий: Это все, конечно, здорово — спать в полях или в шалаше и ходить в больших сапогах по болотам. Не то что в Москве в пробке стоять. Но вот если бы я поехал на охоту, я бы взял с собой хорошую камеру и снимал бы всех этих красавцев на пленку.

Ахмедов: По натуре мы хищники. Все люди. Если не ты, то тебя.

Троицкий: Из этого можно сделать немного рискованный вывод, что все предприниматели по своей натуре — хищники.

Ахмедов: Так и есть. Это держит баланс в природе, в обществе, в народе, в промышленности, финансах, бизнесе. И так далее, и так далее.

Апполонов: А друзья у вас есть?

Ахмедов: В бизнесе друзей быть не может в принципе. В детстве моей любимой книгой был «Морской волк» Джека Лондона. Я тоже одинокий волк. Бизнес-партнеров у меня никогда не было. Друзья вне бизнеса, конечно, есть.

Апполонов: Путешествуете много?

Ахмедов: Да. Сейчас много езжу по Азербайджану. Я в какой-то момент понял, что объездил весь мир, а свою родину не знаю, и решил восполнить пробелы. Общаюсь с людьми, постоянно нахожу что-то новое: в искусстве, архитектуре, истории, одежде, кулинарии.

Апполонов: Вы гурман?

Ахмедов: Безусловно.

Троицкий: Хорошо готовите?

Ахмедов: Неплохо — друзьям нравится. Больше всего люблю готовить спагетти. Из путешествий привожу новые рецепты.

Троицкий: Вы для своих детей авторитет?

Ахмедов: Они самостоятельные. А если они видят, что я совершил какую-то ошибку, — обязательно скажут об этом. У них нет угодничества.

Троицкий: Ну это же английский менталитет, ничего не сделаешь.

Ахмедов: Плюс гены.

Троицкий: Наверняка. А путешествуете с ними по России или Азербайджану?

Ахмедов: Всё собираемся поехать в Уренгой, в Сибирь. Но у мальчиков очень мало свободного времени. Постоянная учеба, спорт. Один участвует в соревнованиях по регби, второй — по футболу, плаванию и шахматам.

Троицкий: Вы бы пошли на то, чтобы предложить своим сыновьям приехать в Москву и работать вместе с вами?

Ахмедов: Вы знаете, пусть они сами выбирают, где им работать и кем им быть. Ни в коем случае я не хочу, чтобы они были продолжателями моего дела. Мой старший сын занимается бизнесом, хотя ему 15 лет. Со своим другом они организовали компанию и по воскресеньям делают музыкальное сопровождение к шоу фейерверков. Это приносит 100–150 фунтов на двоих, но развивает предпринимательский дух, и мне это нравится. Кем он будет, тем будет. Я создаю атмосферу для своих детей, среду для выбора. Но сам выбор они должны сделать сами…

Троицкий: Они ведь наверняка делают это не только ради денег, но и ради удовольствия. Все-таки играть музыку, да еще под фейерверк, — это же кайф.

Ахмедов: Я бы сам с удовольствием занимался музыкой, а не трубами, скважинами, транспортировкой.

Апполонов: А вы вообще счастливый человек?

Ахмедов: Однозначно.

Апполонов: Будете сожалеть, если вдруг все потеряете?

Ахмедов: Я не думал об этом. И не считаю, что могу все потерять. Отец все время мне говорил: ты никогда не должен измениться, вне зависимости, есть деньги или нет.

Троицкий: А как ваши сыновья относятся к России, бывают ли они в Азербайджане?

Ахмедов: Старший сын Тимур внимательно следит за событиями в России и в Азербайджане. Он даже иногда лучше меня знает, что у нас тут происходит. Тимур вообще очень усидчивый — может часами сидеть, анализируя что-то. Иногда говорит мне по поводу того или иного закона или моего сенаторства: «Папа, не так должно быть». Или: «Папа, хватит уже, пятый год пошел, заканчивай, приезжай обратно». И ставит меня перед дилеммой: ведь устами ребенка глаголет истина. Поэтому иногда возникает желание все бросить и уехать. Заниматься детьми, играть в гольф.

Троицкий: И что же вас тут держит?

Ахмедов: В 2004 году я занялся политикой, чтобы понять, как в действительности работает система — наши правоохранительные органы, исполнительная и судебная власть. Я верю, что на что-то способен. Как бы нас ни называли — олигархами, крупными промышленниками, жирными котами… Эти люди являются локомотивом экономики, и все было бы иначе, если бы их не ставили перед выбором: собственность или свобода. В Советском Союзе было частично то же самое: людям не давали возможности самореализоваться, поэтому они уезжали в Израиль или через Израиль в Америку. То же самое сейчас. Происходит вымывание мозгов, вымывание интеллекта, размывание кадров. Помните, как уезжали в 1970–1980-е годы?

Троицкий: Ваш отец был репрессирован, причем максимально жестоко: в 1969 году он был расстрелян в Азербайджане. Существуют две версии этого события. Первая, что он подвергся репрессиям за критику партийного руководства, вторая — что он занимался незаконной в то время в СССР предпринимательской деятельностью. Что верно — первое, второе или и то, и другое?

Ахмедов: Хищения не было, это был заказ, стремление властей подавлять всякий предпринимательский бунт, тем более что отец за словом в карман не лез. Поэтому реакция властей была предельно агрессивной по отношению не только к нему, но и к моим братьям, состоявшим в ЦК. Они были исключены из партии и так далее, и так далее. Почему с моими братьями так поступили? Что сеешь, то пожинаешь.

Апполонов: Не возникало мыслей о восстановлении справедливости?

Ахмедов: Я человек не мстительный, я это пережил.

Троицкий: Вы хорошо помните отца?

Ахмедов: Да, очень хорошо. Я прожил рядом с ним 15 лет. Он был властный человек. Ему невозможно было смотреть в глаза. Он был светлоглазый, высокий — ростом под два метра. Сильный, мужественный, волевой человек. Многие качества во мне появились благодаря ему. Я всегда говорил, что 70% воспитания детей — это гены. Остальное делится между средой и приобретенным, образованием.

Апполонов: Вы сентиментальный человек?

Ахмедов: Я эмоционален. Но эти эмоции сдерживаю. А вообще я оптимист. Не думаю негативно, плохо не говорю о людях, о природе, воспринимаю все позитивно.

Троицкий: И напоследок о трубах с одной стороны и музыке с другой. Хочу спросить: нефть и газ можно полюбить?

Ахмедов: Знаете, нефть и газ нельзя любить физически, но материально — это единственное, на чем держатся ножки России на сегодняшний день. Без своих ножек Россия не устоит. Не любить то, на чем ты стоишь, — невозможно.

 

Биография

Фархад Ахмедов родился в 1955 году в Баку. Окончил Московскую ветеринарную академию. В 1986-м переселился в Великобританию и занялся нефтетрейдерским бизнесом. В 1994 году возглавил газодобывающую компанию «Нортгаз», соучредителем которой стал «Газпром». В 1999 году, проведя несколько допэмиссий, Ахмедов размыл долю «Газпрома» в «Нортгазе». Последовали судебные разбирательства, в результате чего Ахмедов остался владельцем 49% «Нортгаза», а контрольный пакет достался «Газпрому». До нынешнего года входил в «Золотую сотню» русского Forbes, состояние в 2008-м — $1,4 млрд. Сенатор от Ненецкого АО. Ахмедов женат, у него три сына и внук.

 

 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться