«Я рад объединить хобби и бизнес»

Дмитрий Аксенов

Девелопер, председатель совета директоров RDI Group. По образованию — инженер-физик, окончил Московский физико-технический институт. С 2008 года собирает современное искусство, В 2010 году стал соинвестором консалтинговой компании Skate’s Art Market Research, а в феврале вместе с партнером приобрел 70% Viennafair — это первая российская инвестиция в международную ярмарку. Намерен поднять престиж австрийской ярмарки и продвигать там российских художников.

Когда меня спрашивают, чем для меня является современное искусство, хобби или бизнесом, я отвечаю: всем вместе. Все началось в середине 2000-х, когда строил собственный дом в Подмосковье. В попытке сохранить стены от сноса (а я требовал меньше стен и больше пространства), строители всего за три дня нанесли на одну из стен список картины Анри Матисса «Танец». Теперь это изображение находится в центре моей гостиной, хотя мы уже планируем перенести сюда что-то из работ современных художников.

Внутренним оформлением занимались дизайнеры из Латвии, в качестве украшения предложили несколько произведений современного искусства. Мне понравилось. Понравилось так искренне, что даже новоселье мы с супругой решили оформить не как банкет, а как выставку современного искусства для наших гостей. Гости были удивлены, зато в моем доме прибавилось арт-объектов, а у художников — поклонников. Затем я познакомился с такими известными личностями, как Илья Кабаков и Дмитрий Гутов, стал поклонником их творчества. А ребята из Кузбасса — Агапонов и Кудяшов, которые пишут и на шахтерские темы, — по моему заказу оформили рабочий кабинет в стиле соцреализма. Я у них так и попросил: «Нарисуйте мне Гагарина». Получилось замечательно. Я ведь вырос в Советском Союзе, где получил в том числе и хорошее бесплатное образование, эта стилистика мне близка. Мне хорошо работается в таком кабинете.

Вот уже год как я посещаю лекции по истории искусств. Я взял индивидуальный курс обучения и два раза в неделю слушаю лекции Марины Ильиничны Свидерской — профессора кафедры истории и теории мировой культуры философского факультета МГУ.

В первую очередь я, конечно, бизнесмен, и хотя в дом я покупаю картины и скульптуры исключительно для удовольствия, когда появилась возможность изучить перспективность вложения в ярмарку современного искусства, я немедленно ею воспользовался.

Мой нынешний партнер по Viennafair Сергей Скатерщиков ранее являлся в моей девелоперской компании независимым членом совета директоров. В 2004 году он создал Skate’s Art Market Research — аналитическую и консалтинговую компанию, а я стал одним из ее акционеров. Именно к нам в прошлом году обратились представители Erste Bank, который долгое время спонсировал австрийскую ярмарку Viennafair. На тот момент число участников ярмарки сокращалось, текущие владельцы не использовали весь потенциал ярмарки, искали возможности выйти из этого бизнеса и предложили нам купить управляющую компанию Viennafair.

Мы решили ею заняться. По-моему, это неплохой проект — русские помогут австрийцам поднять уровень их мероприятия, привлечь туда новых участников и заодно «раскрутить» современных русских художников. Сначала мы купили 100% акций Viennafair. Но затем предложили 30% ярмарки австрийцам — их купили местные коллекционеры и искусствоведы.

Чем меня привлекла именно ярмарка и именно с точки зрения бизнеса? Не секрет, что российский рынок современного искусства сейчас переживает стадию спада. Viennafair — молодая ярмарка, и значит, потенциал ее развития огромен. Кроме того, через современность я приобщаюсь к тому, что для наших детей и внуков станет уже историей. Это настолько интересно, что в моем новом бизнесе участвует уже вся моя семья: супруга также изучает современное искусство, а для дочери мы сделали отдельную мастерскую, где она сама творит. Ну и в конце концов это просто красиво. Конечно, покупкой 70% ярмарки вложения не заканчиваются. Конкуренция на этом рынке огромная, в раскрутку ярмарки придется вложить еще несколько миллионов долларов, и мы к этому готовы. Мы со Скатерщиковым воспринимаем Viennafair как свой долгосрочный проект.

Сама по себе Viennafair — ярмарка не первого эшелона. Впервые она прошла в Вене в 2005 году и сосредоточилась на современном искусстве Центральной и Восточной Европы. Успех подобных проектов измеряется количеством участников, в случае Viennafair оно выросло с 45 участников до 127. Но 2009 и 2010 годы стали кризисными для всего арт-рынка. Раньше Viennafair проходила в мае, однако в этом году ее перенесли на сентябрь, май оказался занят двумя дочерними проектами других крупнейших ярмарок: лондонская Frieze в начале мая провела новый проект в Нью-Йорке, а Art-Basel сделала свой клон в Гонконге.

Меняется арт-рынок, меняется и формат ярмарки. Среди коллекционеров прибывает средний класс, а самые богатые люди думают уже не только о коллекциях, но и о том, что им построить — больницу, музей или церковь. Наша задача — превратить ярмарку из локального мероприятия в событие международного уровня и сделать так, чтобы оно стало интересно новым участникам рынка, среднему классу. И не надо изобретать велосипед. Достаточно грамотно распорядиться вложенными деньгами и опытом международных специалистов.

Когда мы только объявили о сделке, некоторые участники рынка озаботились, станут ли новые владельцы вмешиваться в художественную политику ярмарки. Сначала мы сменили генерального директора, затем наняли двух новых арт-директоров. Обе — девушки, обе — русскоговорящие, одна из них из Прибалтики, другая — из семьи русских эмигрантов. Сейчас в нашей команде 15 человек, новая команда привлекла новых участников ярмарки. В этом году в Вену приехали галеристы, которые ранее в Viennafair не участвовали, а некоторым мы даже вынуждены были отказать. Среди участников русские в меньшинстве, по большей части русские — это гости и потенциальные коллекционеры.

Мое твердое убеждение: уровень любопытства у нынешней буржуазии очень высокий. Есть только несколько барьеров. Вряд ли кто-то из состоятельных людей признается вам напрямую, что боится прослыть неучем в неизвестной для него сфере. Они боятся выглядеть странно. Но теперь у них есть такой проводник, как Viennafair. Ярмарка — это ведь не только представление участников–галеристов. Мы проводим лекции и круглые столы, в них участвуют не только искусствоведы, но и известные уже коллекционеры. Вот и я приглашаю на Viennafair своих друзей, пытаюсь возбудить у них интерес к современному искусству.

Сам я не увлекаюсь рисованием. Хотя дайте мне время, и когда-нибудь я сделаю что-то красивое. Сейчас свои творческие порывы я выражаю в основном бизнесе — девелоперском. Мы строим Европу в Подмосковье. Это мини-города, где низкая плотность застройки, много зеленых пространств и современная архитектура. Хотя проще и выгоднее было бы строить панельные многоэтажки, они сейчас очень хорошо продаются. Но потом перед детьми будет стыдно за такие дома.

Так что же такое современное искусство для меня лично? Я рад, что теперь это и хобби, и бизнес, что они объединены. Сама ярмарка, конечно, по масштабу не сравнится с моим основным бизнесом. Но у нее большой потенциал.

Записала Чайкина Юлия

рейтинги forbes
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться