Без стыда и следствия: почему в России невозможно дело Харви Вайнштейна

Фото Getty Images
Термин «харассмент» закреплен в законодательствах 28 стран мира, но не в России. Адвокат Екатерина Духина о том, что женские сплетни — это тоже харассмент, какая разница между комплиментом и навязчивым вниманием, и как остановить домогательства и травлю, если в суд идти бессмысленно.

Громкое разоблачение знаменитого голливудского продюсера, имевшего тягу к сексуальным домогательствам, вскрыло гигантские масштабы харассмента и нарушения личных границ. Каждый день в СМИ всплывают новые сюжеты с со скандальными признаниями о домогательствах и непристойном поведении сильных мира сего: вчера отличился миллиардер Ричард Брэнсон, чуть раньше отметился актер Кевин Спейси. Эта волна наверняка даст теме харассмента новый виток в глобальной юридической практике и, может быть, наконец-то начнет развиваться в России, где пока понятие «харассмент» вне закона.

Между тем этот термин закреплен в законодательстве 28 стран мира. Он определяет не только домогательства сексуального характера, но и целый ряд поступков, чаще всего совершаемых на рабочем месте, которые задевают, пугают, унижают человека или вызывают чувство стыда. Это могут быть не только действия, но и жесты и высказывания. Например, унизительные шутки, касающиеся внешности, возраста, вероисповедания, физических или интеллектуальных особенностей. И, конечно, двусмысленные намеки и даже бестактные комплименты.

Харассмент подразумевает сексуальные домогательства не только на работе, но и в любых других отношениях, где есть иерархия или один человек зависит от другого: например, между учителем и учеником или врачом и пациентом. Здесь отказ от общения или открытый конфликт всегда потенциально несёт проблемы для жертвы харассмента. Любая форма навязанного общения, причиняющая моральный дискомфорт – это уже харассмент. Таковым могут признать и повторное приглашение на кофе, если человек один раз вам уже отказал.

В США признают харассмент со стороны людей того же пола (официально признав небезобидными женские сплетни), и даже со стороны подчиненных в адрес начальства.

В Европе харассмент считается не просто дискриминацией, а посягательством на честь и достоинство человека и может быть признан уголовным преступлением. В Испании и Великобритании харассмент на рабочем месте карается тюремным заключением либо крупными штрафами. Показательный случай – дело сотрудницы лондонского подразделения Сбербанка Светланы Лоховой, отсудившей, по сообщениям британских СМИ, более $4,5 млн компенсации за дискриминацию и травлю на рабочем месте.

«Все равно овиноватят»

Случись дело Светланы Лоховой в российском офисе банка, его судебные перспективы были бы незавидными. Между тем в российских компаниях проблема домогательств, неуместных шуток, нежелательных прикосновений и остракизма – явление колоссального масштаба и встречается повсеместно. Безнаказанность, отсутствие культуры общения и массовое психологическое нездоровье поколения, пережившего 1990-е, порождают тотальное неуважение руководителей к подчиненным, мужчин – к женщинам, старших к младшим и наоборот.

Давно пора признать: ситуация с соблюдением прав личности в российских компаниях удручающая и требует изменений.

Формально запрет на дискриминацию в сфере труда зафиксирован в Трудовом кодексе РФ, а в Уголовном кодексе присутствует статья 113 «Понуждение к действиям сексуального характера». В реальности же женщины или мужчины, к которым пристают на рабочем месте, вряд ли подадут заявление в суд, даже если из-за этого потеряют работу. Во-первых, отсутствуют прецеденты. Во-вторых, мешает менталитет: все мои попавшие в беду клиентки говорили о том, что им ужасно стыдно предавать эту тему огласке. Доказать в российском суде факты домогательств или психологического преследования крайне сложно, если дело не дошло до прямых угроз к насилию или попыток изнасилования.

