Одна вокруг света: где в Намибии потискать крокодила
Фото Ирины Сидоренко

Одна вокруг света: где в Намибии потискать крокодила

Ирина Сидоренко Forbes Contributor
Фото Ирины Сидоренко
30-я серия о кругосветном путешествии москвички Ирины Сидоренко и ее собаки Греты: Намибия — природный заповедник, в гостях у племени химба и местных крокодилов

Бывшая сотрудница агентства элитной недвижимости Kalinka Group после нескольких тренировочных автопутешествий решилась на кругосветку в автомобиле и с собакой. О ее передвижениях в режиме реального времени можно следить в блоге Вокругсвета. В предыдущей серии Ирина и Грета навестили в Анголе Советский Союз.

У вас бывает ощущение, что кто-то ведет за руку? Поддерживает в трудные моменты жизни, окружая заботой? Подставляет плечо, когда ты вот-вот должен упасть? Останавливает перед сложным препятствием и показывает более легкий путь?

У меня так происходит постоянно, пока экспедиция #сГретойВокругСвета пробирается по Черному континенту. Африку сложно увидеть, если не присматриваться сердцем. Сложно услышать, если не прислушиваться душой. По ней сложно идти, если не чувствовать тропу. Спасибо тебе, Африка, за уроки и открытия, за рассветы и закаты, за дороги и бездорожье, за жгучее солнце и проливные дожди, за встречи и расставания. Я даже представить себе не могла, сколько встречу здесь людей, которые останутся в моем сердце. Я даже представить себе не могла, сколько людей готовы поддерживать нас в самых разных уголках планеты. Это какая-то космическая система, которая связывает всех нас и не помещается в сознании.

Проводником из Анголы в Намибию для меня стала доктор Гулнора. Мы познакомились в городе Онджива. Она взяла меня здесь под опеку, а утром мы вместе отправились на границу с Намибией. «Это очень долгая процедура, а у меня там друг работает», — объяснила Гулнора. Конечно, я не возражаю. Переход из одной страны в другую — это всегда стресс. И вот мы заполняем бланки, оформляем разрешительные документы на проезд по намибийским дорогам и вместе с полицейским, другом Гулноры, пересекаем границу. Еще несколько километров они сопровождали меня на машине с мигалками, пока не убедились, что я справилась с левосторонним движением. И только тогда я прощаюсь с новыми друзьями. Тепло и с чувством благодарности. Такой и запомню я Анголу, светлой и гостеприимной.

Однако к левостороннему движению я привыкала еще долго, путалась на поворотах и все время намеревалась переместиться на встречную полосу. Чтобы перестать теряться, я представляла, что это московский МКАД и я еду по его левому ряду, не обращая внимания на встречный поток справа. Хорошо, что большая часть маршрута лежит по второстепенным гравийным дорогам. Еду к водопаду Эпупо.

Осторожничаю, потому что по гравийной дороге сильно не разбежишься. Камни попадают под колеса, и на скорости машину заносит то влево, то вправо.

Людей племени химба можно встретить и в современном супермаркете в городе Эпуво, и в традиционном жилище в удаленной деревне. Женщины и дети с удовольствием позируют для фото и показывают свой нехитрый быт. Намибия — самая малонаселенная страна в Африке, значительную часть ее территории занимает пустыня. Этнические группы живут обособленно от цивилизации и сохраняют свой многовековой уклад жизни, традиции и одежды. Жилище химба конусообразной формы, каркас из веток деревьев обмазан красно-рыжей глиной. Такого же цвета кожа, ее обмазывают специальным составом для защиты от солнца, и волосы женщин, покрытые той же смесью.

Водопад Эпупо образуют воды Кунене, пограничной реки между Намибией и Анголой. Останавливаюсь на ночь в кемпинге с видом на реку. А ранним утром обнаружила такую картину: восходящее солнце освещает Кунене, а из расщелины, в которую падают мощные воды горной реки, поднимается радуга. Шедевр природы, не иначе. Воспринимаю это как фантастическое явление. Впрочем, как и все мое путешествие по Намибии.

В Очиваронго пришлось обратиться в автомастерскую. На трассе при скорости больше 80 км/ч моя Elantra стала подозрительно вибрировать. В местный гараж с адекватными ценами и отличным сервисом меня привел Франс, приветливый и добродушный человек с приятной улыбкой. Механики делают балансировку колес и проверяют ходовую часть машины.

В Очиваронго посещаю и единственную в Намибии ферму, где разводят крокодилов. В обустроенных бассейнах живут 42 рептилии. Самым маленьким меньше года, их можно потискать в руках. Старшим — около 45 лет, за ними наблюдаю издалека.

К горному массиву Ватерберг ведет красивая дорога. Я остановилась, почувствовав пристальный взгляд. Свысока на меня смотрело шесть пар глаз. Жирафы. Мы пристально разглядывали друг друга какое-то время, пока я не решилась сделать фото из окна машины — боялась спугнуть любопытных животных. Но когда подошла ближе, они развернулись и застучали копытами, скрываясь в саване. И только один, самый смелый, спрятался в деревьях, вероятно, думая, что я его не вижу.

Я впервые встретила жирафов вот так, запросто прогуливающихся у дороги. Надо сказать, что Намибия — это сплошной национальный парк. Вдоль трассы стоят знаки, предупреждающие о возможной встрече с местной фауной. Чтобы животные не выбегали внезапно под колеса автомобилей, парки огорожены для их безопасности. Но водителю всегда надо быть начеку: антилопы запросто перепрыгивают через такой забор, а мелкие звери беспрепятственно проходят сквозь стальные прутья.

Власти страны позаботились и о путешественниках. Парковки и места для отдыха на трассах оборудованы столиками, навесами и ящиками для мусора. В сумерках я останавливаюсь на таком импровизированном кемпинге. Готовлю ужин при свете фонаря. По плеску воды понимаю, что рядом какой-то водоем. Вдруг послышались тяжелый хлюп и грохот, звуки, похожие на хрюканье и испуганные крики птиц, разлетающихся в разные стороны. Стало жутковато, и я поспешила укрыться с Гретой в машине, заблокировав двери. Встреча в темноте с дикими животными не входила в мои планы.

А в Ватерберге нас неожиданно задержали. Как оказалось, я въехала с собакой в национальный парк. В Намибии это категорически запрещено. Охранник открыл ворота, сделал запись в своей книге учета и пропустил внутрь, показав направление. Никакой информации, что это территория парка и что сюда с животными нельзя, не было. Зная о местных законах, у меня не возникло никаких подозрений, ведь за два дня я проехала в этих местах множество подобных въездов с закрытыми воротами и охраной. Мою машину догнал белый джип с сотрудниками в зеленой форме, группа товарищей популярно объяснила, что с меня требуется штраф в размере 500 местных долларов. Путем продолжительных переговоров с применением приема «звонок другу», я заплатила 90 — такова плата за въезд, и отделалась только фотографией Греты — на память и в назидание другим туристам.

В Хрутфонтейне прикоснулась к космическому в прямом смысле слова. Примерно 60 000 лет назад сюда упал самый большой из найденных метеоритов. С 1955 года он объявлен национальным памятником, и с тех пор намибийцы его оберегают, а туристы со всего мира отшлифовывают различными частями тела.

Может, космические силы повлияли, а может, еще что-то, но у Elantra неожиданно перестали работать поворотники. Подозревая, что сгорел соответствующий предохранитель, я показала машину в сервисе. Мастер нашел и поменял предохранитель, но вместо 10 поставил мощностью в 30. Объяснил это тем, что напряжения не хватает. Поворотники заработали, но на первом же перекрестке погасли опять. Кроме того, тут же перестал работать аварийный сигнал. Мастер переставил такой же предохранитель и заверил, что теперь все работает. Но на том же перекрестке мне пришлось вернуться обратно, по той же причине: поворотники и аварийка перестали подавать признаки жизни, предохранитель перегрелся и в салоне запахло паленым...

И тут он развел руками и отправил в другой сервис. В другом сервисе вернули на место десятку, протестировали скрупулезно все проводки, соединения, предохранители и реле и поставили диагноз: надо менять блок предохранителей. Прошу помощи друзей в социальных сетях разобраться с причиной, получаю контакты автосервиса в Виндхуке и на свой страх и риск еду в столицу Намибии с неработающей электрикой.

Владелец автосервиса в Виндхуке из Германии. Три дня немецкой педантичности, и я забрала машину из ремонта. Все три дня ожидания мне было неспокойно: в моем присутствии автомастер раскопал пучок оплавленных проводов, потом по телефону объяснил, что нашел еще сгоревшую проводку... Долгий и дорогой ремонт, но теперь можно отправляться в пустыню.

Новости партнеров