Невеста принца: правила жизни американской актрисы Меган Маркл
Фото Niall Carson / PA / TASS

Невеста принца: правила жизни американской актрисы Меган Маркл

Ольга Бахлина Forbes Contributor
Фото Niall Carson / PA / TASS
Меган Маркл рассказала о своем детстве, отношении к феминизму, знакомстве с принцем Гарри и о том, как статус королевской невесты изменил ее жизнь

В мае 2018 года состоится свадьба Принца Гарри и американской актрисы Меган Маркл. Маркл разрушает многие стереотипы королевской семьи: во-первых, она разведена, во-вторых, «этнически неодназначна», в третьих, старше жениха на три года. Их историю любви сравнивают с романом дважды разведенной Уоллис Симпсон и Королем Эдвардом VIII, который отрекся ради нее от престола почти 81 год назад. Нужно заметить, с течением времени английский двор стал более милостивым и демократичным — сейчас за принцем Гарри оставляют все титулы и возможность притязания на трон.

Это было вечером. Мы собирались пожарить курицу. И тут произошел этот романтичный сюрприз. Он опустился на одно колено... На самом деле, я едва смогла сдержать себя и дать ему договорить до конца, чтобы сказать «да!».

Нас познакомил общий друг в Лондоне. А через 3-4 недели Гарри пригласил меня поехать к нему в Ботсвану.

Отношения на расстоянии, конечно, были сопряжены с трудностями. У меня были съемки в Америке, он был в Ботсване. Но это был наш выбор, и мы решили вкладывать в наши отношения время и энергию.

Я сразу для себя решила, что не буду ничего читать о нас — ни позитивного, ни негативного, потому что не хочу, чтобы это влияло на наши отношения.

Очень плохо, что наш мир сфокусирован на неравенствах. Я горжусь тем, кто я и откуда я. Мы с Гарри не делаем на этом акцент, мы фокусируемся на том, кто мы как пара.

Когда отгоняешь от себя все эти шумы, чужие мнения, то намного легче наслаждаться друг другом!.

Я как раньше работала, так и сейчас. Единственное, что изменилось, — люди меня стали по-другому воспринимать. Я тот же человек, что и раньше, и мои отношения не определяют меня.

Ты такая, какая надо. Это моя мантра, которую я произношу каждый день. Сброшенные 3 кг не сделают тебя счастливее, а больше мейка не сделает тебя красивее. Знаменитая фраза, сказанная в кино Джерри Магуайером: «Ты меня дополняешь», она не правильная. Ты дополненный уже сам по себе — не важно с партнером или без. Ты такая, какая нужно.

«Пока смерть не разлучит», — я думаю, что это просто. Мы двое людей, которые действительно очень счастливы.

Быть «этнически неоднозначной» означает, что я могу проходить пробы на самые разные роли. В красном я похожа на латиноамериканку, а в желтом — на афроамериканку. Благодаря разным цветам одежды я могу собрать любой образ — как на плакатах Benetton в восьмидесятых.

Поскольку в 80-х кукольные наборы продавались либо в «черном», либо в «белом» варианте, то как-то на Рождество папа купил и скомпоновал мне свой набор: черную куклу мамы, белую куклу папы и детей в каждом цвете.

Хотя я актриса, я никогда не была частью таблоидной культуры.

Мои родители расстались, когда мне было два года, но я никогда не видела, чтобы они ругались. Мы продолжали вместе ездить отдыхать. Папа приходил по воскресеньям, и мы втроем смотрели телевизор. Мы были очень дружны.

Мои родители очень поддерживали меня, еле сводили концы с концами, чтобы оплачивать мои счета. Я тоже работала — преподавала каллиграфию и была хостесс в ресторане — в общем, занималась всем подряд, как обычно это делают все актеры.

Мой отец работал осветителем в Голливуде, поэтому хорошо знал о том, как актеру тяжело получить работу. Он был очень горд, когда мне удалось добиться своих целей.

Мои двадцать проходили в постоянной борьбе — в сравнении себя с другими, в оценке своего веса, стиля и желании быть крутой, умной и продвинутой. Такой, как кто-то другой.

Я сильная, уверенная женщина смешанной расы. Когда в анкете в седьмом классе меня попросили выбрать мою этническую принадлежность или поставить галочку напротив — «Другое», я ответила «Извините, я не одна из «других». Я это я».

Слава наделяет не только возможностями, но и ответственностью, а также возможностью вдохновлять.

Можно быть женщиной, которая хорошо выглядит, и одновременно выступать за гендерное равенство.

Быть феминисткой и быть женственной — это не взаимоисключающие понятия.

Чтобы женщин допустили до решения многих проблем, нужно, чтобы их пригласили сесть за стол переговоров. Но если это невозможно, им нужно создать свой собственный стол переговоров. Мы не можем осуществлять глобальные перемены без участия женщин в политической жизни.

Когда мне было 11 лет, в школе мы смотрели телевизор, и вдруг увидели рекламу средства для мытья посуды. «И там говорилось, что женщины по всей Америки борются с жирными кастрюлями и сковородками». Двое мальчиков из моего класса сказали: «Да! Место женщины на кухне». Я помню, что испытала тогда шок и досаду. Дома я рассказала о произошедшем отцу. И он поддержал меня в том, что я должна написать письмо кому-то важному. Я решила написать тогдашней первой леди — Хиллари Клинтон и юристам по гражданским правам Глории Аллред и Линде Эллерби.

Каково же было мое удивление, когда через несколько недель, я получила ответ от Хиллари Клинтон, а также Глории Аллред и Линды Эллерби. Ко мне домой приехала детская программа, чтобы сделать сюжет обо мне. А через месяц компания Procter&Gambell изменила рекламу своего моющего средства. Теперь в ней говорилось, что «люди» по всей Америки борются с жирными кастрюлями и сковородками. Для меня это была большая победа! Я поняла, что каждый человек способен на многое!

При подготовке статьи использованы материалы Elle, Vanity Fair, The Tig, International Women’s Day, Create&Cultivate, BBC, Business Insider.

Новости партнеров