«Бесполезно, все равно тебя овиноватят», — метко прокомментировала девушка, обсуждая эту тему на моей странице в Instagram. Редко удаётся уговорить клиенток хотя бы подать заявление на имя руководства о действиях агрессора или придать их гласности каким-либо иным путём.

В России пострадавший сотрудник чаще всего вынужден уйти по собственному желанию «в никуда». Если притеснения и домогательства исходят от начальства, жертвам приходится увольняться в 100% случаев. Сформулированный еще при Петре Первом принцип «Ты начальник — я дурак», увы, и сегодня работает безупречно.

Честь важнее комплиментов

В российской культуре до сих пор принято расценивать навязчивое внимание как комплимент, а если оно исходит от вышестоящего лица, то отмахиваться от него и тем более жаловаться не принято. Но широкий доступ к глобальной информации дал толчок к повышению уровня самоуважения, и люди чаще пытаются бороться с психологическим давлением на работе.

С каждым годом обращений к адвокатам по поводу домогательств или травли становится больше: если 5-7 лет назад это были единичные случаи, то сейчас мы ежегодно ведем несколько десятков дел, которые удается урегулировать в досудебном порядке. Любопытно, что в последние годы выросло количество жалоб со стороны мужчин, которые страдают от внимания настойчивых инициативных женщин.

Например, недавно был случай с очень привлекательным внешне молодым человеком, программистом в крупной корпорации. Коллеги-женщины практически не давали ему прохода: кто-то присылал письма по электронной почте, кто-то ставил пирожки на стол, а хуже всего дела обстояли с начальницей, которая явно положила на него глаз. Каждое утро на планерке руководящая дама пять обязательных минут своего времени посвящала воспеванию красоты сотрудника, подчеркивая, что именно за нее его и держат. У парня, неплохого IT-специалиста и абсолютного интроверта, лопнуло терпение, когда ретивая начальница начала присылать письма про незаслуженность такого сокровища его супруге. Он обратился к адвокату и уволился из компании по соглашению сторон, в рамках которого получил значительную компенсацию – руководство побоялось огласки некорпоративного поведения.

Другая весьма распространенная форма харассмента – дискриминация в отношении беременных женщин. Некоторые руководители не желают держать их в штате в связи с необходимостью выплат и соблюдения прочих декретных гарантий. Будущих мам вынуждают уволиться, оказывая на них серьёзное моральное давление. Здесь позиция женщины защищена Трудовым кодексом, поэтому работодатель легче идет на уступки при настойчивости сотрудницы-будущей матери.

Что можно сделать

Как остановить домогательства и травлю, если в суд идти бессмысленно? В любом случае желательно записывать и документировать все случаи преследований, намеков, оскорблений или прочих нежелательных действий, с указанием даты, времени, свидетелей. Фотографии, диктофонные записи, записи с камер, подтверждения свидетелей – все это поможет составить убедительную аргументацию как минимум для кадровой службы, а если обидчик возглавляет компанию – то для прессы, либо международных инстанций.

Риск огласки как внутри компании, так и вне ее – сильный отрезвляющий фактор для харассера и хороший повод для принятия мер со стороны HR. Начав аргументированный переговорный процесс, можно надеяться дисциплинарные меры в отношении обидчика и достойную компенсацию при увольнении.

В большей степени защищены сотрудники международных компаний, где действуют внутренние, как правило, достаточно строгие кодексы поведения, за соблюдением которых следит штаб-квартира. Даже несмотря на отсутствие определения харассмента в российском праве, при поступлении на работу сотрудники обязательно подписывают согласие о том, что правила компании не допускают такое поведение.

Использовать иностранный офис в качестве адресата претензий, связанных с поведением сотрудника российского представительства — это крайне действенный инструмент. Нарушение правил компании может привести к поднятию вопроса об увольнении сотрудника по мотивам утраты доверия – а этот пункт уже может поставить крест на дальнейшей карьере.

Новости партнеров