Безусловная любовь: развестись с мужем и остаться с ним в бизнесе | Forbes Woman | Forbes.ru
$57.18
67.42
ММВБ2101.14
BRENT57.79
RTS1157.81
GOLD1305.12

Безусловная любовь: развестись с мужем и остаться с ним в бизнесе

читайте также
+540 просмотров за суткиСледуй за мной: как привлечь гостя в кафе незаметно для него самого +278 просмотров за суткиЗанимательная география: как выстроить работу дистанционной команды +252 просмотров за сутки«Мы работаем нон-стоп – как фабрика». Директор оркестра «Русская Филармония» о новых форматах и невыгодных гастролях +317 просмотров за суткиСтоп-морщин: бывшая модель четыре года потратила на борьбу со старением и заработала $30 млн +228 просмотров за суткиThe Good Wife: как создатели автосервисов «Вилгуд» зарабатывали первоначальный капитал +219 просмотров за суткиФастфуд класса люкс: как россиянка кормит итальянцев икрой и шампанским +28 просмотров за суткиТайны феминизма: какими изображал женщин Forbes с 1917 по 2017 год +175 просмотров за суткиПять генеральных: женщины-СЕО крупнейших частных компаний России +108 просмотров за суткиЗвезда «Карточного домика» Робин Райт вошла в рейтинг самых дорогих телевизионных актрис +206 просмотров за сутки «Мозг — самый ленивый орган тела». 10 правил карьеры от метеоролога, которая стала аудитором +771 просмотров за суткиЛучше сама: как Наталья Касперская стала участницей рейтинга богатейших женщин +19 просмотров за суткиЛюбви все рейтинги покорны: одно личное мнение +93 просмотров за суткиМиф или реальность: существует ли гендерное неравенство в российских IT-компаниях? +8 просмотров за суткиВыход в никуда: как безболезненно вернуться на работу из декретного отпуска +9 просмотров за суткиРасставание на удачу: как англичанка Аиша Вардаг построила бракоразводную империю +4 просмотров за суткиБерти Чарльз Форбс: «Как женщине попасть в бизнес, если она не хочет быть стенографисткой?» +19 просмотров за суткиПроблемы рынка: японские компании намерены покрыть дефицит сотрудников с помощью домохозяек +2 просмотров за суткиНезваная гостья: зачем топ-менеджер Club Med путешествует по миру инкогнито +3 просмотров за суткиБедность или новые возможности: сколько женщин в мире запускают свое дело и чем они руководствуются +4 просмотров за суткиFake it until you make it: как воображаемый кофаундер помог двум художницам раскрутить свой бизнес

Безусловная любовь: развестись с мужем и остаться с ним в бизнесе

Директор по развитию Perelman People Евгения Левшицкая о том, зачем сохранила деловые отношения с бывшим мужем и ресторатором Владимиром Перельманом.

С Владимиром, своим первым мужем, я познакомилась, когда мне было 19, а ему 23. Он москвич, из интеллигентной музыкальной семьи, но всегда был предприимчивым и придумывал разные бизнес-идеи. Я же приехала из Орловской области, поступила на социолога, работала в гостиничном бизнесе и жила в общежитии. Возможно, это обстоятельство и ранний уход из жизни отца и матери повлияли на то, что я привыкла самостоятельно обеспечивать себя с юных лет.

Сначала Перельман занимался поставками кальянов в клубы и рестораны, а я ему помогала. Потом его назначили управляющим в «Барбара бар», а я отвечала за все остальное — от менеджмента до встречи гостей и даже писала картины для оформления зала. Заведение быстро стало популярным и прибыльным, и нам захотелось сделать собственный проект.

С первым инвестором нас познакомил друг. И в 2012 году появилось первое заведение группы Perelman People — семейное кафе I Like Bar на Шаболовке. Проект стоимостью $1 млн окупился менее чем за год, и к нам уже сами стали приходить инвесторы с предложениями об открытии новых ресторанов. Сейчас семь ресторанов группы рассчитаны в общей сложности на 800–1300 мест в зависимости от сезона.

Спустя два года мы открыли второй наш ресторан — I Like Wine на Покровке. Стояло жаркое лето 2014-го, я была беременна и сама вешала вывеску на здание. Идея I Like Wine была в том, чтобы на-учить людей разбираться в вине. Мы специально подбирали поставщиков редких вин с маленькими квотами на Россию, при этом искали виноделов с интересными историями — один из них, к примеру, бывший серфер, у другого какие-то особые этикетки. Концепция I Like Wine так понравилась гостям, что нам стали предлагать открыть второй ресторан — в Тель-Авиве, например. Но в то время мы практически не зарабатывали — вино после кризиса 2014 года сразу стало очень дорогим, резко поднять ценник мы не могли себе позволить, продавать плохое вино — естественно, тоже. Стало понятно, что нужно что-то предпринимать.

Мы решили сформировать ассортимент вин, которые будут импортироваться специально для наших ресторанов. Причем ассортимент разнообразный: от всем понятных вин а-ля просекко, совиньон блан или мерло с юга Франции до не самых очевидных, например, лаурейро из одноименного сорта с севера Португалии или очень популярного в ресторанах вина гри де гри из небольшого апелласьона Камарг во Франции. Для гостей эти вина стоят по 2000–2500 рублей за бутылку — цена, приемлемая для всех. Плюс к тому есть просекко розе и брют под нашим собственным брендом Pearlman, его производит известная семейная винодельня Corvezzo в регионе Венето.

Наши первые три ресторана строила бригада строителей--иммигрантов. Было тяжело, многие вещи в оформлении приходилось доделывать самим. Когда же мы запускали четвертый ресторан, I Like Wine на ул. Тимура Фрунзе, то решили, что пора обзавестись собственным дизайн-бюро. Издержки на реализацию наших идей сразу снизились в несколько раз, а в некоторых случаях — и на порядок: мебель, которая у сторонних дизайнеров раньше обходилась в 2 млн рублей, мы сами делаем за 800 000 рублей. Теперь мы сами производим все для своих ресторанов через I Like Design — от деревянной посуды до металлических барных стоек и столешниц из микробетона.

В ресторанную группу Perelman People входят два кафе I Like Bar, две винотеки I Like Wine, гриль-бар I Like Grill, а также гастропаб Beer & Brut, необистро «Голодный-злой», дизайн-бюро I Like Design и детская мебель I Like Kids. Первое заведение группы от

Во всех ресторанах Перельману принадлежит доля 30%. Есть постоянный партнер, у которого тоже по 30%, — казахский бизнесмен из сферы недвижимости, владельцы оставшихся долей меняются в зависимости от ресторана. Кредиты на развитие бизнеса мы не берем — страшно. Финансируем все только за счет прибыли и средств инвесторов. А к примеру, I Like Kids (производство детской мебели) развивается только за счет моих собственных инвестиций и вложений моего второго мужа.

Еще на этапе запуска первого ресторана у Перельмана появилась другая девушка. Сотрудники это знали и какое-то время оберегали меня от этих новостей — у нас в компании вообще очень семейная атмосфера. Но когда всё выяснилось, истерики у меня не было. Мы развелись, и я решила работать и общаться, как прежде. Мне хорошо знакомо выражение — «безусловная любовь».

Всем супругам, связанным совместным бизнесом, я советую с самого начала найти посредника. Не юриста или адвоката, а сотрудника, с которым будет делиться ответственность за бизнес-решения. Муж не должен напрямую решать серьезные деловые вопросы с женой.

В Perelman People генеральный директор — женщина, имеющая опыт в ресторанном бизнесе с начала 1990-х. Все важные вещи, такие как фирменный стиль нового ресторана, концепция, маркетинговый план, план развития, даже закупки текстиля или вывеска для нового заведения, я обсуждаю прежде всего с Соней Борисовной. Финальное решение все равно принимает Перельман, но мне легче согласовывать свою идею с ним, если я не одна, а за мной стоит коалиция. Мой второй муж, кстати, — руководитель I Like Design Илья Левшицкий, и с ним по рабочим вопросам я взаимодействую так же. Письменные коммуникации по бизнесу тоже помогают выстраивать ровный тон.

Очень важно уметь признавать свои ошибки. Это позволяет нам всем сохранять не только деловые, но и дружеские отношения. И не предавать друг друга ни при каких обстоятельствах, мои мужья — первый и второй — знают, что со мной можно пойти в разведку.

В конечном счете мы работаем вместе с Перельманом не потому, что я была его женой, а потому, что я хороший сотрудник, и мы оба это знаем. Да, у меня нет доли в бизнесе, я работаю за зарплату, зато он — звезда. Но эту звезду из него кто-то сделал.