Одна вокруг света: как живут в африканской плавучей деревне
Фото Ирины Сидоренко

Одна вокруг света: как живут в африканской плавучей деревне

Ирина Сидоренко Forbes Contributor
Фото Ирины Сидоренко
24-я серия о кругосветном путешествии москвички Ирины Сидоренко и ее собаки Греты: Бенин, Нигерия — еще в XIX веке здесь торговали рабами

Бывшая сотрудница агентства элитной недвижимости Kalinka Group после нескольких тренировочных автопутешествий решилась на кругосветку в автомобиле и в компании собаки. О ее передвижениях в режиме реального времени можно следить в блоге Вокругсвета. В предыдущей серии Ирина и Грета встречали Новый год в Того.

Тридцать километров по Бенину вдоль океана — песчаная дорога, будто сафари по пустыне. «Только не останавливайся, только не останавливайся», — говорила я себе все это время. Иначе можно сесть в песок на моем седане, не приспособленном к бездорожью.

Вот так и еду я по африканскому континенту, через пески, камни, бревенчатые мосты и месиво глины. По непроходимым, казалось бы, местам. Что движет меня вперед? Молитва, благодарность, поддержка близких и совершенно незнакомых людей. «Только не останавливайся, только не останавливайся», — говорю я себе каждый день. Я знаю, что меня ждут. Ждут дома и в разных уголках нашей необъятной страны — как друга, как близкого человека, осуществляющего мечту многих. Потому что если у меня получится, то и у других есть шанс.

Но вот дорога поворачивает от океана в глубь страны, мягкий песок сменяется асфальтом, и я попадаю в деревню на воде. Удивительно, как люди приспосабливаются здесь к условиям жизни: деревянные дома стоят на высоких сваях, лодки — основное средство передвижения от селения к селению, купание в реке — самая популярная забава у местной детворы. И, конечно, настоящий рыбный рай. Дары местных вод продаются на каждом шагу.

Дорога до Котону

В Котону, самом крупном городе Бенина, не задерживаюсь надолго. Получаю визу в Демократическую Республику Конго и отвожу свою «Элантру» в автосервис, подготовить ее к транзитному переходу Нигерия — Камерун — Габон — Конго — ДРК. Меняем свечи зажигания, моторное масло, фильтры и задние тормозные колодки. Пока жду завершения работы, каждый автомастер посчитал своим долгом сделать со мной селфи. Спонтанная фотосессия вызвана волшебными словами «олл Африка» и «фром Сьерра-Леоне ту Либерия», 38 000 км из Москвы и 8 месяцев пути. Удивление, одобрительный жест большим пальцем вверх и снимок на память.

Ремонт машины, дорога до Нигерии

Пришла информация, что российский экипаж стартует из Бенина не 3 января, как договаривались раньше, а только шестого. Это значит, что сутки мне придется ждать их на границе, уже в Нигерии моя бенинская виза заканчивается на день раньше. Да и не рассчитывала я, что придется задержаться в Нигерии дольше, чем планировалось изначально. Транзитный переход превращается в экскурсионный тур: вместо трех дней по этой стране придется проехать пять до Энугу — это маршрут моих попутчиков, которые повезут по Нигерии туристов-клиентов. Кроме того, в Калабаре мне нужно получить камерунскую визу. Поэтому от Энугу мне предстоит сделать дополнительный крюк на юг страны, и я начала поиски попутчиков по этому участку Нигерии.

Из Бенина меня выпустили с трудом, пограничник придрался к дате окончания визы и решил, что срок 5 января истек ночью. Устроили консилиум, всем миром считали на пальцах количество дней, пока не вмешался какой-то начальник и не вынес вердикт: выпустить.

Нигерийская погранслужба была более лояльна и приветлива, если не брать во внимание несчитаное количество проверяющих, перекрывающих дорогу веревочными шлагбаумами через каждый метр-два. Таможенные и пограничные тонкости мне помог пройти странного вида доброволец, за неимением наличных денег «рассчиталась» с ним за услуги банкой консервов.

Застряли мы на ветеринарной службе, начальник которой вошел в роль Большого Начальника. Он громко кричал, махал моими справками, отправлял кого-то куда-то делать ксерокопии, опять кричал и просил денег. Просканировав тип его личности, спокойно дала возможность завершить спектакль, ведь мне важнее было получить разрешение на въезд с Гретой. О трудностях путешествия с собакой по этой стране наслышана уже давно, заранее подготовилась, была спокойна и не склонна к взяткам. Драматический спектакль длился больше часа, но я никуда не торопилась: все равно ждать российский экипаж почти сутки, и мне надо было как-то занять время.

