03.06.2010 00:00

Год лошади

Что ищут и что находят в верховой езде успешные женщины

Вита Козлова,

владелица конного клуба «Прадар», гендиректор Национального коневодческого союза. В 8 лет начала заниматься в конноспортивной секции в Днепропетровске, вошла в молодежную сборную СССР, но отказалась от спортивной карьеры. Теперь лошади — ее бизнес и хобби одновременно.

ПО ЖИЗНИ

Вита впервые увидела всадников по телевизору — в фильме о первых советских олимпийских чемпионах по выездке. Девочке было пять лет, и нарядные — во фраках, цилиндрах и белых перчатках — спортсмены так ее поразили, что она решительно заявила, показывая на экран: «Хочу этим заниматься». К лошадям тогда подпускали с 12 лет, но Вита уговорила родителей написать заявление и уже в восемь начала заниматься в секции в Днепропетровске.

Теперь Вита Козлова — хозяйка «Прадара», лучшего конного клуба в Москве. В прошлом — молодежная сборная СССР по выездке, студенчество, салонный бизнес, в будущем — кондитерские проекты с пирогами и шоколадом, а уже больше 15 лет главное дело жизни и по совместительству хобби — лошади.

— Наш проект начинался в Чехии с продажи спортивных лошадей, — рассказывает Вита. — В 1990-е с разорившихся российских заводов они уходили за границу по мясной цене. Потом создали команду, которая успешно выступала на разных турнирах. Это стало отличной рекламой нашему клубу. В 2000-м переехали в Москву, восстановили старый манеж ипподрома, а теперь у нас занимаются 150 человек, на конюшнях стоят 65 лошадей. И свободных мест нет.

— Своих лошадей тоже здесь держите?

— Да, на них выступают наши спортсмены. Лучший — член сборной России Royal Black Label, он же Ромашка. Удивительно трудолюбивый конь, скромняга. Лошади ведь все разные, как люди. Один — шланг, другой — подленький, третий — рубаха-парень. Кто-то простачок, кто-то интеллигент.

— Друзья-знакомые наверняка часто обращаются с просьбой помочь приобрести лошадь?

— И я всегда предупреждаю, что это огромная ответственность, даже больше, чем завести малыша. Потому что на рождение и воспитание ребенка работает целая система. С лошадью ничего этого нет. А она ведь не хомячок и не попугайчик, в клетку не посадишь. Лошадь требует специфического ухода и большого числа профессионалов вокруг: от кузнеца до ветеринара. Поэтому лучше сначала попробовать — поездить на клубных лошадях, а уже потом принимать решение.

— Сколько стоит удовольствие содержать лошадь?

— Хорошая лошадь хобби-класса стоит в среднем 30 000 у. е. Порядка 35 000–40 000 рублей в месяц уходит на ее содержание. Плюс примерно столько же — на участие в соревнованиях, ветеринарию и прочие расходы. Цена лошади высокого уровня подготовки — от 250 000 у. е. и до бесконечности.

И в здешних конюшнях таких лошадок немало. Пока мы наблюдаем с высоты балкона за происходящим в манеже, там идут занятия, Вита вспоминает своего любимца:

— Я влюбилась в Онегина с первого взгляда. Все чувства отключились, кроме «мне нужна эта лошадь». Он совсем еще молодой был, неподготовленный, но какое движение, какая пластика, какое внутреннее обаяние — он будто по воздуху скакал. На нем спортсменка нашего клуба в первый же год выиграла все российские старты для молодых лошадей, победила на представительном турнире в Польше. А по дороге обратно Онегин погиб. Трагическая случайность. Я прорыдала всю ночь.

— Это, наверное, женская история — так переживать?

— Возможно. Женщины же более эмоциональны.

— И чаще увлекаются лошадьми…

— В общем, да. Они более терпеливые, умеют ждать — это в конном спорте очень важно. Мужчина увлекся — не получилось — переключился на яхты, вертолеты или что-то еще. Женщина более преданна. У нас, к примеру, одна клиентка начинала ездить на клубной лошади, а теперь у нее своих пять, на соревнованиях выступает. Увлеклась. К тому же лошади — это такой мощный релакс. Любое общение с ними, даже просто наблюдение, помогает снять напряжение.

За этим и едут верхом.

Наталья Молчанова,

гендиректор крупнейшей в России переводческой компании «ЭГО Транслейтинг». На регулярные занятия не хватает времени, но, когда оно появляется, с удовольствием выбирается в конный клуб «Осиновая роща» в Петербурге.

ПО ЛЮБВИ

— Вы когда-нибудь влюблялись? — Наталья Молчанова, генеральный директор компании «ЭГО Транслейтинг», не ждет ответа на вопрос. — Для меня лошади — это любовь. Состояние полета, когда мир кажется ярче, чем он есть.

История любви началась в Хосте, где Наталья отдыхала студенткой и научилась ездить верхом. Иногда даже подменяла местного коновода на групповых конных экскурсиях. Одна из них едва не закончилась трагически.

— Мы уже возвращались, когда я вдруг услышала топот. Мимо пронесся всадник. Я в долю секунды поняла, что сейчас за ним устремится весь мой небольшой табун. Лошади заволновались, кто-то из туристок с трудом удержался в седле, но мне удалось взять ситуацию под контроль.

С тех пор Наталья умеет найти контакт с любой лошадью.

— Как-то приехала к своим друзьям в конный клуб и, как обычно, сразу пошла в конюшни — покормить, пообщаться. Мне с порога начали рассказывать ужасы про нового коня по кличке Газетчик. Говорили, что человека убил. А я его увидела — глаза в глаза — и больше уже ничего не слышала. Он меня сразу принял и даже отпускать не хотел.

Жаль, в последнее время на конные прогулки Наталья выбирается нечасто, хотя и состоит в одном из питерских конноспортивных клубов. Много работает, редко отдыхает. «Я же предприниматель», — комментирует она свой жесткий график.

— Я всерьез думала купить себе лошадь, но не решилась, — объясняет Наталья. — Понимаю, что не смогу часто приезжать. То в офисе задерживаюсь допоздна, то в командировке. И будет лошадка в одиночестве на конюшне стоять! С любимыми так не поступают.

Наталия Боброва,

директор Ars Vitae Hotels Representing Company (представляет в России 38 мировых luxury-отелей). Всерьез занимается выездкой со студенческих лет. Ездит на своей лошади Вандее 3–4 раза в неделю.

ПО ДРУЖБЕ

Маленький Филипп расстроен. Как любой сознательный джентльмен в возрасте двух лет и четырех месяцев он не желает делить маму ни с кем. Но та занята — у нее урок по выездке, так что какое-то время Филиппу придется осваивать просторы конноспортивного клуба «Новый век» под присмотром няни. Спустя 10 минут, уняв слезы, он уже радостно этим занимается, а мама Наталия, сидя верхом на лошади с мятежным именем Вандея, объясняет:

— Трудная выдалась неделя. Не всегда успевала приехать домой с работы, чтобы уложить Филиппа спать. И он ждал выходных, надеялся на общение, а тут мама вдруг садится на лошадь. Вот Филя и расстроился. Он же понимает: если мама на лошади, то это надолго.

Ну не так уж и надолго. Тренировка длится час: дольше не полезно ни лошади, ни всаднику — усталость снижает концентрацию. Тренер Гела наблюдает за перемещениями по плацу и комментирует:

— Наташа, не тяни так правый повод. Освободи ей эфир — не дергай, если ничего от нее не хочешь. Так, так, хорошо! Умница, Манюня!

— Манюня? — удивляюсь я. Лошадь, напоминаю, зовут Вандея.

— Ну да, а Маня — это ласково, по-домашнему.

Гела достает из кармана несколько кусочков сахара, и вот уже Манюня шумно хрустит рафинадом.

Смесь песка и опилок приглушает стук копыт: лошадки (их на плацу три) почти бесшумно переходят с одного аллюра на другой, аккуратно вышагивают и замирают на месте — кажется, по собственному желанию, но на самом деле строго по воле всадниц.

— Есть две школы выездки, — рассказывает Наталия после занятия. — Одна учит управлять лошадью через руки и держать ее под страхом шпор. Другая больше внимания уделяет положению корпуса и движениям ног.

— Занимались выездкой в детстве?

— Начинала я с обычных конных прогулок. Ездила на конюшню в Нескучный сад. Потом она переехала, а родители не слишком одобряли мое увлечение, чтобы продолжать его оплачивать. Вернулась я к конному спорту уже студенткой. Как-то отдыхала в Подмосковье, а неподалеку оказалась конюшня — там меня азам выездки научили. После этого мне бесцельное скакание по полям уже не интересно.

— Как часто вы занимаетесь?

— Три-четыре раза в неделю, обычно по утрам, до работы.

— А как купили Вандею?

— Мы искали лошадь постарше, поопытнее. Мне понравилась одна, но €80 000 я не готова была платить. А тут оказалось, что наш сосед по конюшне продает одну из своих молодых лошадок. От хороших родителей. И цена была очень дружественная — €15 000.

— На характер обращали внимание?

— Да, мне это важно. Маня общительная, нежная. Помню, мой прошлый конь очень обижался, когда я, глубоко беременная, перестала ездить. Даже сахар не хотел брать. Спустя пару недель после родов приехала, он понюхал, понял, что живота уже нет, и разрешил на себя сесть.

— Выездка заменяет фитнес?

— Не полностью. Она отлично ставит осанку: не расправив плечи, невозможно управлять лошадью. Но пресс выездкой не накачаешь. Да и не физкультура здесь главное. Выездка воспитывает терпение и терпимость. Здесь быстро не бывает, результат достигается кропотливой работой. Начнешь бить лошадь, кричать — ничего не добьешься. Я точно знаю: прежде чем начала заниматься, я была более вспыльчива. Сейчас спокойнее. Думаю, мои сотрудники тоже это заметили.

В свободное от выездки время Наталия Боброва руководит компанией Ars Vitae, занимается продвижением на российском рынке luxury-отелей. Коллекцию из 38 лучших частных гостиниц Наталия собирала 14 лет. Начинала одна, а теперь у нее работает больше 20 человек.

— Лошади еще и отличная стрессотерапия, — заканчивает разговор Наталия. Она уже торопится, сыну скоро нужно спать. — Когда ездишь верхом, ни о чем другом думать не можешь. Даже если на работе проблемы или малыш болеет. Все равно, пока ты в седле, ты отключаешься от реальной жизни.

Новости партнеров