Коза nostra: на чем основан пиетет модных домов к кашемиру | Forbes.ru
$58.96
69.41
ММВБ2148.6
BRENT65.39
RTS1144.35
GOLD1244.61

Коза nostra: на чем основан пиетет модных домов к кашемиру

читайте также
+7 просмотров за суткиБизнес или творчество: почему каждый шаг к идеальному платью – это боль +881 просмотров за суткиКод столетия: эволюция дресс-кода деловой женщины. 1975–2017 годы +93 просмотров за суткиКультурная экспроприация: мужские вещи в женском гардеробе +411 просмотров за суткиМеховой дресс-код: как выбрать шубу +29 просмотров за суткиИнтеллектуальная инъекция: зачем предпринимателю второе образование +5 просмотров за суткиКультурная экспроприация: мужские вещи в женском гардеробе +27 просмотров за суткиКод столетия: эволюция дресс-кода деловой женщины. 1935-1955 годы +43 просмотров за суткиКод столетия: эволюция дресс-кода деловой женщины. 1917- 1935 годы +5 просмотров за суткиПушистая лихорадка: 10 меховых аксессуаров +88 просмотров за суткиФундаментальное решение: 5 универсальных платьев +10 просмотров за суткиБизнес по-итальянски: путь Falconeri от банкрота до модного гиганта +4 просмотров за суткиСерый кардинал: главный модный цвет зимы 2017 года +2 просмотров за суткиБелые воротнички: 5 блуз для деловых комплектов Народные мотивы: 5 моделей верхней одежды российских брендов Чудеса изумрудного города: колье с камнями зеленого цвета почти за $6 млн +4 просмотров за суткиМечта Золушки: люксовый холдинг Michael Kors Holdings Limited купил бренд Jimmy Choo Курс на утепление: обувь с мехом Форма люкса: чем отличаются торговые площадки модных брендов премиум сегмента в Москве +11 просмотров за суткиНакинуть на плечи: 6 способов носить пончо +21 просмотров за суткиСеребряный век: 5 блестящих вещей для особенных случаев Скандинавские мотивы: 5 пуловеров с норвежскими узорами
Forbes Woman #кашемир 29.11.2016 17:40

Коза nostra: на чем основан пиетет модных домов к кашемиру

Фото Prashanth Vishwanathan / Bloomberg via Getty Images
Forbes Woman разбирается, почему изделия из пуха гималайской козы — must have в гардеробах звезд, королей и президентов.

Шестнадцатого сентября 2016 года на мануфактуре во французском городе Верна в регионе Овернь — Рона — Альпы была торжественно запущена старинная чесальная машина для кашемира. Поиски и установка 15-метрового агрегата для обезволошивания (так называется процесс отделения пуха от шерсти) стали важным этапом амбициозного плана французов. Стараниями Ассоциации французских производителей кашемира и фонда Hermès Франция, кажется, всерьез надеется возродить наследие лионских ткачей и свою славу великой кашемировой державы.

Европа носит кашемир всего 200 лет, и с годами эта любовь только крепчает. Называемый невидимой роскошью материал, который в восемь раз легче шерсти и в восемь раз ее теплее, кашемир принимает разные формы от яркой узорчатой шали на плечах императрицы Жозефины до кашемировых носков Bresciani, пуловера и шарфа Hermès, свитера Malo, пальто Chanel, капа Agnona, кардигана Brunello Cucinelli. И это не просто вещи, привычные богатым и родовитым, это огромное удовольствие. Всем, кто надевает кашемир, знакома радость его прикосновения (в отличие от шерсти кашемир не вызывает аллергии), его нежная и верная служба (при всей своей деликатности правильный кашемир хорошо держит форму), его безотказность и универсальность — и в самом строгом, пуристском кардигане из кашемира можно чувствовать себя достойно даже в компании английской королевы. Как в бриллиантах прежде всего важны чистота и цвет камня, так в кашемире все зависит от исходного сырья — пуха горной козы Capra hircus laniger.

Щипать или стричь?

