03.12.2011 00:00

Русский музей

Антиквары никогда не покажут покупателю картину без рамы. Часовщики тоже. Для них лучшая рамка — кольцо циферблата.

Если часовое мастерство — искусство само по себе, то художественные миниатюры на часах — искусство для искусства. Грандиозное событие затеяли в Vacheron Constantin, даром что речь идет о круге диаметром 31,5 мм. Именно до такого размера сжаты 200 кв. м потолка парижской Гранд-Опера. Роспись Марка Шагала переведена в миниатюрную эмаль grand feu (гранфе — «горячая эмаль», старинная техника эмали). Плафона хватит на 15 моделей: сначала была представлена композиция целиком, теперь выходят часы с ее фрагментами. Уже появилась тема Чайковского, впереди циферблаты по мотивам Стравинского, Моцарта, Вагнера.Audemars Piguet выбрал другой оперный театр и другой часовой жанр. Тема серии, выпущенной к долгожданному открытию Большого, — золотой ротор под прозрачной задней крышкой. Он выполнен в виде эмблемы главного московского театра и вращается подобно кинетической скульптуре. У Jaeger-LeCoultre свой праздник — 80-летие знаменитой переворачивающейся модели Reverso. Среди самых интересных часов — «русская» лимитированная серия из пяти экземпляров Reverso à eclipses, где шторки над циферблатом раздвигаются, как театральный занавес, обнаруживая миниатюрную копию «Крестьянки» Казимира Малевича. Напоминает времена, когда вещи Малевича держали в спецхране и показывали только «из-за занавески».

Новости партнеров