Одна вокруг света: алмазные копи и африканский оливье

Ирина Сидоренко Forbes Contributor
18-ая серия о кругосветном путешествии москвички Ирины Сидоренко и ее собаки Греты: Сьерра-Леоне, океан, добыча алмазов в Коно

Бывшая сотрудница агентства элитной недвижимости Kalinka Group после нескольких тренировочных автопутешествий решилась на кругосветку в автомобиле и в компании с собакой. О ее передвижениях в режиме реального времени можно следить в блоге Вокругсвета.

В Сьерра-Леоне я не собиралась заезжать, планировала отправиться из Гвинеи сразу в Кот-д`Ивуар. Но вынужденная остановка изменила планы. Гвинейская виза заканчивалась, а за один день я не успела бы проехать почти тысячу километров, учитывая местные дороги. Граница с Сьерра-Леоне находится в 130 км от Конакри. Потому я в спешке оформила визу и отправилась туда. Границу пересекла уже вечером, успев до ее закрытия. Радуюсь, что не нарушила визовый режим, объяснения с гвинейскими властями не входили в мои планы.

Но сюрприз ожидал сразу при въезде в Сьерра-Леоне. Уже пройдя все пограничные, таможенные и ветеринарные контроли, подъезжаю к первому полицейскому посту. Не пропускают, требуют купить какую-то бумагу, что-то типа экологического сбора. Требовалось заплатить 100 000 леоне – около $15. По традиции, наличные деньги я с собой не вожу. Пауза затянулась, а солнце уже идет к закату. Тогда я вышла из машины и стала просить у всех проезжающих мимо водителей дать мне денег, кто сколько может. Полицейские, обескураженные странным поведением белой женщины, подозвали меня и попросили быстро уезжать, открыв шлагбаум. Здравствуй, Сьерра-Леоне!

В ближайшем городе банки уже закрыты, банкоматов нет. В гостинице банковские карты к оплате не принимают. Прошу разрешения у администратора остановиться в автомобиле на территории отеля. Нам с Гретой не привыкать устраивать ночевку в машине, а место оказалось уютным, ухоженным, и самое главное – охраняемым. Готовлю ужин на свежем воздухе, под наблюдением постояльцев: моя миниатюрная «полевая кухня» привлекает внимание и вызывает неподдельный интерес у африканцев.

Утром обнаружила колесо спущенным. Где-то перед границей подхватила гвоздь в шину, явного прокола или разрыва не вижу. Подкачиваю компрессором в надежде доехать до шиномонтажа и держу курс на столицу – Фритаун. Фиксирую юбилейный пробег: спидометр обозначил 30 000 км со старта проекта #сГретойВокругСвета, мы его скромно отметили в пробке!

Первым делом изучаю знаменитые пляжи Фритауна. Чтобы проехать к ним, надо пробраться через многочисленные автомобильные заторы. Дорога внезапно заканчивается и начинается рынок. Пробиваюсь через торгующих шумных людей, навигатор усердно направляет прямо, Грета нервничает – каждый норовит постучать по стеклу, завидев собаку в машине. Два часа «тихим сапом», и вот уже еду по побережью. Слева – национальный парк, справа – океан.

Пляжи действительно красивы и девственно чисты. Сворачиваю наугад еле заметной дорожкой к берегу, пока не упираюсь в тупик. Еще несколько метров пешком по тропинке и попадаю в сказочный «Баунти». Здесь дыхание океана совсем иное, чем я слышала раньше. Гладкое, тихое, спокойное, словно сама гармония поселилась в избранном месте. И ее никто не смеет нарушить. В тишине гуляем с Гретой по пустынному раю.

На обратной дороге останавливаюсь возле каменоломни. Впечатляющее зрелище. Десятка три человек вручную раскалывают молотами большие камни, превращая его в щебень. В производстве участвуют все – мужчины, женщины, дети. У каждого – своя каменная кучка. Щебень различного размера, он зависит от заказа, а мера веса — таз. Стук железа о камень звучит как большой стройный оркестр. Лица суровы, тяжелая работа накладывает свой отпечаток, но пользуется спросом – щебень идет на строительство в округе.

Во Фритауне приходится задержаться. Посольство Либерии закрыто на несколько дней. В стране прошли выборы, выдача виз иностранцам приостановлена. К тому же мне советуют переждать две-три недели с переходом границы, пока на завершится сезон дождей. Дорога в Либерию такая, что даже джипы застревают. А у меня седан.

Друзья договариваются с бывшим коллегой, чтобы пристроить меня в столице. В назначенном месте встречаемся с Френки — добрейшим сьерра-леонцем. «Сначала заедем на день рождения сына моей сестры», — сообщает он. Ну что ж, пусть будет праздник, почему нет? Каким же было мое удивление, когда я услышала в гостях русскую речь. Отец маленького именинника Володи – из России. Так я оказалась на прекрасной вилле в окружении русскоговорящих людей. В числе множества блюд – салат «оливье». «Все приготовлено под моим чутким контролем», — уверяет хозяин гостеприимного дома. Здесь русский дух, здесь Русью пахнет, поистине!

Во Фритауне я действительно чувствую себя здесь свободной. Город стоит на холмах, он будто прорвался в океан, прикрывшись с тыла национальным парком. Потрясающие виды на водную гладь, чудесные пляжи, отличная погода и воздух.

На закате рыбаки возвращаются на катерах к берегу. Барракуда – распространенная в этих местах рыба. Ее разделывают здесь же, привыкшие руки ловко справляются с очередным удачным уловом.

Провинция Коно – алмазный край на востоке Сьерра-Леоне. Именно здесь был обнаружен один из крупнейших в мире алмазов в 709 каратов. Меня встречает Рубен, в его ведении небольшая алмазодобывающая артель. За работой старателей можно наблюдать бесконечно, они обслуживают несколько обогатительных установок. Добыча требует больших физических сил. Сначала экскаватор продвигает алмазоносную массу к установкам. Песчаная россыпь промывается водой, на этой стадии удаляется вся глина и мелкий песок. Затем от промытого песка отделяется крупная галька. Обогащенную массу вымывают круговыми движениями в специальных ситах и отбирают алмазы. В этот раз день выдался не совсем удачный, сетует Рубен, подняли только три небольших алмаза. Вот такой непростой путь проделывают драгоценные камни, прежде чем стать бриллиантами и попасть в ювелирные салоны.

Над Коно нависла предгрозовая туча. Она ярко освещается уходящим солнцем, быстро меняя цвет от ярко-желтого до темно-оранжевого. Закаты здесь на удивление прекрасны, каждый неповторимый и завораживающий, будто стремится смягчить суровые условия жизни старателей и подчеркнуть красоту окружающих ландшафтов.

Между тем мой путь лежит в Кенему, город за западе Сьерра-Леоне. От него – дорога к границе с Либерией. Уже начало ноября, конец сезона дождей. Но ночью пошел сильнейший ливень, и я даже не решилась двигаться дальше, рискуя застрять в размытой грязью дороге.

Вернулась во Фритаун с тем, чтобы попробовать проехать в объезд, через Гвинею. Но оказалось, что визы в Гвинею дают только резидентам Сьерра-Леоне, а всем остальным смертным надо платить $300 – это в 10 раз больше, чем я оплатила за визу раньше. Я изучила дороги через Гвинею по бумажным картам, убедилась, что там их нет, а единственный нормальный маршрут проходит через Мали и Буркина-Фасо.

Решила попытать счастье еще раз, но поехала уже не через Кенему, а через Бо – небольшой город, от него также идет дорога к приграничной зоне. Все-таки 130 кv по бездорожью — это меньше, чем тысяча.

Несколько километров от Бо дорога разбита, местные жители с удовольствием показывают объезды непроходимых, как мне тогда казалось, участков. Потом местами она вообще шикарна, там строится новая широкополосная трасса, и где-то уже готова, а в местах стройки отличные объезды.

За несколько километров от Зиммы, а это уже приграничный город в Сьерра-Леоне, паромная переправа. Подъезжаю и жду, когда начнется погрузка. На вопрос «хау мач» получаю исчерпывающий ответ: «ноу моней». А теперь надо делить на десять, потому что когда тебя уже загрузили, паромные рабочие называют сумму в 60 000 леоне, это примерно $8. Отвечаю «ноу моней», и даю 10 000. С той стороны сделают недовольное лицо, но берут столько, сколько я даю. Такие вот рыночные отношения.

Черт оказался страшен именно настолько, как его малюют. 44 км от Зиммы до границы с Либерией оказались адовыми, и гвинейское бездорожье здесь нервно курит в сторонке. Почти сразу я села в месиво грязи и камней. Прочно села, так, что передний номер автомобиля отлетел, пришлось его снять совсем.

Меня вытолкнули мотоциклисты. Один из них, Хасан, сел за руль и проехал этот самый сложный участок на моей Hyundai Elantra водителем. И дальше, вплоть до границы, я сидела на заднем сидении с Гретой, а он пробирался через ямы, лужи, грязь и прочие радости внедорожья сезона дождей в Африке, ходил в разведку и изучал глубину двадцатиметровых луж и прощупывал их дно, чтобы не попасть на камни.

Мы застревали еще несколько раз, но я смирно ожидала в машине, а Хасан сам договаривался и организовывал планы спасения, нас опять вытаскивали и выдергивали тросом, один раз под ливнем, но к пяти часам вечера мы уже были на границе, потеряв колесо. Сама бы я ни за что не смогла проехать. А если бы и смогла, то не раньше чем через пару-тройку дней. Может быть.

Собственно, про саму границу. При въезде в Сьерра-Леоне мне «забыли» поставить «имигрейшен штамп» в документ, разрешающий въезд в страну на автомобиле. Документ выдают в посольстве, штамп ставят на границе. О том, что он должен стоять на этом документе, я узнала во время поездки в Коно. Полагаю, что это умышленная забывчивость пограничников, так как хороший повод развода туристов на деньги. В Коно на полицейском контроле все обошлось, а вот при выезде из Сьерра-Леоне потребовали $40 и никак не выпускали без оплаты. Я приготовилась уже спать в машине на погранпосту, ведь денег принципиально не даю вымогателям. Но за 10 минут до закрытия полицейский, а дело было к вечеру, развел руками и поставил штамп о выезде. И в паспорт, и в документ.

На границе Либерии сказали, что штамп стоит не в том месте. Хорошо, я вернусь и переставлю в нужное место. Так уже закрыто? Хорошо, я могу и завтра утром. Ночевка у погранпоста российской туристки здесь тоже не приветствовалась, и мне оформили все документы быстро. Почти. Какой-то человек в штатном спросил автостраховку, внес из нее все данные в свою замасленную тетрадь, и стал уверять, что она «ноу гуд», а «гуд» другая за $10. Тут я включила блондинку и устроила истерику у него в кабинете. В его глазах был ужас, и он отстал от меня быстро. На том и разошлись.

Так я сэкономила $50 на замену утраченного колеса. На ночлег останавливаюсь в гостевом доме уже в Либерии.

Новости партнеров