Музей работорговли

Идею дожидаться попутчиков в приграничной деревне пришлось оставить, потому что здесь не оказалось ни отелей, ни гостевых домов. Пристальные взгляды жгут спину. В воздухе висит напряжение, оно необъяснимой тяжестью наседает со всех сторон. Охранник автозаправки вызвался сопроводить меня до ближайшей гостиницы. Сел на байк, я еду за ним. Проезжаем мимо полицейских в форме, мимо странного вида людей с сумасшедшим взглядом и деревянными палками с набитыми на них гвоздями: опасные «грабли» подсовывают под колеса, чтобы собирать дань за проезд. Но мой сопровождающий дает знать, что черная машина с белой женщиной за рулем следует за ним, а потому едем без остановок: полицейские приветливо машут рукой, «грабельщики» убирают с дороги свой опасный инструмент.

Полиция проверила документы только однажды, на блок-посту перед поворотом к отелю. И вот я у океана, жду информации от попутчиков и засыпаю до утра крепким сном. Перенервничала.

На следующий день вместе с российским экипажем ко мне добралась посылочка из Москвы: друзья передали автомобильный пылесос взамен утраченного еще в Гвинее, и лекарства, которых нет в Африке.

Стартуем в Бадагри уже двумя экипажами, я следую за соотечественниками. Первая остановка в Музее работорговли, процветавшей в этих краях вплоть до середины XIX века. Но музейные экспонаты меня мало интересуют, наблюдаю за тем, что происходит вокруг. Девочка лет десяти умело переодевает свою сестренку-грудничка. Сначала я подумала, что она играет с куклой! Но малышка мило улыбается и с удовольствием машет крохотной ручкой на фотокамеру.

Ошогбо священная роща

Дорога от Бадагри до Абеокуты — жесть. Ямочный асфальт плавно переходит в глубоко-ямочный, с редкими перерывами на более или менее нормальное полотно. И так 140 км! До Абеокуты добираемся уже поздним вечером, долго выбираем отель. Я экономлю свой скромный бюджет и отказываюсь от дорогого номера, предпочитая привычную ночевку в машине. Но Дэвид, нанятый моими попутчиками нигерийский сопровождающий, договаривается с администрацией отеля на хорошую скидку, и нас с Гретой размещают в уютной комнате. Приятно. Обнаружила в гостиничном номере Библию. Сегодня ведь Рождество, отмечаю с радостью и принимаю этот знак как благословение.

Дальнейший путь в течение двух дней прошел также «мелкими перебежками» от экскурсии к экскурсии. В Ошогбо мы посетили Священную рощу, а в Ифе — старинный дворец и познакомились с его хранителем.

Ифа

Вечером на очередном из многочисленных полицейских постов коробка передач моей «Элантры» отказалась переключаться, машина остановилась. Ближайший город — Акура, до него 15 км. Буксировка транспорта запрещена нигерийским законом, заверили стражи порядка с блеском в глазах, но за 5000 нигерийских найр они готовы преступить букву закона и разрешить моим попутчикам довезти меня до автосервиса. Так я впервые за все время путешествия по миру дала взятку полицейским.

Автосервис в Акуре оказался площадкой под открытым небом, где несколько механиков неспешно ковырялись в машинах. Один из них также неспешно выяснил причину поломки — полетел главный цилиндр сцепления, и быстро отыскал нужную запчасть: рынок разбора в Африке процветает.

Ремонт машины

Задерживаемся в Акуре до обеда следующего дня. Жду, когда мои попутчики тоже разберутся с техническими вопросами. Ребята поменяли окна и переставили колеса на своем внедорожнике. Африканский сервис такой африканский, не терпит поспешности.

Но проехали мы недолго. Через 70 км моя машина вновь остановилась. По той же причине: коробка передач отказалась переключаться. Николай, один из клиентов моих попутчиков, вызвался довезти «Элантру» до ближайшей деревни, благо было под горку.

Машину окружили дети и любопытствующие взрослые. Вызвали по телефону мастера. Джамиль, молодой автомеханик, прибыл собственной персоной с двумя подмастерьями и оказался первым парнем на деревне. Ребята объяснили ему причину поломки и отправились дальше — торопились в Бенин-Сити на пресс-конференцию местных СМИ. А я осталась на дороге посреди незнакомой деревни в окружении африканцев.

Новости партнеров
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться