03.11.2011 00:00

Особые дети

Ольга Павлова Forbes Contributor
Анна Битова меняет к лучшему жизнь семей, которым не могут помочь традиционная педагогика и медицина.

Аня С. первый месяц жизни провела под капельницей. Почти весь первый год — в больницах. Окончательно подтвердив, что у девочки тяжелое генетическое заболевание, врачи отпустили ее домой. Специалисты коррекционных центров посоветовали матери приготовиться к тому, что ребенок всю жизнь проведет не покидая дома.

Но родители не сдавались. Аня была третьим ребенком в семье, таким же желанным, как остальные. В 2007 году, сменив несколько коррекционных детских садов, Аня попала в Центр лечебной педагогики (ЦЛП). «Я никогда прежде не видела такого отношения к детям, как здесь», — говорит мама девочки. Сначала Аня занималась индивидуально с логопедом и двигательным терапевтом. Девочка не только научилась вставать, но и пошла. Стала понимать речь, хотя отвечает пока только жестами.

С прошлого года она посещает и групповые занятия. Мама надеется, что Аня сможет ходить в школу. Хотя до прихода в ЦЛП ей говорили, что об этом не может быть и речи.

Общественной организации Центр лечебной педагогики уже больше 20 лет. Ее основали в 1989 году педагоги 6-й Детской психиатрической больницы и родители детей с нарушениями речи, которые не хотели сдавать своих сыновей и дочерей в интернаты. Энтузиасты арендовали помещение бывшего детского сада на улице Строителей в Москве и стали заниматься с детьми по самым современным авторским методикам — классическая школа коррекционной педагогики не могла решить все вопросы, связанные с их реабилитацией. Специалисты центра наладили сотрудничество с представителями нейропсихологической школы Александра Лурии и школы возрастной физиологии профессора Ильи Аршавского, стали изучать западный опыт.

Постепенно в центр начали обращаться родители детей не только с нарушениями речи, но и с другими психическими проблемами. ЦЛП теперь работает и с тяжелыми расстройствами — органическими поражениями мозга, шизофренией, эпилепсией, генетическими нарушениями, умственной отсталостью... Анна Битова, руководитель центра, называет таких детей «особыми». В сентябре этого года в центре появился класс для детей-аутистов, которых после четвертого класса не берут в обычные школы. А к ним просто нужен особый подход. Битова говорит, что они умные, но учиться не хотят и не любят.

Второй дом

Анна устраивает мне экскурсию по центру. Он совсем не похож на государственные детские учреждения. Тут сразу чувствуешь себя как дома — детей не лечат, с ними общаются и дружат. На занятиях ребята играют в сенсорной комнате — возясь с разноцветной фасолью или играя с мячиками-ежиками, прыгая под сухим дождем, можно испытать самые разные ощущения. Параллельно идет музыкальная терапия.

«Вы видели наши мастерские?» — спрашивает Битова. В гончарной ее подопечные делают вазы, панно, посуду, в соседней столярной — деревянные фонарики, игрушки и даже мебель. Здесь работают и некоторые повзрослевшие выпускники центра, которым сложно найти себе работу. Производят вполне конкурентоспособные изделия, которые хочется приобрести не только потому, что они сделаны людьми с инвалидностью.

Во время экскурсии Битову все время отвлекают — спрашивают то о цвете линолеума (в центре идет ремонт), то о сайте, то о поездке на Валдай. «А ведь я же логопед, — вздыхает Анна. — До сих пор постоянно провожу консультации, прием детей, веду родительские группы. Но административная работа и представительские функции сильно отвлекают».

В ЦЛП везут детей со всех концов Москвы и не только — одна мама три раза в неделю на общественном транспорте приезжает с ребенком из Владимира. Едут за обучением и поддержкой, за надеждой на будущее. «Для нас здесь началась новая, светлая полоса в жизни, — рассказывает Елена, мама девочки Милы. — Дочь полюбила это место сразу. Cвою первую учительницу Надежду Львовну Мила тут же стала называть «дружихой». Педагог, по словам мамы, деликатно, но настойчиво разворачивала замкнутого ребенка лицом к людям, подбирала для ее сверхчувствительного организма какую-то приемлемую форму взаимодействия с окружающим миром.

Реализация прав

За все время работы здесь получили помощь около 12 000 семей. Только за 2010 год специалисты ЦЛП провели 18 405 индивидуальных и групповых занятий. В центре работает более ста человек, из них семьдесят — педагоги.

Сфера деятельности постоянно расширяется. ЦЛП издает книги, устраивает семинары и конференции, проводит юридические консультации. Если надо получить хорошую коляску, устроиться в школу, где есть лестницы для инвалидов, узнать о правах таких детей — идут в ЦЛП. Юристы центра часто выигрывают суды в пользу семей, где растут дети с ограниченными способностями. В планах — строительство в Подмосковье комплекса на 100 рабочих мест для проживания и работы людей с особенностями развития.

Денег на реализацию всех инициатив постоянно не хватает. Когда ЦЛП только появился, большая часть его бюджета покрывалась грантами. Но западные фонды, по словам Битовой, постепенно уходят из страны. Приходится заниматься фандрайзингом самостоятельно, проводить благотворительные мероприятия и аукционы. Помощи от государства почти нет — всего 7% от потребностей. Но ЦЛП ждет большей заинтересованности, в очереди на прием сейчас стоят 240 человек. «Негосударственные формы работы лучше: оперативнее, мобильнее, современнее», — уверена Битова.

Больше всего она любит рассказывать оптимистические истории про детей. Например, как слепая девочка Надя с ДЦП, очень сложный ребенок, полюбила бывать в студии. Педагоги из детского сада, куда девочка ходила раньше, специально приезжали к Битовой, чтобы узнать, по какой методике здесь занимаются. А после семинара опустились на пол — узнали, что заниматься с ребенком, у которого ДЦП, нужно не стоя у доски, а ползая рядом с ним. Мама Нади сейчас пытается организовать подобную школу для тяжелобольных детей в своем городе.

«Мы хотели помогать тем, кому никто не помогает, — говорит Битова. — Есть заболевания, которые нельзя вылечить, но это не значит, что такими детьми не надо заниматься. Все равно надо заботиться».

Новости партнеров