Одна вокруг света: как преодолеть африканское бездорожье
Фото Ирины Сидоренко

Одна вокруг света: как преодолеть африканское бездорожье

Ирина Сидоренко Forbes Contributor
Фото Ирины Сидоренко
25-ая серия о кругосветном путешествии москвички Ирины Сидоренко и ее собаки Греты: Габон, пересечение экватора и лужи по пояс

Бывшая сотрудница агентства элитной недвижимости Kalinka Group после нескольких тренировочных автопутешествий решилась на кругосветку в автомобиле и в компании с собакой. О ее передвижениях в режиме реального времени можно следить в блоге Вокругсвета. В предыдущей серии Ирина и Грета увидели в Нигерии мексиканские банановые плантации и искали путь с помощью московского онлайн-проводника.

О том, что в мире есть такая страна Габон, я узнала в юности от своей подруги, когда она писала то ли курсовую, то ли контрольную работу то ли по экономической политике, то ли по политической географии. В студенческом общежитии мы эмоционально обсуждали экономику этой маленькой страны и ее положение в Африке. Тогда я и думать не думала, что окажусь здесь.

Граница из Камеруна в Габон — это хитроумный квест для автопутешественника. Пункты контроля разбросаны друг от друга на несколько километров и надо поискать каждый, чтобы поставить необходимые отметки в документах. Если не знать об этом заранее, придется возвращаться. Меня выручает мобильное приложение для кругосветчиков: следуя инструкциям и точным координатам, быстро ориентируюсь в приграничных лабиринтах. Офис таможенного контроля при выезде из Камеруна находится за четыре километра от паспортного контроля. Через два километра от границы — таможня Габона, а штамп в паспорте на въезд поставят только в ближайшем городе через 70 километров. Ничему не удивляюсь, это же Африка! Но вот все этапы квеста пройдены. Здравствуй, Габон!

Габон

Габон

Через маленькую и незаметную на карте мира страну проходит экватор. К этой точке я стремилась несколько месяцев, отправляясь из Москвы. Осталось каких-то 320 километров! Ночлег в придорожном мотеле, и утром снова в путь. Но в городе Оем дорога оказалась перекрытой. Именно в этот день в стране проходит международный велопробег. Надо ждать несколько часов, или ехать в объезд по сомнительной грунтовке. Оставляю машину на парковке возле офиса местной полиции и иду гулять по пыльным улицам. В городе праздник, спортсмены будут финишировать в Оеме. Здесь подготовились к встрече участников велопробега: яркие флаги, громкая музыка, бойкая торговля. Лидеры гонки появились к обеду, толпа зрителей приветствовала их криками и аплодисментами. Примерно через час прибыла массовка из десятков спортсменов, еще через час подтягиваются последние участники. За ними, будто подгоняя аутсайдеров звуковыми сигналами и мигалками, спешат полицейские машины. И только когда они свернули к моей парковке, я поняла — вот он, финиш.

Наступит ли когда-нибудь финиш в моей жизни, задаю себе вопрос? Настанет ли когда-нибудь такой момент, когда я скажу себе: все, можно остановиться? Сомневаюсь. Зафиксировав очередной результат, я всегда направляюсь куда-то дальше. Постоянное движение вперед.

Путь открыт, еду к экватору. Дорога идет через джунгли, с горными изгибами, подъемами и спусками. Я боюсь пропустить стелу с указателем нулевой параллели, и двигаюсь неспешно. Но мимо невозможно проехать, ее видно издалека. Вот он, волнующий момент: 18 января 2018 года в 17:30 по габонскому времени экспедиция #сГретойВокругСвета в полном составе перешагнула на другую сторону земного шара!

Я готовилась к этому событию давно, мечтала и все думала: как это произойдет? Может быть, есть какие-то ритуалы у автопутешествеников, пересекающих экватор? Все оказалось гораздо проще. Я заранее нашла на карте нулевую параллель, на этом месте и обнаружила заветную стелу. Отметила на ней нашу экспедицию и попросила проезжающего мимо водителя грузовика сфотографировать мой экипаж на память.

Что я чувствую? У меня как будто новый портал открылся в груди и я попала в другое, совершенно неведомое до сих пор измерение. Через этот портал идет мощнейшая энергия и несет в себе радость, вселенскую любовь и гордость. В такие моменты я думаю, за что Бог так любит меня, что дарует мне все это? Как я могу выразить ему свою благодарность? И понимаю, что самое правильное — оставаться верной себе всегда и везде. За время путешествия я наблюдаю много личных трансформационных процессов. Иногда мне кажется, что я совсем не изменилась. Все также переживаю и боюсь, злюсь или радуюсь, и много чего делаю так же, как всегда. Но что нельзя отрицать и не заметить: я сама стала больше, выше, глубже, объемней. И мне есть чем делиться с другими без страха опустошения.

Багровый диск солнца опускается на землю, пробиваясь сквозь заросли джунглей. Для него не существует меридианов и параллелей. И тот водитель грузовика, что остановился сфотографировать нас, ведь он каждый день проезжает мимо этой стелы и, наверное, даже не задумывается об этом. Работа у него такая. Все эти условности — линии, даты, границы, придумали люди для каких-то своих земных целей. Мы привязываемся к надуманным вещам, сами создаем себе ограничения, следуем им и потом жалуемся, что не свободны. Я возьму мой экватор с собой. Ведь не обязательно оставлять его там, где его нарисовали люди. Мой экватор — мой рубеж, моя следующая отправная точка и одновременно финишная черта предыдущего этапа.

Экватор

В Габоне вновь застали дожди, непременная составляющая влажного тропического климата. Вода с неба то моросит мелкой рябью, то льет, как из ведра. Из-за задержки с велопробегом я решила не заезжать в Либревиль, столицу Габона, и сразу направляюсь в сторону границы с Конго. На пути не встречаю ни одного банкомата. Приходится опять ночевать в машине, наличных денег хватает только-только на бензин. А ведь предстоит еще и сделать запас топлива, потому что в Конго почти 300 километров придется ехать по сложной грунтовой дороге, где нет автозаправок.

Горная дорога через джунгли

Остановку делаю на территории музея Альберта Швейцера, врача и миссионера, основавшего в середине XIX века больницу на берегу реки Огове. Сейчас это — крупнейший научно-медицинский центр, здесь же — этнографический музей, школа, небольшой зоопарк и кемпинг для путешественников.

Кемпинг на территории музея Альберта Швейцера

К вечеру следующего дня приезжаю в Нденде, где расположен пограничный пункт иммиграционной службы Габона. Полицейские предупреждают, что впереди глубокие ямы с водой по пояс. А это 48 километров жесткого бездорожья. Знаю, а что делать? Надо ехать дальше.

Роман Алхименков из Федерации спортивного туризма Москвы через месседжер дает мне наставления и подробные инструкции:

«Обязательно проверяй глубину и дно луж, если ты не можешь их не задевать колесами. Если есть возможность объехать краем, всегда это используй. Если хотя бы одной стороной попадаешь в лужу, обязательно промеряй глубину и оценивай качество дня. Запомни, как выглядят габонские и камерунские номера и проси помощи, если понадобится. Если лужа глубокая, надо заглушить двигатель, и повернуть ключ так, чтобы не заблокировался руль. Если лужа не очень глубокая, а ты едешь на привязи, и вдруг машина всплывает — сразу глуши двигатель. Если идешь своим ходом, то проверяй глубину до того, как попасть в лужу. Компьютер и всю электронику положи в сумку или рюкзак и убери на самое высокое место в салоне — на заднюю полку».

Перечитываю несколько раз, готовясь к сложному переходу, хотя понимаю, что при форс-мажорных обстоятельствах все равно придется действовать по ситуации.

На ночь меня приютили в местной католической миссии. Приятный ужин с членами семьи пастора, беспокойный сон в размышлениях, и на рассвете отправляюсь в Конго. Предстоит проехать сложные 48 километров по габонскому бездорожью до границы. Затем еще около 300 километров в Конго по грунтовым дорогам. Дорога тяжелая, начавшиеся дожди еще больше ее размыли. Топлива в баке на 400 километров, еще 20 литров — запас в багажнике. Это все, на что хватило наличных денег, обмененных еще при въезде в Габон. Но сложная дорога может сжечь весь бензин еще до того, как я успею добраться до первой автозаправки.

Что делает женщина, когда забуксовала в луже? Правильно, достает пилочку для ногтей и щипчики для бровей. Потому что трафик на приграничной дороге Габон-Конго такой, что московские автомобилисты умрут от зависти: за 30 минут один мотоциклист и один грузовик. Мотоциклиста я отпустила с миром, а вот грузовичок испробовал на деле мой новенький желтый трос. Дважды он вытягивал мою «Элантру» из месива грязи, и сопровождал почти всю дорогу до границы. Потом я еще какое-то время гуляла по лужам, измеряя ногами их дно. Глубина воды — выше колен, а протяженность — несколько десятков метров. Иногда невозможно было понять — это дорога или река? Эти 48 километров жесткого бездорожья в сезон дождей я ехала весь световой день, и только к вечеру пересекла границу Конго.

 Приграничная дорога Габон-Конго

 Приграничная дорога Габон-Конго

Новости партнеров