Овдовевшие, богатые и щедрые: Луиза Льюис и унаследованные от тайных родителей миллионы

Фото Diomedia
В первом списке богатейших, составленном Берти Форбсом почти век назад, на 30 человек было три женщины. И история каждой из них — настоящий детектив.

Мэри Гарриман, Оливия Сейдж и Луиза Льюис — героини самого первого списка богатейших Forbes выпуска 1918 года. В третьей части нашей исторической трилогии представляем историю миссис Лоуренс Льюис.

Миссис Лоуренс Льюис, №29 в первом списке богатейших 1918 года, $50 млн

Луиза Клисби Уайз Льюис (1895–1937) унаследовала от своих тайных родителей Генри Моррисона Флаглера, основателя нефтяной компании Standard Oil, и Мэри Лили Кенан дворцы Уайтхолл в Палм-Бич и Керксайд в Сент-­Огастине, деньги и ценные бумаги. Она стала скандально знаменитой не по причине своего богатства, а из-за истории, до сих пор не рассказанной до конца.

На танцах в 1890 году встретились двое: гроза женских сердец Роберт Уорт Бингам, студент Университета Вирджинии, и Мэри Лили, родители которой были озабочены поиском для нее подходящей партии. Случился молодежный бунтарский роман, подогреваемый давней враждой их семей. «Ромео» и «Джульетта» быстро расстались, поскольку в жизни Мэри Лили появился 61-летний железнодорожный магнат Генри Флаглер, связанный узами брака с психически нестабильной особой. Старый лев влюбился в красавицу 23 лет с такой силой, что для развода смастерил документальные доказательства невменяемости супруги. Он женился на Мэри Лили не так быстро, как хотелось бы, в 1901 году, когда на свет успело появиться дитя их любви Луиза. Она была отдана на воспитание замужней сестре Мэри Лили, Джесси Уайз, и свет простил богатым их причуды.

Генри Флаглер с супругой Элис, после смерти которой он женился на Мэри Лили

В 1913 году жена Бингама покончила жизнь самоубийством, а через три недели Флаглер скончался после падения с лестницы своего роскошного Уайтхолла в Палм-Бич. В 46 лет Мэри Лили унаследовала около $100 млн и бразды правления Standard Oil. Бингам, погрязший в долгах, решил отчистить старую любовь от ржавчины. Они поженились через три года, единственным свидетелем обряда была Луиза, к тому времени полноправная наследница империи своих биологических родителей.

Вскоре после второй свадьбы Мэри Лили начала жаловаться на боли в груди, но вместо кардиолога муж позвал на помощь своего приятеля дерматолога. Тот посадил бедняжку на морфий, совместными усилиями завещание было переписано, и Бингаму теперь полагалось $5 млн после смерти супруги. Мэри Лили вскоре скончалась, тело ее было напичкано опиатами, адреналином и мышьяком, газеты писали об «острой сердечной недостаточности». Все вокруг обвиняли Бингама, родственники устроили тайную эксгумацию и, получив результаты, замолчали: третичный сифилис, запущенный, причинявший больной невероятные страдания. Отсюда наркотики и дерматолог. Мэри Лили, в жизни которой было двое мужчин, позорную болезнь получила от первого, студента-­повесы, второй ее брак с которым продлился менее года.

Биологический отец Луизы Генри Флаглер

Газеты 1917 года уверяли, что Мэри Лили завещала Луизе Клисби Уайз Льюис все без остатка. Но они не учли многочисленных родственников. Часть денег ушла Луизиной мачехе Джесси Кенан Уайз. Также ей, Саре Грэм Кенан (второй сестре Мэри Лили) и Уильяму Р. Кенану (брату Мэри Лили) отходили части корпорации Standard Oil, железная дорога Florida East Coast (оцененная в $32 млн), часть доходов от флоридских отелей, которыми управлял Генри Флаглер. Также всем троим полагалось по $5 млн, что в целом было неплохо. Не забываем и о пяти миллионах Роберта Бингама.

Луиза Льюис получила в свое распоряжение недвижимость на сумму не более $12 млн, коллекцию жемчуга стоимостью $1 млн, ежегодные выплаты по $200 000 и $5 млн по достижении ею сорокалетия. Однако единожды написанное пером не редактируется топором: в чартах богачей Forbes за 1918 год она по-прежнему занимает 29-е место с $50 млн.

Новости партнеров