Дерево жизней | Forbes.ru
$59.24
69.88
ММВБ2125.72
BRENT63.39
RTS1130.48
GOLD1251.13

Дерево жизней

читайте также
Война в ретейле. Миллионер Костыгин пригрозил партнеру по «Юлмарту» банкротством Мышление ларечника: почему нужно выходить на зарубежные рынки Миллиардер Рональд Перельман рассказал, как обогнать конкурентов Битва на Пресне: экс-глава ВЭБа судится с Олегом Дерипаской из-за Трехгорной мануфактуры Путин заявил о выводе российских войск из Сирии Код столетия: эволюция дресс-кода деловой женщины. 1975–2017 годы Зажгли звезды: 17 ресторанов Бангкока вошли в гид Michelin Структура «Ростеха» оспаривает в суде санкции ЕС из-за крымских турбин Криптовалютная лихорадка. Фьючерсы на биткоин взлетели на 25% в первый день торгов Сложные углеводороды. Будущее Норвегии зависит от нефтегазовой компании Statoil ASA Доктор на час. Как американская медицина освоила новые правила игры Математика в бизнесе будущего Заседания ФРС, ЕЦБ и Банка России. Что важно знать инвестору на этой неделе Легковые автомобили в 2018 году могут резко подорожать Полет мечты. Первый, Второй и другие законы шампанского маркетинга Занять кредитору. Зачем МФО привлекают средства частных инвесторов Соцпакеты, которые нас выбирают Как Alibaba и Tencent меняют рынок платежных систем Вы банкрот. Кого достанет длинная рука закона Не вкладом единым. Шесть способов вложить средства для начинающего инвестора Как силой мысли управлять автомобилем и строить из шелухи гречихи
02.10.2011 23:00

Дерево жизней

Генеалогия может стать даже бизнесом, но навсегда останется страстью. Истории семи бизнесменов, которые ищут семейные корни

Генеалогия как бизнес-идея

Вариант №1. Социальная сеть

Двадцать лет назад руководитель проекта «Всероссийское генеалогическое древо» Сергей Котельников ушел с министерской должности и стал успешным издателем популярной литературы. Все испортил кризис 1998-го. Издательство разорилось, пришлось оперативно изобретать новое бизнес-направление — интересное, но не требующее оборотных средств: рисковать живыми деньгами Котельников больше не хотел.

«Меня с детства занимала история моей семьи, — Сергей объясняет, почему выбрал генеалогию. — Мой дед пропал без вести на фронте. Папе тогда было 12 лет. Став офицером-подводником, он пробовал разузнать о судьбе отца, писал в архивы, но безуспешно. После его смерти я решил продолжить поиски. И мне это удалось. Почти посередине между Питером и Москвой рядом с шоссе стоит стела, сверху на ней значится Котельников Филипп Алексеевич. Мы с сыновьями впервые добирались туда на электричках, еще машины не было. И это было очень пронзительное чувство — я сделал то, что хотел отец!»

Котельников рассудил, что в интересе к собственным корням он не одинок, и в 1999-м создал сайт для тех, кто этот интерес разделяет. Проект «Всероссийское генеалогическое древо» (Vgd.ru), а точнее его форум, стал одной из первых социальных сетей, где тысячи людей общались и помогали друг другу в поиске родственников. У Котельникова тогда был бизнес-план на три года: раскрутить сайт, акционировать его и продать. Сейчас сайт ежедневно посещают 100 000 человек, владельцу не раз предлагали продать ресурс, но Котельников отказывается: «Я понял, что не могу этого сделать, что он мне дорог».

Сергей сам занимается генеалогическими исследованиями, он сделал уже более 300 родословных, в том числе и свою довел до 1609 года. В истории 14 поколений его семьи есть только один пробел — как раз в XVII веке, который пока заполнить не удается. Но Котельников не теряет надежды и каждое лето несколько недель занимается поисками своих предков в архивах.

«Если бы в молодости, когда я был военным моряком, мне сказали, что я буду сидеть в архивах и рыться в документах, я бы даже не рассмеялся, — рассказывает, улыбаясь, Котельников. —Это показалось бы мне невозможным — скука же! Но на самом деле это чистый детектив, настоящее расследование. Помочь в поиске может самый неожиданный документ — страховые выплаты, полицейские отчеты и т. д. Делая родословную, я каждый раз проживаю целую жизнь».

Заказчики Котельникова — бизнесмены и политики. Желающих так много, что им приходится ждать своей очереди почти год. Правда, иногда клиент отказывается от законченного исследования. Один руководитель крупнейшей монополии, предки которого оказались однодворцами и крепостными, сказал: «Это не мои», — и родословную не взял. А один губернатор, наоборот, так увлекся генеалогией, что в своей области организовал сканирование метрических книг. Несколько заказчиков построили церкви там, где жили их предки. «Генеалогия только задает тему, — говорит Котельников, — позволяет почувствовать сопричастность к семье, а как ее выразить — каждый решает сам».

www.vgd.ru

Вариант №2. Загадки XX века

Генеалогическое агентство «Семейный архив», где семейные хроники превращают в увесистые книжки в добротных кожаных переплетах, выросло тоже из личной истории. Владелец холдинга «Кона» Станислав Кругликов пытался узнать судьбу своего репрессированного деда, немца по национальности, и пришел к идее нового бизнеса. 15 млн рублей, вложенные в проект в 2005-м, он пока не вернул, но компания уже приносит прибыль и постепенно расплачивается с долгами.

«Генеалогия в нашей работе занимает 30–40%, — рассказывает директор агентства Марина Серебряная, — но ради нее к нам приходят. Потом людей начинают интересовать подробности жизни тех родственников, о которых они знают и помнят».

Такой близкий XX век оказывается абсолютно загадочным: специалисты агентства ищут документы, записывают воспоминания всех членов семьи — так прадедушки и прабабушки с черно-белых фотографий становятся живыми и понятными. «Часто оказывается, что реальная история — и семьи, и страны — сильно отличается от наших представлений о ней», — говорит Серебряная.

В штате агентства 20 сотрудников, час работы любого из них стоит 715 рублей. Исследование в среднем длится 2 года и стоит около 800 000 рублей. Составление родословной — не поточное производство, считает Серебряная, а творческий процесс, поэтому гарантий по срокам и по конечному результату заранее дать нельзя.

Сейчас у агентства около 60 заказчиков. Кто-то в начале исследования, кому-то уже делают родословную книгу, кто-то ждет новостей — например, когда откроется какой-нибудь закрытый архив, а иногда поиски возобновляются благодаря счастливому случаю. «Первую книжку о семье Станислава Кругликова мы издали четыре года назад, — вспоминает Серебряная, — а в последнем томе, что был выпущен совсем недавно, добавилось еще поколение — теперь в родословной почти 2000 человек. Новая информация появилась после публикации воспоминаний переселенцев».

Сайт: www.genealogy.su

Вариант №3. Родословная фамилии

— Раньше люди по-другому выпендривались, — генеральный директор историко-генеалогической компании «Литера. Ру» Алексей Коноплев любуется на старинную узорчатую пузатую пуговицу. На книжной полке в его офисе рассыпаны ценные находки из археологических экспедиций — монетка времен Василия Темного, изящная сережка и прочие, вроде пуговиц, мелочи.

В 1999-м Алексей, авиаинженер по образованию, вместе со знакомыми историками основал генеалогическую компанию. Сайт сделали на бесплатном домене, офис арендовать не стали, потратились только на оргтехнику, но в условиях отсутствующей конкуренции проект сразу начал приносить прибыль. Спустя 12 лет генеалогия вошла в моду, выросли фирмы-соперники, а у Коноплева теперь небольшой крепкий коллектив, сеть «своих» людей в архивах, отработанный механизм родословного поиска (цена — 150 000–400 000 рублей за исследование, средний срок — полгода) и десятки изданных книг по истории семей. Плюс приобретенные за это время увлечения — историческая картография и археология.

«Когда мы делали первые книги, поняли, что историю семьи нужно дополнять, — рассказывает и показывает Алексей, листая художественно состаренные страницы недавно напечатанной родословной. — Например, людям всегда интересно что-то узнать о том месте, где жили их предки. Нам понадобились карты, и выяснилось, что их очень сложно найти. Я этим увлекся — всегда любил географию, и теперь у нас крупная цифровая библиотека старинных карт».

В год компания Коноплева ведет около 30 заказчиков. Одним, по его словам, нравится участвовать в процессе поиска; другие полностью доверяют расследование профессионалам. Кто-то торопится выпустить родословную книгу к важной дате и мечтает обнаружить в роду дворянские корни (что для крестьянской в прошлом страны, безжалостно выжившей аристократию, большая редкость), а есть клиенты, которые никуда не спешат и каждый год собираются всей семьей, чтобы обсудить новую главу.

Сайт: www.litera-ru.ru

Личное дело

Георгий Кудряшов,

генеральный директор Центра сертификации, экологического обеспечения и контроля качества нефтегазового строительства:

«Я родился в деревне в Вологодской области. Мальчишкой проводил там каждое лето, обожал слушать бабушкины рассказы про старину и возвращался в город с тягучим вологодским акцентом. Бабушка много всего помнила и красиво говорила. У нее был замечательный, свободный язык, никаких слов-паразитов. Я даже пытался записывать ее рассказы. Про то, как в деревне разрушили церковь, как в 1947-м арестовали деда, председателя сельсовета, за то, что он раздавал работникам оставшиеся после умерших хлебные карточки. К счастью, хорошему бухгалтеру нашлась работа и в лагере — дед дожил до смерти Сталина и в 1953-м был амнистирован. Однажды, году в 2004-м или 2005-м, мы с кем-то разговорились о предках. Я рассказывал, что ничего не знаю о родителях деда. Его воспитывала приемная мать, ссыльная из Петербурга, работавшая в роддоме города Мензелинск акушеркой. И вдруг меня осенило: есть же интернет! Я нашел сайт краеведческого музея, позвонил туда и попал на директора. Объяснил свою ситуацию. Оказалось, что церковные книги за этот период хранятся как раз в музее. Спустя пару дней я перезвонил — запись о рождении моего деда нашлась! У меня было такое чувство, будто я драгоценный клад выкопал! Хотя в графе «отец» стоял прочерк. Пока так и не удалось узнать, кто же мой прадед. По легенде то ли коннозаводчик, то ли «винозаводчик». Дед у меня был нерусской внешности, чернявый такой — наверное, в отца.

По отцовской линии я тоже разыскал немало интересного. Поиски крутились вокруг одной старой фотографии — на ней мой прапрадед в бескозырке канонерской лодки «Кореец», участвовавшей в битве в бухте Чемульпо в 1904-м. Однако в списках служивших на том судне он не значится. А совсем недавно выяснилось, что в 1907 году на питерских верфях в память о погибших моряках была построена канонерская лодка «Кореец-2» — на ней-то и служил мой прапрадед.

Когда читаешь документы, за каждым именем в родословной возникает шлейф событий. Они помогают понять, почему человек поступил так, а не иначе. Окунаясь в историю своей семьи, лучше понимаешь и судьбу страны. Дальних родственников начинаешь воспринимать как близких, а через это приходишь к ощущению, что все мы друг другу родные. И нельзя быть слишком категоричным к людям, нужно понимать их и давать им право на свой взгляд».

Али Мамедов,

заместитель генерального директора консалтинговой компании InlineGroup:

«Еще в детстве в гостях у родственников в Баку я не раз слышал историю о дяде — генерале царской армии, которому за оборону Порт-Артура император подарил меч, украшенный бриллиантами. Но меч не висел на стене, никто из родных своими глазами его не видел, поэтому я считал этот рассказ лишь красивой легендой. Как и многие другие истории о необычных родственниках. Повзрослев, я всерьез заинтересовался историей своей семьи. Тогда еще был жив мой отец, поэтому отчасти я делал это для него. Ну и для детей, конечно. Чтобы они знали свою историю. Ведь, например, моих родителей они уже расспросить не могут: их нет в живых. Да, это непростая и недешевая работа, но увлекательная. И это нечто более ценное, чем, к примеру, новый автомобиль.

Архивные документы подтвердили, что мой прадедушка действительно был генералом и к тому же мэром Ленкорани, а его дочка стала победительницей конкурса красоты в Париже — фактически мисс мира. Ее поклонник, которому отказали в сватовстве, убил моего прадеда. Не менее трагично сложились судьбы моих дедушек. Один из них был наркомом Азербайджанской ССР, его репрессировали и расстреляли. След по другому деду пока обрывается на аресте в блокадном Ленинграде. Но поиск продолжается.

Когда мы воспитываем детей, мы хотим их чему-то научить. В последнее время мы слишком много внимания уделяем материальному, а через историю семьи я хочу показать своим детям, что есть и другие ценности. К тому же в нашем роду было много по-настоящему героических историй, когда люди вопреки обстоятельствам многого добивались. Это я тоже хочу донести до своих детей».

Алексей Калинин,

соуправляющий партнер компании «Baring Vostok Capital Partners»:

«Мне повезло — в Тульской области, откуда я родом, хорошо сохранились архивы. Наше генеалогическое расследование успешно добралось до первых поколенных росписей середины XVII века. А началось все с детского реферата, который обнаружили мои родственники в краеведческом музее в Тульской области. Я туда вместе с отцом регулярно ездил на могилу деда.

Оказалось, что нашей деревней когда-то владел Лефорт и там бывал Петр Первый. Но мои предки не всегда там жили. В начале XVII века эти земли были опустошены набегами крымских татар. И новые владельцы, видимо, заселяли эту территорию крестьянами из других своих поместий. Вот тут мы застопорились. Пока не удалось узнать, откуда привезли новых жителей, среди которых были и мои предки.

Сейчас в моем генеалогическом древе около 300 человек, а в двух поколениях подряд встречается мужское имя Калина — собственно, так и родилась фамилия».

Роман Авдеев,

владелец Московского кредитного банка

«Интерес к корням — вещь совершенно естественная. Люди должны знать своих предков. Составлением своего генеалогического древа я начал заниматься еще десять лет назад. Сейчас дошел до четвертого колена. В моем роду нет аристократов: все предки были рабочими и крестьянами из России и Белоруссии. Моя тетя Беляева Нина Борисовна написала подробную летопись нашей семьи «Это было так». Это издание тронуло меня до глубины души, пусть в нем и нет описания каких-то подвигов или героических свершений. Зато в книге есть нечто более ценное — правдивый рассказ о нескольких поколениях близких мне людей. Именно правдивость в деталях и будничность повествования придает изложенному какую-то эпичность.

Семейные истории нельзя забывать, мы должны оставлять воспоминания после себя, чтобы наши внуки чувствовали преемственность, знали семейные традиции».

[processed]

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться