Певица Аида Гарифуллина: «Гонорар в €5000 за спектакль — не основной заработок»

Мария Ганиянц Forbes Contributor
Фото пресс-службы
У Аиды Гарифуллиной чарующее сопрано, изящная восточная красота и западный подход к self-promotion. В интервью Forbes Woman она рассказала, как детская мечта девочки из Казани стать известной певицей воплотилась в штатный контракт с Венской оперой, как она зарабатывает на платья от-кутюр и что за роли исполняет ее полугодовалая дочь

Хотя бы раз выступить на сцене Венской оперы – мечта любой молодой оперной певицы, а вы сразу были приняты в штат театра. Как у вас получилось?

Большую роль в моей карьере сыграл конкурс Пласидо Доминго Operalia, который я выиграла в 2013 году. Я давно хотела попробовать свои силы, но мне все казалось, что не готова конкурировать с известными певцами, уже имеющими контракты в Метрополитен Опера или Ла Скала. Я бы еще долго пребывала в сомнениях, но решение приняла мама, она зарегистрировала меня на сайте как участницу конкурса. После победы я сразу получила ряд приглашений, но выбрала Вену.

Часто молодые музыканты и певцы уверены, что для учебы в Европе требуются большие деньги и связи. Дайте пошаговую инструкцию по построению оперной карьеры за границей.

Все зависит от самого человека, его устремлений. Во-первых, нужно знать язык страны, где хочешь получить образование, и во-вторых, не бояться сложностей, которые обязательно будут. Многие ведь больше всего боятся выйти из зоны комфорта. Но самое главное — верить в себя и много работать. А в нашей профессии очень важно еще и выбирать правильный репертуар. Любую партию нужно продумать так, чтобы она жила и в голосе, и в теле естественной жизнью.

Я с детства была приучена много трудиться, участвовала во всевозможных музыкальных конкурсах, концертах и фестивалях. В 2005 году я получила грант мэра Казани на пятилетнее обучение в Европе и поступила в одну из лучших школ Германии — Высшую школу музыки в Нюрнберге, в класс профессора и ректора этого университета Зигфрида Ерусалема. Я до сих пор с благодарностью вспоминаю своего учителя. А через два года, никому ничего не сказав, села в поезд и поехала на экзамены в Венскую консерваторию (Universität für Musik und darstellende Kunst Wien). Мне было тогда 20 лет.

Со стороны все выглядит очень просто, но, наверняка за внешней легкостью стояли серьезные финансовые вложения.

Вена - дорогой город, и грантовых денег было немного. За три года обучения я раз семь меняла квартиры, искала подешевле. Ведь надо было оплачивать педагогов, с которыми я занималась помимо учебы, и покупать концертные платья ну и вообще красивую одежду. Родители мне тоже помогали, но денег всегда не хватало. Конечно, много эмоций и переживаний остается за кадром. У меня срабатывала исключительная дисциплина, а еще нацеленность и поддержка мамы.

Многие студенты в Европе подрабатывают, например официантами.

Студенткой я тоже подрабатывала. Однажды даже устроилась присматривать за ребенком в семью. Я гуляла с малышом, но он постоянно плакал, и я скоро поняла, что няней быть не хочу. Я всегда мечтала работать в Венской опере, я хотела устроиться билетером, чтобы иметь возможность слушать спектакли, но собеседование не прошла. Австрийские чиновники неохотно дают разрешение на работу студентам из России. Зато за все три года учебы в Вене я не пропустила ни одного нового оперного спектакля. По два часа я простаивала в очередях в кассу и покупала билет за €4 на стоячие места партера. Кстати, я до сих пор уверена, что стоячие места — лучшие места в театре, так как звук со сцены идет прямо туда и не рассеивается.

А сами, пока учились, ходили на прослушивание в Венскую оперу?

Ни разу. «Добрые» консерваторские подружки заверили, что прослушивания проходят раз в три года, и я уже опоздала. Сложно поверить, но через несколько лет директор Оперы Доминик Майер признался, что если бы я пришла студенткой консерватории на прослушивание, то приглашение на работу получила бы гораздо раньше. Задолго до Operalia.

Недавно вы снялись в небольшой роли у Стивена Фрирза в фильме «Флоренс Фостер Дженкинс», биографии худшей певицы в истории, которую сыграла Мэрил Стрип. Помимо певческой вас привлекает актерская карьера?

Мне, конечно, было очень интересно попробовать себя в кино, но, признаюсь честно, в фильме Фрирза я не играла, у меня там нет текста. Просто вышла на сцену в роли оперной дивы XX века Лили Понс (по сценарию у нее концерт в Карнеги-холл, на который приходит Фостер Дженкинс) и спела The Bell Song («Песня колокольчиков») из оперы «Лакме». Эта ария также вошла в мой дебютный альбом Aida.

В новостях светской хроники концертные платья Аиды Гарифуллиной обсуждают наряду с туалетами голливудских звезд на церемонии вручения «Оскара». Наверняка это серьезная статья расходов.

Я внимательно отношусь к своему имиджу. У меня много концертных нарядов от Zuhair Murad, обожаю его платья haute couture. В Москве на сцену выйду в платье из новой коллекции Александра Маккуина, очень красивом и не совсем обычном для его стиля. Я все время в поиске интересных дизайнеров. Недавно в Лондоне познакомилась с основателями британского бренда Ralph & Russo, которые пользуются популярностью у celebrity благодаря идеально сшитым нарядам в духе «золотого Голливуда». Цены на их платья стартуют от 30 000 фунтов за штуку.

Сумма больше, чем вы получили за победу на Operalia.

Да, тогда первая премия составила $30 000, но не меньше того, что я сейчас получаю за концерты.

Из чего складывается доход оперных певцов, что приносит больше заработка — спектакли, концертные выступления или выход на частном мероприятии? Рассчитываете ли заработать на дебютном альбоме?

Ну, что касается диска, то он, скорее всего, принесет больше рекламы. Хотя мне по контракту полагается 16% с продаж.

В моем случае оперные спектакли не являются основным заработком, за выход на сцену в Венской опере я получаю не больше €5000 и пока не планирую повышать свой гонорар. Для меня Венская опера, так же как Мариинский театр, - это место учебы, встреч с талантливыми людьми и получения колоссального удовольствия от сцены.

Не секрет, что для большинства оперных солистов основной заработок – это концерты. Мой гонорар для подобных мероприятий — от €50 000 до €100 000. Это тот доход, который позволяет оплачивать и педагогов, и концертные наряды. Меня часто приглашают спеть на мероприятиях для крупных компаний. Но ни высокий гонорар, ни различные бонусы в виде частных джетов не заставят меня пропустить репетицию в Вене, например. Я очень ответственно подхожу к репетиционному процессу. И очень серьезно готовлюсь к каждому выступлению.

Вашей дочери Оливии нет и полугода, а вы уже вышли на сцену.

Через два месяца после ее рождения я уже пела Адину в «Любовном напитке» Доницетти. Хотя, признаюсь, очень волновалась и даже хотела отменить спектакль. Но мой замечательный педагог по вокалу Нелли Миричиою убедила, что я готова. Сейчас я уже полностью вошла в ритм и форму и готовлюсь к новым партиям. В марте еду на два месяца в Париж, буду петь премьеру оперы Римского-Корсакова «Снегурочка», которую в Opéra Bastille ставит Дмитрий Черняков. Я уже присмотрела в центре Парижа уютную квартиру для нас (оперные театры артистам жилье не предоставляют). Доченька везде путешествует со мною. Она тоже выполняет свою роль — расти и радовать меня.

Новости партнеров