Достойно королевы: придворные ювелиры английского двора

Фото Fox Photos / Getty Images
Ретроспективный взгляд на украшения Дома Garrard

Придворная история ювелирного дома Garrard началась, когда в 1843 году в бутик заглянул принц Альберт, чтобы заказать брошь для своей обожаемой супруги королевы Виктории. Юная королева была не просто модницей, а законодательницей мод, а ее украшения — пионерски смелыми. Виктория была неравнодушна к крупным драгоценным камням — принц Альберт лично распорядился огранить старинный индийский алмаз «кохинур» и закрепить его в королевской тиаре, — любила эффектные броши с изображениями цветов и насекомых — дань моде эпохи роккоко, — и муж заказывал их в Garrard.

В бутике Garrard среди гравюр и фотографий с коронационными регалиями британских монархов (Garrard как старейший в Британии ювелирный дом, существующий с 1735 года, приложил руку ни к одной королевской тиаре, диадеме и скипетру) в окружении драгоценностей, за антикварным овальным столом мы начинаем наше большое ювелирное чаепитие. Сара Прентис, креативный директор Garrard, разливает чай из большого белого чайника. Слева от Сары — вазочка-этажерка с пирожными, булочками сконами, прямо перед ней — блюдо с сэндвичами, а справа — россыпи бриллиантовых украшений. Саре Прентис аккомпанирует глава отдела дизайна Garrard Клэр Скотт.

Тиара Girls of Great Britain and Ireland, золото, бриллианты, Garrard

|Коронационную тиару королевы Марии полюбила ее внучка, королева Елизавета II. Чтобы обод из драгоценного металла не ранил кожу головы своей обладательницы, его обтягивают мехом в тон королевских волос. Сейчас у меховой оторочки тиары — оттенок золотистого меда, как у молодой Елизаветы II. Еще одна любимая тиара Елизаветы II — свадебный подарок бабушки, королевы Марии. Это тиара, преподнесенная королеве Марии на свадьбу от девушек Великобритании и Северной Ирландии. Выполнена ювелирами Garrard|

Сара успевает налить в чай сливки, откусить кусочек от сэндвича и продемонстрировать нам секрет большого из колье-неглиже из жемчуга и бриллиантов с кистями из жемчужных нитей. Колье трансформируется — кисти можно снять и прикрепить, например, как подвески к серьгам из этой парюры. Активная современная жизнь классических ювелирных украшений — важная тема для ювелиров Garrrad.

Простояв на почетной королевской службе больше 160 лет, Garrard как никакой другой ювелирный дом понимает, что такое символика, геральдика, традиции. Культурные коды Дома складывались в унисон истории британской монархии, привычкам и вкусам королев. Символика Garrard почти не меняется с годами, это — банты, кисти, розы, крылья, бабочки. Банты — любимое украшение британских аристократок начиная с Елизаветы I, розы — символ Тюдоров, крылья — ангелов, жуки и бабочки ввела в моду королева Виктория. Сейчас эти культурные коды, как ноты, сложены в новую партитуру, с другими, более быстрыми, легкими, ироничными темпами.

«Раньше ювелирные украшения надевали по особым торжественным случаям. Сегодня мы можем праздновать хоть каждый день и носить драгоценности с утра до вечера, и в будни, и в праздники, – уверена Джон Милнер, генеральный директор Garrard: Мне нравится подвижность, легкость, трансформируемость наших украшений. Они уместны в торжественных случаях, но при этом не выглядят вычурно во время аперетива или ужина с друзьями».

За чаепитием в историческом зале королевы Марии — королева Мария Текская посетила бутик в 1911 году, чтобы лично заказать тиару для своей коронации — создательницы украшений Garrard предлагают нам примерить тиары, серьги и колье.

«Тиару делают минимум 12 недель, — объясняет Клэр Скотт, — это трудоемкий сложный процесс. Нужно подобрать все камни сразу, так чтобы сложилась панорамная картина».

Колье, коллекция Encbanted Palace, белое золото, бриллианты, горный хрусталь, акрвамарин, Garrard

В феврале этого года в мастерские Garrard поступил срочный заказ. Ближневосточная принцесса заказала тиару на свадьбу. «Времени было в обрез. Но мы успели уложиться за 8 недель», — рассказывает Клэр.

«Сделано женщинами для женщин» — утверждает сегодняшний Garrard. Домом руководит женский триумвират: генеральный директор Джоан, креативный директор Сара, глава отдела дизайна Клэр. Их тиары хорошо садятся на голову, ободки не жмут за ушами, кольца-банты захватывают своими ленточками две фаланги пальцев, а подвески-крылья с красными эмалями выглядят так нескромно-иронично, будто их делали не в Доме с 300-летней историей, а в мастерских Стивена Вебстера. «Ну что вы хотите, мы со Стивеном учились в одном колледже у одного профессора», — подмигивает Сара, степенная британская леди под два метра ростом.

«Приходите вечером на наш секретный ужин, еще и не такое увидите», — хохочет Сара.

Кольцо, коллекция Encbanted Palace, белое и желтое золото, аквамарин, бриллианты, Garrard

Секретный ужин дают на западе Лондона, в Сайон-хаус, старинном особняке герцогов Нортумберлендов, которым они владеют с 1594 года. В Сайон-хаусе побывала вся европейская знать, от нашего Петра I до королевы Виктории – третья герцогиня Нортумберлендская, Шарлотта Флорентия, была гувернанткой будущей королевы. Галопом проскакав по анфиладе парадных залов, мы оказываемся в огромной садовой оранжерее, первой в мире конструкции из стекла и металла, созданной Чарлзом Фоулером в 1828-1830 годах. Здесь, за бокалом шампанского, в окружении магнолий, агав и алоэ, экзотических растений, привезенных в викторианскую Англию, хозяйки вечера заводят разговор о главном. Новая коллекция Garrard называется Enchanted Palace, «Волшебный дворец», и посвящена Хрустальному дворцу, павильону, построенному в Гайд парке ко Всемирной выставке 1851 года. Выставка, ознаменовавшая торжество промышленной революции, была организована под личным патронажем принца Альберта и королевы Виктория. Сама себе конструкция дворца Джозефа Пакстона, гигантского здания из стекла, удерживаемого сводами металлических оправ, викторианский хай-тек, выражась современным языком —символ достижений викторианской эпохи. В «Волшебном дворце» Garrard есть все, что так любила королева Виктория — новые камни и материалы, новые техники и конструкции, и, конечно, жучки, и цветы. Например, в геометрической формы подвеске вращается центральный элемент, ромб из прозрачного хрусталя (новый материал для Garrard), украшенный сапфирами. Кисточки из шпинели и жемчуга у серег — съемные. А в кольце, украшенным бирюзовым жучком (иранская бирюза впервые использована Garard), бриллиантовые крылышки жучка отстегиваются. Можно выбирать — прикрепить жучку крылышки из желтого золота, из белого золота с бриллиантами, или оставить на вечер без крыльев, чтоб побыл денек муравьем. Демонстрируя секреты жучка, Сара и Клэр между собой ласково называют его «Берти». В честь принца Альберта, конечно же. Так ювелиры Garrard, создатели оригинальной новой коллекции — 100 украшений из разных оттенков золота, с драгоценными и цветными камнями, —описав огромную историческую параллель вновь замыкают круг, возвращаясь к своим королевским кодам и символам.

«Мы хотим защитить Garard, чтобы бренд оставался современным и прожил еще 300 лет. Нужно осторожно, с уважением к своей истории и наследию, двигаться вперед, изобретать себя заново. Но если утратить чувство уместности и актуальности, можно потерять бренд, — рассказывает о своей стратегии генеральный директор Джоан Милнер: Но кто не рискует, тот»… Джоан поднимает бокал с шампанским.

Новости партнеров