03.03.2010 00:00

Встреча под часами

Женевский салон выявил несколько главных тенденций года: возвращение к классическому дизайну, новые материалы и собственные механизмы, борьба с магнитным полем земли

Зимний часовой салон SIHH в Женеве начинает часовой год, как елка в Кремле — год календарный. Под этой елкой специалисты (на SIHH посторонним вход воспрещен) находят тенденции нового года, которые прорастут в часовых бутиках не раньше весны.

Тенденции эти обильно поливают шампанским — в короткие промежутки между показами. Пропустить нельзя ни один. Хотя Женевский салон и меньше своего соперника в Базеле, он ничуть не менее важен. Две тысячи марок насчитали в Базеле в прошлом году. Зато рядом с великими — Breguet, Rolex, Patek Philippe — море малодостойной мелочи. В Женеве выставляются только 19 марок. Но это сливочный крем вроде Cartier, Vacheron Constantin, Jaeger-LeCoultre, IWC, Girard-Perregaux, Piaget, Audemars Piguet, Van Cleef & Arpels.

В этот раз на SIHH стало гораздо больше часовой классики. В периоды сомнений люди предпочитают знакомые вещи и известные марки. Например, ультратонкие классические модели. Салон напомнил о том, что сверхтонкие механические часы сделать потруднее, чем обвешать очередные «котлы» готовыми турбийонами. 250-летняя мануфактура Vacheron Constantin блеснула новыми вариантами своих знаменитых моделей extra-plat середины прошлого века. Круглые и квадратные. Тонкая оправа, желтое золото, две стрелки — но трудно представить более модные вещицы. Столь же известна линия Altiplano, созданная Piaget ровно пятьдесят лет назад. Bыпуском юбилейной серии мануфактура отметила юбилей знаменитого автоматического механизма, самого тонкого в ХХ веке.

Классические вещи показали Baume & Mercier, а самая немецкая из швейцарских мануфактур, IWC, выложила все варианты своей серии Portuguese (которую многие числят среди честнейших часов ХХ века). Это круглые модели — от самых традиционных до самых сложных — с образцовым сочетанием эстетических и технических качеств.

Потому что классическая форма не отрицает технического новаторства. Гордые и чопорные немцы, изобретатели из славной саксонской Lange & Sohne, которые знать не хотели других материалов кроме золота и платины, и те выплавили для своей юбилейной серии специальное «медовое» золото вдвое прочнее обычного. Итальянцы из Panerai показали классическую модель Radiomir из нового материала, названного композитом Panerai. Часы знакомой формы получили легкий в обработке алюминиевый корпус, закаленный особым образом до алмазной прочности керамики. Великие часовщики и выдумщики из Jaeger-LeCoultre довели до совершенства свой Extreme Lab, хронометр, не требующий обслуживания и смазки. Уже первый Lab, показанный три года назад, был чудом, второй стал чудом вдвойне. И чтобы показать, что перед нами не кабинетная разработка, часовщики послали свои часы на штурм Гималаев на руке известного швейцарского альпиниста Стефана Шафтера.

В ювелирных часах теперь гораздо больше игры. Просто облепить модель бриллиантами — это уже не поражает воображение. Лучше применить сложную рукодельную технику — лаки, эмали, маркетри. Или прибегнуть к помощи знаменитых механиков, способных создать на циферблате настоящий театр вроде того, что разыгрывают «поэтические усложнения» Van Cleef & Arpels. Где летают бабочки, машут ножками балеринки, а влюбленные идут навстречу друг другу по парижскому мосту.

Вот только короли ювелиров и ювелиры королей Cartier спутали все карты. Французский гигант, веками гордившийся тем, что он ювелир, а не механик, построил новую мануфактуру в Шо-де-Фон. И стал не просто выпускать отличные механические часы вроде показанной в Женеве серии Calibre, но и разрабатывать авангардные механизмы, такие как концептуальный ID_One, сделанный, правда, не на продажу, а так, чтобы все знали. Часы традиционны, как все вещи старинной марки: и корпус, и начертание цифр, и обработка циферблата. Вместе с тем у него совершенно новый принцип работы: механизм собран из нескольких моноблоков и не требует регулировки. Это заставляет ждать от Cartier новых сюрпризов — не только стилевых, но и технических.

Новые материалы

A. Lange & Sohne / 165 Years — Homage to F. A. Lange, Lange 1 Tourbillon

Отличие юбилейной коллекции — корпуса из «медового» золота. Оно не только очень красивого цвета: изобретенный компанией 18-каратный сплав с мельхиором вдвое тверже обычного золота, а значит, более устойчив к царапинам и вмятинам. Функция остановки секундной стрелки — ноу-хау для установления времени с точностью до секунды в часах с турбийоном, работу которого остановить невозможно.

Girard-Perregaux / 1966 Small Second Palladium

Палладий — металл платиновой группы. Встречается в природе в 20 раз реже золота, гораздо тверже его и меньше поддается внешним повреждениям. Не требует родиевого покрытия и не тускнеет со временем. Это делает его идеальным материалом для элегантных часов с вневременным характером. Строгий дизайн, чистота линий, легкий для восприятия циферблат. Дата, маленькая секундная стрелка, диаметр корпуса 38 мм.

Panerai / Radiomir Composite Marina Militare 8 Giorni — 47 mm

Корпус традиционной для марки формы сделан из инновационного материала, зарегистрированного под названием Radiomir Composite. Это результат электрохимического процесса «керамизации» алюминия. Получившийся композит тверже, но легче керамики и металлов. Подобная технология до сих пор применялась при создании материалов для авиапромышленности, а также авто- и мотогонок.

Тонкость и простота

Piaget / Altiplano 43 мм калибр 1208P

Мануфактура установила сразу два мировых рекорда в категории часов с автоматическим механизмом: самый тонкий механизм (2,35 мм) и самые тонкие часы (5,25 мм). На основе калибра 1208P в этом году выпускается одна из культовых моделей Piaget — Altiplano, впервые появившаяся полвека назад. Новая модель не воспринимается как ретро: это отличные современные классические часы с основными функциями — часы, минуты, секунды.

Vacheron Constantin / Historique Ultra-fine 1955 и 1968

Круглая модель Historique Ultra-fine 1955 — самый тонкий в мире механизм с ручным подзаводом (1,64 мм). Золотой корпус толщиной 4,1 мм. Квадратная Historique Ultra-fine 1968 — ультратонкий калибр с автоматическим подзаводом (дополнительная деталь — ротор). Часовой дом традиционно питает страсть к тонкому часовому делу, и коллекция вдохновлена его наследием: каждая из моделей оснащена историческим калибром с новым дизайном.

Baume & Mercier / Classima Executives XL Dual Time Chronograph

Компания сознательно сохраняет верность принципу «ничего лишнего». Чистые линии, классический дизайн, минимум сложных функций. В этом хронографе необычна лишь одна деталь: для второго часового пояса на циферблате не 12, а 24 цифры. Есть 30-минутный и 12-часовой счетчики. Корпус из стали, диаметр 42 мм. Часы для современного жителя мегаполиса, ценящего традиции часового искусства.

Часовые усложнения

IWC / Portuguese Tourbillon Mystere Retrograde

Компания отмечает 70-летие коллекции Portuguese: именно в ней сегодня представлена большая часть сложных функций, созданных IWC. В механизм этой модели впервые дополнительно интегрирован ретроградный указатель даты. Функция flyback осуществляет автоматическое обнуление даты в конце календарного месяца. Роль секундного счетчика выполняет каретка минутного турбийона. Версия из платины.

Vacheron Constantin / Collection Excellence Platine, Patrimony Traditionnelle Calibre 2253

Лидер среди часов с наивысшими усложнениями на этой выставке. Турбийон, вечный календарь, уравнение времени, индикатор восхода и заката (устанавливается по координатам местонахождения, выбранного заказчиком). Рекордный запас хода — 14 дней, индикатор на задней панели. Платина, диаметр корпуса 43 мм. Ремешок из кожи аллигатора, прошитый вручную платиновой нитью. Ограниченная серия из 10 экземпляров.

Greubel Forsey / Tourbillon 24 Secondes Platinum

Каретка турбийона, установленная под наклоном, делает оборот за 24 секунды (вместо обычных 60). Для такой высокой скорости вращения вес мобильных компонентов сведен к минимуму: система турбийона весит всего 0,39 г. Легкие сплавы — авионал и титан, которые используются в авиакосмической промышленности. Часы имеют характерную для марки асимметричную форму корпуса. Вариант в платине, циферблат из черного золота.

Исследования технологий

Roger Dubuis / Easydiver

Молодая марка, рассчитанная на «настоящих мужчин», отличается вниманием к передовым технологиям, оригинальностью дизайна и совершенством механизма. Часы, минуты, хронограф с колонным колесом и 45-минутный «дайверский» таймер. Знак качества Poincon de Geneve. Стальной корпус, вставки из черного и оранжевого каучука, циферблат декорирован серебристыми лучами, крупной цифрой 12 и буквами на отметке 6 часов.

Jaeger-LeCoultre / Master Compressor Extreme LAB 2

Хронограф с функцией GMT для использования в экстремальных условиях. Кнопки можно нажимать даже в перчатках. Найдено решение главной проблемы всех часовщиков — влияние магнитных полей на точность хода: корпус изготовлен из сплава титана с ванадием, детали механизма — из кремния. Последние к тому же не требуют смазки, у них низкий уровень трения, высокая легкость. Антимагнитные, противоударные и водостойкие часы для исследователей границ мира.

Audemars Piguet / Royal Oak Offshore Grand Prix

Создателей часов и автомобилей сближает страсть к дизайну и экспериментам в механике. Основным материалом новых хронографов неслучайно выбран карбон. Его обработка при высокой температуре приводит к тому, что массивная модель в карбоновой версии весит всего лишь 120 г. Вариант корпуса из розового золота привлекает контрастом благородного металла с карбоном, титаном и мерцающей черной керамикой.

Механика футуризма

MB&F / HM No2-SV (Sapphire Vision)

Horological Maсhine №2 в прозрачном корпусе из сапфирового стекла, уступающего по твердости только алмазу, но требующего такой же ювелирной точности в работе. Одно неверное движение — и труд нескольких месяцев испорчен. Правый циферблат с прыгающим часом и минутной стрелкой. Левый — ретроградный указатель даты и индикатор фаз Луны. Часы XXI века с качеством ручной отделки в лучших традициях часового мастерства.

Richard Mille / RM 022 Tourbillon «Aerodyne» Dual Time zone

Новый сплав на основе титана, алюминия, ниобия и углеродного нановолокна разработан НАСА как материал для крыльев сверхзвукового самолета. Указатель второй часовой зоны сложен в техническом исполнении, но прост в использовании. Внутри механизма вращается прозрачный диск. Обозначение часа появляется возле отметки 3 часа. Вторая часовая зона — на 9 часах. В центре этой аэродинамической структуры — турбийон.

Urwerk / UR-203

Вращающийся по кругу модуль. Кубик сателлита обозначает час, из него выдвигается телескопическая стрелка и скользит вдоль дугообразной минутной шкалы. Усложнение из немагнитного сплава ARCAP сделало модель на 65% легче предыдущей. Корпус — черная платина. Модель — «немного машина»: указатель «смена масла» информирует о необходимости технического обслуживания после трех лет работы, «одометр» отсчитывает количество лет хода (всего 150!).

Собственные механизмы

Parmigiani / La Bugatti Atalante

Новая коллекция спортивных часов, первый автоматический хронограф с функцией fly-back полностью собственного производства. Точность — до 1/4 секунды. Диск даты, счетчик на 30 минут, малая секундная стрелка, два тахометра: для измерения скорости быстро и медленно движущихся объектов. Кнопки хронографа — с левой стороны корпуса для удобства использования в движении. «Автомобильно-радиаторный» дизайн циферблата. Montblanc /

Villeret 1858, Metamorphosis

Инновационный способ трансформации модели. Метаморфоза впечатляюще быстрая, как смена декораций в театре. На циферблате с римскими цифрами — время и дата. При смещении вниз рычажка на левой стороне корпуса крылья в верхней и нижней половинах циферблата расходятся влево и вправо: перед нами хронограф с арабскими цифрами. Красная гамма подчеркивает его спортивный характер. Абсолютно новая микромеханика.

Cartier / Rotonde de Cartier Astrotourbillon

Эффектное зрелище: каретка турбийона не только вращается, но и движется по циферблату как по орбите, совершая круг за минуту. Турбийон закреплен между двумя уровнями циферблата, выстроенного наподобие башни. Среди других важных новинок марки — первый собственный автоматический механизм Calibre de Cartier, парящий турбийон-скелетон и уже упоминавшийся концепт ID_One в виде традиционного Ballon Bleu.

Новости партнеров