03.04.2010 00:00

Отцы и дети

Адвокат Александр Раппопорт: в спорах об имуществе детей используют как козырную карту

Птицы летают, рыбы плавают, ребенок живет с матерью. Это аксиома — «утверждение, принимаемое истинным без дополнительных доказательств». Однако тезисы классической греческой философии не выдерживают неравную битву с российским Семейным кодексом. В соответствии с его 65-й статьей женщине в случае разногласий с отцом ребенка необходимо приводить сложнейшие доказательства, подтверждающие, в частности, «привязанность к детям, нравственные качества, возможность создания ребенку специальных условий, режим работы» и т. д., для того чтобы проживать вместе со своим собственным ребенком.

Являясь одним из результатов отчаянной борьбы за эмансипацию, с 1926 года кочует из кодекса в кодекс красивая формулировка о том, что мужчина и женщина имеют равные права на воспитание своих детей. При этом советские и российские суды в вопросах определения места жительства ребенка в большинстве случаев исходили из презумпции, что ребенок должен быть с матерью. Это, пожалуй, единственный случай, когда в советской судебной системе существовал реальный прецедент, который неукоснительно исполнялся. Однако недосказанность в законодательстве, отсутствие четкой и бесспорной формулировки о том, с кем должен жить ребенок, открывает огромное поле для конфликтов. На практике часто выигрывает тот родитель, который успевает первым «захватить» ребенка, тем самым предъявив на него права. Но эти «спортивные» правила неприемлемы в реальной жизни. Мужчина и женщина равны, но не одинаковы. Чтобы установить и защитить в первую очередь права детей, необходимо отбросить стыдливое одеяло эмансипации и четко заявить о том, что мать имеет преимущественное право на воспитание своего ребенка. Проживание ребенка с матерью — это презумпция, но не догма. Если мать наносит моральный и физический вред, то ребенок должен жить с отцом. Нельзя забывать и о недопустимых ситуациях, когда матери оспаривают свое собственное разрешение на проживание ребенка с отцом с целью выторговать более выгодные материальные условия. Но это скорее исключение, которое лишь подтверждает правило.

В битвах за детей современные отцы, как правило, имеют несомненное преимущество. Большинство крупных российских состояний формировались в тяжелейших и часто кровопролитных корпоративных сражениях. Закаленные в боях, отцы готовы без колебаний обрушить весь многолетний «боевой» опыт на мать своих детей с целью выиграть очередную битву. Причем матери оказываются к этому абсолютно неподготовленными, а дети становятся разменной монетой в решении материальных вопросов.

В соответствии с российским законодательством алименты выплачиваются тому родителю, с которым остаются дети. И, к сожалению, именно эта мотивация все чаще стоит за решением отцов забрать детей. Для них проживание с ребенком является единственным законным способом избежать выплаты алиментов. И спор о детях превращается в еще более ожесточенное сражение.

Чтобы этот опасный тренд не превратился в правило, необходимы срочные изменения в российском или семейном законодательстве.

А пока их нет, необходимо более активно и профессионально использовать уже существующие инструменты. Я говорю об алиментах и алиментном соглашении, брачном контакте и соглашении о месте проживания ребенка. Эти и другие подобные инструменты могут смягчить, а зачастую предотвратить возможные конфликты. Нельзя забывать о правах тех, ради кого и происходят все эти сражения, и общество должно сделать все, чтобы защитить тех, кто в этом больше всего нуждается, — детей.

Новости партнеров