Рассуждая об успехах своего бренда, Джакомо Канесса, основавший в 1972 году во Флоренции компанию Malo, замечает: «В первую очередь все наши материалы имеют животное и органическое происхождение. Они чисты, натуральны и не смешаны. Все сырье для наших изделий, включая кашемир, я не только отбираю лично, за мной также остаются решения, касающиеся номера пряжи». 

Для кашемира имеет значение экология региона, возраст и самочувствие козы.

А также метод сбора пуха, сортировка, мытье, обезволошивание, смешивание, прочесывание, прядение, проветривание пряжи, и только потом речь идет о краске, производстве и дизайне изделия. 

Природный ареал обитания кашемировых коз — Гималаи. В резко континентальном климате к наступлению суровой зимы животные отращивают густой подшерсток, который не дает им замерзнуть в самые сильные холода. Весной перед наступлением жаркого лета козы линяют, сбрасывая свой зимний пух. В высокогорных районах Индии и Непала коз весной по традиции выщипывают. 

Название изделиям из козьего пуха дал индийский штат Кашмир. Лучшая пряжа получается из пуха, собранного с груди и шеи козы. Чем старательнее выщипывают пух, тем длиннее волокна, тем лучше пряжа. Одна коза в год дает 150 г пуха. 

Когда покоренной кашемиром Европе в начале XIX века потребовалось много пашмин, коз, вместо того чтобы выщипывать, стали попросту стричь и попытались разводить их всюду, где есть горы. Козы оказались прихотливыми и прижились в основном на высокогорных плато в Монголии и в Китае. Известно, что в 1818 году 1500 гималайских горных коз были отправлены во Францию, но живыми добрались только 256 из них. Тем не менее попытки разводить кашемировых коз в Альпах французы не оставили до сих пор.

Щипковые инструменты - главные орудия сборщиков козьего пуха

Придворные спутники

В современной Европе французскому кашемиру досталось ничтожно мало места. Почти все поделили между собой итальянцы и шотландцы. Первые были сильны в  моде и дизайне, вторые — в добротности и надежности тканей. Тем не менее именно французы были пионерами европейского кашемира. 

Седьмого августа 1803 года Наполеон с Жозефиной заглянули на мануфактуру к Гийому Луи Терно, создателю французского кашемира, производителю пашмин, известных как chales de Ternaux. При появлении первого консула Французской республики рабочие принялись кричать: «Долой механику!» Наполеон счел должным остановиться и пояснить, что только с помощью новейшей техники французское производство сможет наконец-то вырваться из пут английских промышленников. При упоминании политической важности момента рабочие затихли.

Наполеон, как и все его окружение, был страстным поклонником кашемира. Привезенный в Европу во время Египетского похода в конце XVIII века, когда некий французский генерал послал ко двору тончайшую шаль, кашемир мгновенно покорил модников и наряду с шелком и мохером составил аристократический триумвират материалов высшего класса. 

По пиар-традициям своего времени в завершение визита высоких персон Гийом Луи Терно преподнес первой даме Франции пашмину, «шаль Терно». Восхищенная яркостью красок, богатством узора, нежностью и тонкостью ткани, Жозефина тут же пожаловала Терно титул придворного поставщика. Терно проявил себя ловким царедворцем. На его шалях появился брендинг «Il est français» («Это французское») — и товарный знак, и актуальный политический девиз. А в 1807 году, в разгар континентальной блокады, он вышил на своих шалях «Я тоже воюю с Англией».

Когда в 1810 году на кашемировую мануфактуру в Лувьере приехал Наполеон с императрицей Марией-Луизой, он приветствовал Терно как старого знакомого: «Терно, вы решительно повсюду!» — и, отцепив свой личный орден Почетного легиона, который император носил на изнанке куртки, наградил любимого поставщика.

Не исключено, что машина, которую стараниями Фонда Hermès только что торжественно запустили в Верна, и была тем агрегатом, который так перепугал рабочих на мануфактуре Терно.

С миру по нитке

Сегодня около 60% сырья на мировой рынок кашемира поставляет Китай, из провинции Внутренняя Монголия; еще 25% приходится на долю Монголии; Иран и Афганистан производят 10%; а Новая Зеландия, Непал, Австралия, Пакистан, Шотландия и Турция все вместе — 5% мирового кашемирового сырья. 

 В Монголии, например, обрабатывается только 10% собранного кашемира, почти все сырье сразу же вывозится из страны. А монгольская компания Goyo — поставщик английских, итальянских и японских модных домов. В тройке лидеров монгольского экспорта кашемира две китайские частные компании и итальянская Loro Piana Mongolia LLC. Таким образом, специалисты Loro Piana могут уверенно заявлять, что если они и не лично стригли каждую козу, то скрупулезно контролировали весь процесс производства. 

Мода на пух

Большие модные дома, как правило, предпочитают напрямую с производством кашемира не связываться, делегируя этот процесс брендам и мануфактурам, узко специализирующимся на кашемире. 

Например, доверяют производство годами проверенным специалистам, таким как семейная мануфактура из Италии Il Lanificio Luigi Colombo. Предприятие, работающее с тибетским и монгольским кашемиром, создает не только собственные мужские и женские коллекции, но и выполняет заказы таких домов, как Hermès, Dior, Gucci, Prada, Maх Mara. 

С трикотажным и кашемировым королем Паскуале Челли, создателем бренда Avon Celli, изобретателем ультралегкого трикотажа, экспериментировавшим со смесовыми тканями, в 1955 году заключил контракт Сhristian Dior, а через два года его сменил Yves Saint Laurent. Дружба обогатила обоих: Saint Laurent получил превосходные трикотажные платья и кашемировые жакеты, а Avon Celli на волне высокой моды стал брендом звезд и президентов: в свитерах в широкую вязку Avon Celli ходили Фрэнк Синатра, Рональд Рейган, Софи Лорен и Грейс Келли, и не было такого американского студента или студентки, кто не мечтал бы о заветном пуловере. 

Дом Сhanel держит себя строже, предпочитая выкупать фабрики в собственность, как, например, поступил в 2012 году с шотландской мануфактурой Barrier Knitwear, работающей на монгольском сырье по технологиям, включающим до 40 операций, многие из которых выполняются вручную. Как заметил тогда на церемонии заключения сделки Бруно Павловски, президент Chanel’s Fashion, союз Barrie Knitwear и Chanel — логичное, естественное продолжение сотрудничества, которое длится больше 25 лет. Именно в Barrie Knitwear создается кашемир Chanel и знаковые двухцветные кашемировые кардиганы. 

По такой же схеме французский концерн LVMH приобрел мануфактуру Loro Piana. Уже шестое поколение итальянской семьи Лоро Пьяна продолжает создавать ее историю, а за бизнес-решения отвечает LVMH. 

Дома, которые не могут похвастаться серьезным мануфактурным бэкграундом, творят историю сами. Например, итальянский дизайнер и философ Брунелло Кучинелли в основу бренда положил легенду: выкупив крепость и античную виллу Антинори на холме в покинутой деревне Соломеo в Умбрии, он перенес туда штаб-квартиру своего бренда Brunello Cucinelli и создал своего рода рабочую коммуну, где объединены ткацкая мастерская, швейное производство и дизайн-бюро, а рабочие живут в старинных отреставрированных домиках по соседству. Красивая историческая декорация на земле этрусков среди фресок Джотто и кипарисовых рощ придает весомости смелым экспериментам команды Brunello Cucinelli. Работая в такой консервативной области, как кашемир, где обычно с красками обращаются невероятно осторожно, предпочитая всем цветам естественный, в Brunello Cucinelli не стесняются вплетать в волокна металлизированные нити, сочетать кашемир с кожей и грубым сукном, красить его во все цвета радуги. 

Умбрийский сосед Brunello Cucinelli бренд Fabianа Filippi делает акцент на экологической чистоте не только сырья, но и процесса производства, оберегая от загрязнения окружающую среду. Философия Fabiana Filippi предполагает, что для кашемира нет неуместных ситуаций, нужно только выбрать правильный наряд. Эту философию поддерживает другой итальянский специалист по кашемиру — Джакомо Канесса, основатель Malo, считающий, что в гардеробе каждой женщины для счастья должны быть жакет из 100% кашемира, объемный свитер грубой вязки, свитер из кашемира тонкой вязки, спортивный костюм из кашемира и невесомый палантин из кашемира. И вот так можно отправляться хоть на пир к Платону. 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться