Василиса Премудрая и Илья Муромец: кто и зачем втягивает мальчиков и девочек в конкурентную гонку | Forbes Woman | Forbes.ru
$58.07
69.15
ММВБ2058.73
BRENT56.16
RTS1116.94
GOLD1294.70

Василиса Премудрая и Илья Муромец: кто и зачем втягивает мальчиков и девочек в конкурентную гонку

читайте также
+2790 просмотров за суткиКак стать миллиардером: с чего начиналась карьера крупнейших бизнесменов +691 просмотров за сутки(Не)Безусловное принятие: почему в любящих семьях вырастают несчастные дети +39 просмотров за суткиГоспода студенты: гарантирует ли топовый вуз успешную карьеру +81 просмотров за суткиИллюзия знаний. Убьют ли новые технологии традиционное образование +133 просмотров за суткиГодное образование: как научить поколение Z думать и идти к успеху Благотворительность вместо цветов и другие изменения в жизни российской школы +222 просмотров за суткиДетки на уровне: как топ-менеджеры инвестируют в образование своих детей +62 просмотров за суткиЭволюция желаний: стратегии выбора потенциальных партнеров +210 просмотров за суткиИм нечего больше хотеть: как воспитать ребенка в условиях материального изобилия +5 просмотров за суткиЭмиграция образования: государству не стоит выстраивать барьеры студентам +47 просмотров за суткиНа старт, внимание: простые правила, которые помогут запустить бизнес +8 просмотров за суткиНедружелюбная среда: как современные родители взаимодействуют с городом Не только читать: 20 самых интересных книг для летнего досуга с детьми +3 просмотров за суткиОт новой деревни к женщине-президенту: как менялось положение женщин в южнокорейской политике +4 просмотров за суткиНервные времена: как тревожность превратилась в диагноз, и что под ней понимают психологи Школьные игры: как мотивировать новое поколение к учебе +3 просмотров за суткиПроблема выпускника: почему у дипломов небольшой срок годности +4 просмотров за суткиДолг перед будущим: как получить алименты, если бывший муж их платить отказывается +23 просмотров за суткиДмитрий Аханов: «Осталось только уговорить жену меньше работать» +3 просмотров за суткиДо Килиманджаро и обратно: американская история сироты из Пензы
Forbes Woman #общество 10.07.2017 07:01

Василиса Премудрая и Илья Муромец: кто и зачем втягивает мальчиков и девочек в конкурентную гонку

Ольга Исупова Forbes Contributor
Фото Felix Kaestle / DPA / TASS
Социолог Ольга Исупова о том, как общество с первых лет ждет от девочек больше усилий и работы, чем от мальчиков

Как живут дети из школ, куда все хотят поступить — таких, где доходит до драк во время записи детей в первый класс? Чтобы ответить на этот вопрос, в 2016-2017 годах мы провели качественное интернет-исследование учениц и учеников «лучших», в основном московских, школ (всего 10 интервью с девочками и 5 — с мальчиками), а также опросили их родителей (60 интервью).

Исследование показало очень высокий уровень требований со стороны школы к ученикам, причем требования опосредуются через родителей. В существенно большей степени повседневность и всеохватность этих требований касается девочек и транслируется через женщин.

Как важно быть успешным

Успех важен и для девочек, и для мальчиков. Но такое впечатление, что к девочкам требования выше. Родители говорят о том, как учатся их сыновья, примерно так: «Это же мальчик, он целый год ничего не делает, но потом возьмется, нагонит, и все будет нормально». Если речь о девочке, то ее время должно быть организовано так, чтобы ей просто вздохнуть свободно было некогда – и это воспринимается как норма.

От девочек ожидается более конформное поведение (то есть соответствие поведения взглядам родителей, школы). От девочек требуются не просто успехи в школе, но и огромное трудолюбие и умение структурировать время, выполнять одновременно очень много задач.

Если ребенок успешен, школа начинает использовать это для повышения своего рейтинга, так как между школами постоянно идет соревнование. С другой стороны, если ребенок неуспешен, над ним постоянно висит угроза «вообще вылететь из этой школы». При этом, так как все больше школ включается в это соревнование, все меньше остается школ, куда такой ребенок может уйти. Это создает — уже в детстве — страх оказаться вообще исключенным из общества.

Интенсивное материнство

В школьное образование в большей степени вовлечены именно матери. Иногда педагоги сообщают родителям еще «на пороге», чтобы они даже не надеялись, что ребенок будет делать уроки сам. Иногда говорят и так: «Чтобы ребенок смог учиться в нашей школе, один из родителей должен быть неработающим».

Родители не все изначально хотят становиться «интенсивными», то есть крайне вовлеченными. Но они вовлекаются в школьную жизнь, потому что считают: если они не будут этого делать, их ребенок будет страдать.

Матери с раннего детства решают вопросы будущего и за мальчиков, и за девочек: важно, чтобы они рано встали «на нужную дорогу» — тогда, когда сам ребенок «еще ничего не понимает». За девочек решения принимаются в большей степени. В мальчиках матери уважают то, что в них когда-нибудь что-нибудь проснется, и они сами все решат, сами кем-то станут — то есть предполагается своеобразный путь Ильи Муромца: он 33 года лежал на печи, прежде чем, излечившись, стал богатырем. Для девочек такое развитие событий совершенно не допускается.

При этом решение даже самой замечательной мамы обусловлено ее собственным жизненным путем, тем, что она считает важным в жизни. И оно необязательно будет правильным с точки зрения возможностей, которые в жизни действительно в дальнейшем появляются.

В результате возникает завышенная планка, которая слабо соотносится с пространством возможностей, которые общество даст ребенку, и тем, что жизнь от него в конечном итоге потребует. То есть ребенка призывают прикладывать сверхусилия в условиях совершенно не ясных перспектив.

Протест детей

Методы принуждения к учебе создают анти-мотивацию к тому, что могло бы начать приносить интеллектуальное удовольствие. «Насильно заставляли читать, когда я хотела гулять», — рассказывает одна из участниц опроса.

Растущие таким образом девочки либо в конце концов формируют некий «стокгольмский синдром», благодарность родителям за принуждение к успеху, либо оно провоцирует протест, и качество их отношений с родителями портится бесповоротно: «Мама справилась с ролью воспитателя-надзирателя. А вот мама в роли друга провалилась. Я устала от всей этой строгости – рамок, границ, запретов».

Причем, если для мальчика успех – это «только» стать максимально успешным в перспективной профессии, то для девочки – это и карьера, и удачное замужество. Так что девочка и о внешности должна с юности привыкать заботиться, буквально с детства: «Внешне маму не устраивает во мне очень многое: мой стиль одежды, неопрятность, солдафонская походка и обувь, пацанские манеры. Все время рассказывает, что в молодости она никогда не выходила без красиво уложенной прически, легкого макияжа, хорошо, со вкусом одетой, чистой, опрятной и так далее. При этом была круглая отличница и лучшая на курсе».

Протест против такой системы бессмысленных, но очень интенсивных требований, неизбежен, он уже возник и будет усиливаться. И связан он, среди прочего, с тем давлением, которое дети испытывают при обучении в школе.