Главная роль второго плана

Носки как художественный жест, социально-политическое заявление, выражение инакомыслия и мистический объект.

Наталья Филатова

По ходу пьесы

Нет, не зря американская киноакадемия дает «Оскара» за роли второго плана. Иногда ярко сыгранный эпизод может сделать весь фильм, а характерный актер второго плана оказаться поинтереснее главного героя.

Вот взять, например, костюм. Хорошо сшитый и сидящий костюм по большому счету довольно безлик. Значительным его делают навыки хозяина располагать тело в пространстве — уверенно ходить, садиться, небрежным движением поддернув брюки, и т. д. Конечно, свои партитуры есть у рубашки-галстука-ботинок, но как только на сцену выходят носки — значение всех вышеперечисленных персонажей меркнет. Вот только представьте: весьма достойный костюм с хорошей родословной, по моде зауженные брюки — в общем, настроение у пьесы самое патетическое — и тут бах! — мы видим, как в пространстве между манжетами брюк и кромкой носков появляются дивной волосатости ноги. И пьеса моментально становится комической. Или вот сюжет из интеллектуального нон-фикшн: в главной роли опять же скучающий аристократ, какой-нибудь серой шерсти s200, и тут с невозмутимостью Вустера между ботинками и брюками появляется второстепенный герой, который, однако, задает весь тон повествованию, — носки васильковые или какого-нибудь особо смачного цвета «пьяная вишня». Вроде все в рамках приличий, никакого особенного нарушения протокола не наблюдается, но фига режиму из кармана выглядывает вполне отчетливо. Или совсем неприличный вариант, достойный жанра стенд-ап: романтический вечер, двое наконец уединяются, и тут у вполне себе приятного во всех отношениях героя обнаруживается такая почти антикварная деталь, как подтяжки для носков. Такой микровариант женского пояса для чулок на каждой икре. На этом фоне хулиганский артхаус с растянутой резинкой, нарочитой дыркой в районе большого пальца, различием в оттенках серого между представителями пары как минимум претендует на номинацию «приз зрительских симпатий» Берлинского кинофестиваля. Ну, или вы помните Тарантино? Траволта, самоуверенный и прекрасный как бог, почти с героической гордостью демонстрирует эти свои большие пальцы ног, не очень чистые к тому же. Кстати, именно по этой причине Альберт Эйштейн в свое время вообще отказался от носков: какой в них прок, если все равно рано или поздно большой палец окажется снаружи? Так и ходил большую часть сознательной жизни без носков, в ботинках на босу ногу. Нельзя сказать, чтобы ему это мешало.

Без признаков пола

А вообще мужские носки — объект довольно мистический . Особенно если учесть абсолютную неспособность пары сохранять стабильность на протяжении долгого времени. Британские ученые бьются над этим феноменом не одно десятилетие и до сих пор не могут разгадать загадку, доморощенные философы давно назначили ответственным за эти расставания «гнома, живущего в стиральной машине», но понятно, конечно, что это временная версия. Удивительно, что никакой другой предмет не имел столь тесной связи с мужским и женским гардеробом одновременно. Родившиеся из чисто женских домашних тапок жительниц древнего Пелопоннеса, они перекочевали в обмундирование римских легионеров, а оттуда к варварам Европы, где их спустя пару веков взяли на вооружение монахи, а еще через несколько столетий в виде высоких чулок они стали одеждой унисекс. Ну и, как положено, предметом культа. Английская королева Елизавета I, как утверждают непроверенные источники, просто с ума сходила по шелковым чулкам, хотя, к сожалению, не смогла оценить всю историческую и промышленную ценность изобретения кембриджского магистра философии Уильяма Ли, попросившего у Ее Величества патент на механическую вязальную машинку. Говорят, королеву не устроило, что прибор был «заточен» под грубую шерсть, а не под аристократический шелк. В результате недальновидности британской королевы центром чулочно-носочной промышленности на долгие века стала Франция, где Уильям Ли получил признание, почет и уважение двора. До начала ХХ века верхняя кромка носков мигрировала вдоль всей ноги. И действительно, до середины столетия им требовалась некоторая поддержка: особой эластичностью они не отличались, а наблюдать грустные волны поверх ботинок хотелось не многим. Нельзя сказать, чтобы они были предметом роскоши, но определенная необязательность для широких масс населения в них все же была. Например, носки (вместе с носовыми платками) были тем объектом повседневной культуры, на котором регулярно прокалывались немецкие шпионы во время Второй мировой войны: советский солдат, понятное дело, пользовался исключительно портянками.

С исключительной осторожностью

Правда, в вопросах относительно того, какие носки должны быть у джентльмена и как их правильно носить, пальма первенства опять ушла к Великобритании.

Начало XIX века было ознаменовано публичной дискуссией на тему того, как приличный джентльмен должен быть одет, обут, надушен, выбрит и какой объем культурной информации должен храниться в его безупречно причесанной голове. Подробные инструкции тогда коснулись буквально всех предметов гардероба, однако носки обошли вниманием. Носочный дискурс открылся внезапно — в середине ХХ века — и не утихает до сих пор. Что прилично, а что нет, какие узоры позволено носить в каких ситуациях, а какие категорически запрещены при любых раскладах. Какая обувь подразумевает носки, а какая требует аскетичного одиночества. В этом диком своде правил невозможно повернуться, не нарушив хотя бы одного, и большинство, понимая, что в любом случае сложится ситуация «слон в посудной лавке», выбирает проверенный вариант — черные. Все остальное воспринимается как инакомыслие и социальный протест. Иногда сразу на уровне нации — фантазия британцев в этой области практически беспредельна, начиная с клетки «аргайл» (ромбы), которая считается максимально подходящей джентльмену хорошего воспитания во всех ситуациях, за исключением приема у королевы, и заканчивая хиппушными полосками Пола Смита. Последние, кстати, один раз спасли мне одно очень грустное интервью. Есть такие обязательные, но не очень интересные истории в жизни каждого журналиста, когда в силу определенных обстоятельств надо беседовать с главой какой-нибудь компании. Взаимного интереса никакого, поводов, кроме очередного годового отчета, тоже. В общем, все с вежливым выражением лица делают свою работу. И тут у этого скучного французского джентльмена из-за угла журнального столика показывается нога. В одном из самых ядреных творений сэра Пола Смита. В общем, еще минут сорок мы говорили исключительно о моде, сорвали все расписание и расстались совершенно очарованные друг другом. Конечно, это было совершенно необязательно.

Просто жест

В выборе носков можно позволить себе большую свободу, чем во всем остальном. Костюм-рубашку-галстук диктует ситуация, ботинки следуют за ними, хотя уже здесь можно допустить определенное инакомыслие (низовая культура всегда позволяла вольности), а на носках уже отыграться по полной — здесь как раз широчайшее поле для самовыражения.

В Европе всегда было принято носить брюки чуть короче, чем в Америке (в свое время это разногласие наделало много проблем при заказах штанов крупными американскими универмагами), и именно это позволяло сделать носки полноправным участником костюма. Однако воспользовались этим правом в полной мере почему-то только итальянцы. Если для англичанина носки были почти социально-политическим жестом, то для повсеместно художественно одаренной нации Аппенинского полуострова цветные носки стали возможностью добавить в костюм еще один цветной штрих. Дополнив таким образом ряд «шейный платок-рубашка-запонки» и т. д. В России в силу скудости природных цветов с живописным сознанием все обстоит не так легко — и это просто социологический факт, с которым стоит смириться, поэтому пусть выбор носков будет жестом. Протестным или еще каким, не важно. Главное — тщательность кастинга на роли второго плана.

Хороший тон

Классическое правило «золотой середины»: носки должны быть на тон темнее костюма и на тон светлее обуви.

Если цвет брюк и обуви не совпадает, носки подбирают под брюки — не под туфли. Таким образом нога зрительно удлиняется. Если потребуется снять обувь, сохранится общая цветовая гамма одежды.

При сомнении в выборе рекомендуется оттенок на тон темнее или светлее брюк.

В классическом стиле носки всегда высокие. Оптимальный вариант — середина икры или гольфы под колено. Голая нога не должна быть видна даже при посадке нога на ногу.

Черные носки средней длины обычно носят с джинсами. Шелковые черные носки с черной обувью — только под фрак и смокинг.

Из материалов предпочтителен тонкий качественный хлопок с небольшим содержанием лайкры для лучшей носкости.

Белые носки уместны лишь со спортивным костюмом и кроссовками, в офисном дресс-коде это моветон. Однако на практике это правило нарушается чаще всего.

Спортивные носки плотнее классических. Для бега выбирайте обычную длину, для тенниса и велосипеда — короткие, для роликов — длинные.

Мокасины, сандалии, шлепанцы носят без носков. Если летняя обувь натирает, ее нужно заранее разносить. Или просто привыкнуть.

На лоуферы этот строгий запрет не распространяется.

Шорты с носками — недопустимое сочетание, визуально укорачивающее ноги практически вдвое. Чтобы надевать летом кроссовки с шортами, нужны укороченные носки, не выглядывающие из обуви.

Забавные рисунки и фактурные узоры — для домашних посиделок или дружеского пикника. Рисунок должен быть мелким и нейтральным. Яркие цветные носки в ромбик, полоску, горошек — проявления дендизма. Если ваш образ жизни это позволяет, носите на здоровье. Поддержите цветом носков тон либо рубашки, либо галстука, либо платка в нагрудном кармане. В стиле casual допускаются носки контрастного с пиджаком цвета.

Носки никогда не штопают — их выбрасывают и покупают несколько пар новых.

Начинающим пользователям:

Запаситесь синими, серыми, коричневыми носками. Они точно подойдут под одежду, которая у вас уже есть.

Уверенным пользователям:

Если вы уже готовы носить не только черные и серые носки, переходите к бордовым, голубым, темно-зеленым. Попробуйте надеть красные — с джинсами и коричневыми туфлями.

Профессиональным пользователям:

Для виртуозов стиля — все разнообразие полосок и рисунков. Здесь применяются обычные правила сочетания узоров рубашек и галстуков. Главное — соразмерный масштаб и сопоставимые тона. Костюм при этом должен быть однотонным.

рейтинги forbes
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться