02.10.2011 23:00

Классика жанра

Свежие переиздания старой доброй классической литературы

Текст: Лиза Биргер

Новое собрание сочинений Уайльда, конечно, неполное и не включает в себя ни писем, ни сказок, ни пьес. Примечательно оно тем, что «Застольные беседы», из которых целиком состоит первый том, и «Оксфордский дневник» в третьем томе публикуются на русском языке впервые. Они, кстати, и в Англии вышли с опозданием: «Дневник» — в 1989 году, а «Беседы» так и вовсе в нулевых. В сборник «Застольные беседы» вошли 42 устных рассказа Уайльда, реконструированные литературоведом Томасом Райтом из воспоминаний и записок современников, а в «Оксфордский дневник» — университетские философские эссе. Вдобавок ко всему — море комментариев и предисловие Питера Акройда. Чтобы читатель уж точно разобрался, наверняка.

Но к «Оксфордскому дневнику» неподготовленный читатель так и останется неподготовленным даже после всех сносок и комментариев, а вот «Застольным беседам», наоборот, никакие сноски не нужны. Это именно такой Уайльд, как мы любим: ироничный, иногда очень грустный и неимоверно хороший рассказчик. Разъяснения, предваряющие каждый рассказ, поначалу кажутся лишними, но в итоге и правда дополняют краткие уайльдовские притчи, создавая законченный образ человека, их придумавшего: как он разогревает своих слушателей, выстраивает истории и поворотом головы изображает кентавра. Там волшебная сказка, тут библейская притча, а тут остроумная картина нравов, предваряющая уайльдовские светские пьесы и Дориана Грея. Что-то потом сложилось в прозу, но большинство своих арабесок автор так и не записал, явно куда более наслаждаясь самим процессом сочинения. Этим рассказам придается сакральная, почти мистическая сила: один из слушателей вспоминает, как Уайльд своей историей избавил его от зубной боли, другой заслушался до того, что излечился от лихорадки.

В общем, Уайльда со всем его горьким английским юмором в мире непростительно мало и благодаря этому сборнику стало немного больше. Но читать его получается не как нового, неизвестного Уайльда, а как часть биографии, рассказчик которой перетягивает внимание на себя, становясь своим собственным главным героем.

[processed]

Новости партнеров