Нужно мужество | Forbes.ru
$58.93
69.18
ММВБ2131.34
BRENT63.90
RTS1139.38
GOLD1241.71

Нужно мужество

читайте также
Раздвоение наличности. Число открытых ИИС может быть завышено +4 просмотров за суткиПобеда в Сирии. Чем закончилась военная операция для России +19 просмотров за суткиКризис доверия. Технологическая революция меняет само это понятие +16 просмотров за суткиНа стриме: как устроена экономика киберспорта +38 просмотров за суткиСтавка на повышение.Что будет с долларом после решения ФРС +67 просмотров за суткиКонструктор для взрослых. Как собрать магазин или фестивальную площадку +97 просмотров за суткиНе упустить ни капли: как собрать стоящую коллекцию вин +44 просмотров за суткиКультурная экспроприация: мужские ткани в женском гардеробе +599 просмотров за суткиБорьба с болезнями крови: пять победителей и один проигравший +385 просмотров за суткиСбербанк продал львовский VS Банк экс-премьеру Тигипко +582 просмотров за суткиВиртуальная реальность стимулирует к покупке новой квартиры и повышает квалификацию хирурга +1090 просмотров за суткиОпасное сближение. Почему ЦБ может прервать цикл снижения ставок +296 просмотров за суткиGoogle обогнал Facebook по объемам интернет-трафика для СМИ +1448 просмотров за сутки7 принципов идеального текста: уроки известных писателей +3592 просмотров за суткиОсторожно, камера. Техосмотры снимут на видео за счет автовладельцев +3164 просмотров за суткиТехнологические тренды 2018 года: жить долго и не болеть +1256 просмотров за суткиАмериканский нефтяник Бун Пикенс рассказал, как не потерять оптимизм в 89 лет +926 просмотров за суткиВыйти из тени: почему шить одежду или учить английскому выгоднее легально +5922 просмотров за суткиСуд арестовал активы «Системы» почти на 99 млрд рублей +946 просмотров за суткиЧервь-киборг: ученые создали модель нематоды из Lego +156 просмотров за суткиНа языке цифр. Что дает бизнес-сообществу новый вид телефонной связи
03.11.2011 00:00

Нужно мужество

Маха Атал Forbes Contributor
Кристин Лагард возглавила МВФ в трудное время и не боится непопулярных решений.

Кристин Лагард, в июле назначенная директором-распорядителем МВФ, чувствует себя полноправной хозяйкой. Когда она встретила меня в номере отеля в Вашингтоне, стало ясно, почему Лагард так легко обошла других претендентов на этот пост. Эта женщина, говорящая по-английски с легким акцентом, четко отвечает на все, что преподносит ей жизнь. Чтобы сфотографироваться, она прерывает телеконференцию. Останавливает фотографа, попытавшегося прикрепить микрофон на отвороте ее пиджака: большое спасибо, но это она может сделать сама. А потом, не меняя позы и улыбаясь, обменивается с ним колкостями. Кажется, что она заранее отрепетировала всю сцену.Ее назначение произошло очень своевременно, когда весь мир ожидал нового финансового кризиса, а МВФ трясло от скандала с Домиником Стросс-Каном, подавшим в мае в отставку после обвинений в изнасиловании горничной. Умеренный социалист, Стросс-Кан выступал за мягкую бюджетно-налоговую политику и строгое финансовое регулирование. Он был против программ жесткой экономии в переживающих не лучшие времена экономиках зоны евро, таких как Ирландия, Португалия и Греция. У Лагард, сторонницы свободного рынка, другое мнение на этот счет.

Она знает, что ее позиция непопулярна. После сокращения расходов всегда наступает период, когда экономика перестает расти, что грозит многим потерей работы и пособий. Политические распри вокруг сокращений только усугубляют последсвиться с ситуацией? Лагард делает паузу и твердо отвечает: «Для этого нужно мужество». 

У нее самой мужества на непопулярные решения хватает. Вспомнить хотя бы недавнее расследование французской прокуратуры по делу бывшего владельца Adidas Бернара Тапи. В 2007 году он обвинил государственный банк Credit Lyonnais в том, что банк купил его компанию по заниженной цене, а затем перепродал с выгодой. Будучи министром финансов Франции, Лагард отказалась от судебной тяжбы с бизнесменом и согласилась на решение спора в арбитраже. Судьи вынесли решение в пользу Тапи, что привело к выплате ему $458 млн из государственной казны. Сама Лагард отвергает обвинения в злоупотреблении.

Похоже, чтобы восстановить доверие к МВФ и продвигать в организации, объединяющей 187 стран, взгляды, которые воспринимаются неоднозначно, ей придется использовать все свои лидерские навыки и, возможно, развить новые.

Сделана в США

Кристин Лагард, урожденная Лаллуэт, родилась в Париже. Отец, преподаватель английского языка, умер, когда ей было 17 лет. Ее мать Николь, лингвист, сумела поднять Кристин и трех ее младших братьев. «Моя мать была принципиальной женщиной и терпеть не могла неразумных», — вспоминает Лагард. Николь развивала в детях честолюбие и независимость, но в то же время, говорит Лагард, проявляла строгость в том, что касалось манер. Кристин отправили в школу в Гавр, а затем она получила стипендию и отправилась по обмену в Вашингтон. Вернувшись в Париж, получила юридическое образование в университете и изучала политику в Институте политических исследований в Экс-ан-Провансе.

В 1980 году, начав искать работу, она впервые на практике столкнулась с мужским шовинизмом. В большинстве парижских юридических фирм ей говорили, что не стоит даже надеяться стать партнером, поскольку она женщина. Наконец, Лагард оказалась на собеседовании в фирме Baker & McKenzie и обнаружила, что напротив нее сидит женщина. Моник Нион была управляющим партнером парижского офиса. «Она проявляла заботу: «Я пригляжу за коллегами. Я помогу тебе вырасти». И в то же время в ней была жесткость, позволявшая ей зарабатывать больше, чем мужчины». Лагард тут же приняла предложение Baker.

Она специализировалась на антимонопольном и трудовом законодательстве и защищала клиентов от французских чиновников. «Именно это сделало меня сторонником свободного рынка», — говорит она. Лагард не была юристом до мозга костей, говорят коллеги, и всегда добивалась решения конкретных задач. Клиенты ценили ее прагматизм и непритязательность. Топ-менеджер одной крупной компании вспоминает, как она поразила его, прямо посреди парижской улицы скинув туфли на каблуках, чтобы можно было бежать под ливнем — они опаздывали на встречу к чиновнику. Ее карьера быстро шла вверх. В 1987 году она стала партнером (и родила первого сына), в 1991 году, когда ее второму сыну исполнилось два, — управляющим партнером парижского офиса, а в 1999-м — председателем совета директоров компании со штаб-квартирой в Чикаго. Ей было тогда всего 43 года.

Нащупав свой путь в мужском мире, Лагард вела себя осторожно. Джон Конрой, который возглавил компанию после ее ухода, вспоминает: «Она не пыталась заниматься тем, что не входило в сферу ее компетенции, всегда окружала себя лучшими людьми и очень удачно делегировала задачи». Коллеги, видевшие ее готовность слушать их, охотно доверяли ей, когда Лагард требовала чего-то конкретного. 

Став во главе Baker & McKenzie, Лагард серьезно изменила компанию. Одно из самых сложных решений — преобразование фирмы из партнерства в объединение, дающее больше автономии каждому национальному офису. У такой структуры как минимум два преимущества. Во-первых, устанавливаются границы обязательств, чтобы офис в Рио-де-Жанейро не нес ответственности за ошибку, сделанную в Риме. Во-вторых, она лучше отвечает условиям меняющейся мировой экономики. Но в 2003 году, когда Лагард выдвинула свое предложение на ежегодном собрании компании, для принятия решения не хватило 15 голосов. Коллеги ожидали, что Лагард настоит на поименном голосовании, чтобы надавить на несогласных. Вместо этого она признала свою неудачу: «Мы не объяснили вам суть реформы надлежащим образом». А потом запустила выездные презентации и лично встретилась с теми, у кого были замечания, узнала их возражения (например, старшие партнеры, как оказалось, опасались, что реформа угрожает их пенсионным пакетам) и доработала предложение. Через год за идею Лагард проголосовало 96%.

Глобальная структура Baker заставляла Лагард много путешествовать. Помимо постоянных полетов из Чикаго в Париж, где росли двое ее сыновей, она лично посетила каждый из 67 офисов фирмы. Когда Лагард вернулась в Париж, французские знакомые заметили, как сильно она американизировалась — от деловой внешности в чикагском стиле до манер и лексикона. На ее личной странице на сайте Baker в графе «место работы» было указано: «по всему свету».

Уроки французского 
При всей восприимчивости Лагард к разным культурам ей очень трудно давался язык французской политики. Оставив Baker, чтобы возглавить Министерство торговли Франции, она никак не могла привыкнуть к тому, что в министерстве изменения происходят слишком медленно. «В частном секторе, если ты хочешь, чтобы что-то было сделано, ты устраиваешь селекторное совещание. В правительстве ты организуешь для этого заседание, — саркастически замечает она. — Если это заседание с участием, скажем, министров финансов Франции, Германии и Италии, то к тому моменту, когда ты его все-таки организуешь, проблема будет уже неактуальна». 

Служба безопасности забрала ее BlackBerry — высшим государственным служащим не разрешается пользоваться личными смартфонами. Но больше всего Лагард не понравилась необходимость подстраивать решения под французские ценности. Амбициозная от природы и прожившая много лет в США, она никак не могла смириться с тем, что во Франции досуг ценят больше работы и с подозрением относятся к капитализму. На третий же день в ранге министра Лагард с американской прямотой заявила репортерам, что французское трудовое законодательство «слишком запутанно и становится тормозом для роста экономики». Французская пресса окрестила ее «Мадам Бестактность» (по-французски La gaffe, что созвучно ее фамилии), а премьер-министр попросил дезавуировать заявления. Эксперты предрекали, что она быстро лишится должности, но Лагард удержалась. Позже она признавалась своему помощнику: «Мне пришлось заткнуться».

Два года спустя, в 2007 году, президент Николя Саркози запустил программу реформ La Rupture, направленную на разрыв с социалистическим прошлым, и именно Лагард назначил министром финансов. Она стала первой женщиной на этом посту в странах «большой семерки». В рамках реформы Саркози продвигал сокращение налогов на высокие доходы, дерегуляцию законов об учреждении компаний, сокращение пособий в государственном секторе, поднял пенсионный возраст и отменил налоги на оплату сверхурочной работы, чтобы поощрить удлинение рабочего дня.

Все эти программы были разработаны в Министерстве финансов, и значительную часть работы Лагард проделала сама. «Она тратила время на чтение свода законов и текста законопроекта, чего большинство министров просто не делают», — вспоминает Кристоф Боннар, один из ее старших помощников по разработке политики. На предложениях, особенно в области трудового законодательства, виден явный отпечаток ее опыта работы корпоративным юристом: «Логику, которой следуют предприятия, я понимаю лучше, чем чиновники, которые никогда близко с бизнесом не сталкивались», — говорит она.

И все же Лагард старалась вести себя осторожно. Даже когда в конце 2010 года в Париже прошли миллионные марши протеста против реформ, ответственность взял на себя Саркози, а не Лагард. Именно она разрабатывала предложения по пенсионной реформе и продлению рабочей недели, но отстаивала их не перед гражданами, а за закрытыми дверями в Елисейском дворце, конкурируя за внимание Саркози с консультантами, придерживающимися более левых взглядов. А когда удавалось убедить президента — как в случае с пенсиями, — она позволяла ему приписать инициативу себе. 

Лагард не раз действовала самостоятельно на международной сцене, где использовала накопленный за годы работы в Baker опыт. В мае 2010 года трехдневный саммит по организации программы финансирования Греции зашел в тупик из-за нежелания Германии оказывать помощь за счет налогоплательщиков. Другие лидеры стали критиковать немцев за черствость, а Лагард, выслушав их возражения, вышла из зала переговоров. Достав iPhone, она устроила телеконференцию с Вашингтоном и Токио, рассказала, что ей удалось узнать позицию Германии, и получила предложения помощи от партнеров по «большой семерке». Это помогло достичь компромисса во второй части заседания: двусторонние займы от стран ЕС, поддержка МВФ и программа строгой экономии. 

Год спустя успехи Лагард в установлении трансатлантических связей стали главным двигателем ее назначения главой МВФ.

Международные отношения
Какой же беспорядок творился в фонде после ухода Стросс-Кана! Международный институт, где работают 2500 специалистов, был деморализован. Неожиданная отставка шефа вновь вызвала разговоры о его романе 2008 года с подчиненной и о корпоративной культуре МВФ, которую некоторые женщины-сотрудники сравнивают с нравами студенческого общежития. Лагард вспоминает, что на интервью при приеме на работу перед ней сидело 24 мужчины. При этом более 45% сотрудников — женщины. «Но, как часто бывает, чем выше ступень иерархии, тем меньше на ней женщин», — говорит Лагард. При этом Лагард отнюдь не феминистка. В Baker она была председателем, а не председательницей. Когда Лагард только назначили министром финансов, она позвонила маме — посоветоваться, стоит ли перевести название должности в женский род. Мама-лингвист ответила, что гораздо лучше просто изменить стиль руководства.

В МВФ перед Лагард стоят более серьезные проблемы, чем гендерные. Развивающиеся страны давно ругают фонд за программы займов, которые стимулируют экономический рост, но увеличивают неравенство и разжигают политические протесты. Однако глобализация превратила страны, которые некогда просили займов МВФ, в локомотивы экономики. Западным государствам, контролирующим ключевые посты в МВФ, все сложнее диктовать им свою политику.

Стросс-Кан подталкивал страны-заемщики к сохранению уровня бюджетных трат и более строгому финансовому регулированию. И обещал, что крупные развивающиеся рынки вроде Индии и Китая будут лучше представлены в совете фонда. Лагард не отменяет его решений. «Если ты сторонник свободного рынка, это не значит, что тебя не волнуют самые бедные люди», — говорит она. Но очевидно, что общая политика МВФ меняется. У фонда больше $375 млрд, которые он может потратить, чтобы помочь беднейшим странам мира преодолеть системные проблемы в экономике или справиться с последствиями природных катастроф. В кризис МВФ стал младшим партнером ЕС при выдаче займов слабейшим государствам зоны евро. Теперь, говорит Лагард, пришло время настаивать на жестких налогово-бюджетных ограничениях.

В начале августа, когда снижение рейтинга американского долга и тревога относительно европейских банков погрузили рынки в хаос, Лагард четко обозначила свою позицию. Июльский заем Греции (плюс программа экономии) и недавно принятый конгрессом США план снижения дефицита — новые ключевые элементы финансовой стабильности, говорит она. Это рискованная позиция и начало войны за территорию с ведущими сотрудниками эпохи Стросс-Кана, которые убеждены, что МВФ должен отстаивать свою бюджетную политику в рамках миссии по борьбе с бедностью и неравенством. Что еще более опасно, поскольку ставит Лагард на сторону богатых европейских стран — они поддержали ее кандидатуру и остаются сторонниками бюджетной экономии в более бедных соседних государствах. Для некоторых развивающихся стран это доказательство того, что фонд — марионетка Запада. 

Лагард готова отразить нападки. Как она справляется со стрессом? Глава МВФ улыбается: «Я дышу». 

Женское влияние

Кристин Лагард занимает 9-е место в рейтинге ста самых влиятельных женщин планеты, который ежегодно составляет американский Forbes. Есть в нем и другие главы международных организации

Жозет Ширан 57 лет, в разводе, трое детей

Пост: исполнительный директор Всемирной продовольственной программы ООН

Ширан с 2007 года возглавляет агентство, которое распределяет гуманитарную помощь среди 105 млн человек в 75 странах. Подорожание продуктов и бензина заставляет ее усерднее заниматься фандрайзингом — в 2010 году удалось привлечь от частного бизнеса $150 млн (для сравнения, в 2007 году было всего $7 млн). Начинала карьеру журналистом.

Хелен Кларк 61 год, замужем

Пост: глава Программы развития ООН Кларк занимает эту должность уже три года. Программа охватывает 176 развивающихся стран. Основные направления работы — сокращение бедности, создание демократии, ликвидация последствий кризисов, соблюдение прав человека и прав женщин. С 1999-го по 2008 год была премьер-министром Новой Зеландии. 

Шри Мульяни Индравати 49 лет, замужем, трое детей

Пост: директор-распорядитель Всемирного банка

В мае стала одним из трех управляющих директоров Всемирного банка, курирует программы банка в Латинской Америке, на Ближнем Востоке, в Северной Африке, Восточной Азии и странах Карибского бассейна. Образование получила в США. Будучи министром финансов Индонезии, смогла в два раза сократить долг, увеличить валютные резервы и запустить программу повышения зарплаты госслужащих, чтобы искоренить взятки. 

Маргарет Чен 64 года, замужем, один ребенок

Пост: генеральный директор Всемирной организации здравоохранения

Дипломированный врач (училась в Канаде). Будучи министром здравоохранения Гонконга, много сделала для профилактики эпидемий и эффективной борьбы с ними. С 2003 года работает в ВОЗ. Это она быстро отреагировала на появление вируса свиного гриппа, объявив пандемию и запустив раздачу 78 млн вакцин по всему миру. 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться