03.06.2010 00:00

Вторая половина

Почему жена Алишера Усманова не сидит дома

ИРИНА ВИНЕР, главный тренер российской сборной по художественной гимнастике.

Жены большинства участников «Золотой сотни» абсолютно непубличны. Их имена появляются в прессе либо в связи с тем, что на них оформлен пакет акций компании мужа (Лариса Алекперова), либо в связи с благотворительной деятельностью (Марина Добрынина, жена Виктора Вексельберга) или проектами в сфере современного искусства (Стелла Кесаева). Но есть исключения.

Ирина Винер, жена Алишера Усманова (№14 в рейтинге Forbes) — главный тренер российской сборной по художественной гимнастике, вырастившая нескольких олимпийских чемпионок, в том числе и Алину Кабаеву. Мы беседуем во время тренировки на базе сборной в подмосковном Новогорске. Кто-то из гимнасток готовится к Олимпийским играм в Лондоне, кто-то — к юношеской Олимпиаде в Сингапуре. Возле каждой спортсменки сидит тренер, но Винер зорко посматривает за всеми, часто прерывая интервью замечаниями.

В жилом комплексе «Олимпийская деревня Новогорск», который вы строите неподалеку, предусмотрен спорткомплекс. Зачем, если здесь есть база?

Ирина ВИНЕР Скоро будет уже 27 лет, как сборная тренируется на базе в Новогорске. Тут очень хорошее место: и экологически чистое, и от Москвы недалеко. Я всегда мечтала, чтобы рядом был зал, где могла бы тренироваться и юношеская команда, которую я курирую, чтобы дети могли смотреть на взрослых. Здесь на детей места не хватает. Узбеки говорят: «Если человек чего-то очень хочет, на небе говорят «так и будет». Я познакомилась с губернатором Борисом Громовым, он выделил землю под спортивный комплекс, о котором я мечтала. Там будет не только гимнастика, но и борьба, и фехтование, и бальные танцы. Естественно, что денег на стройку комплекса не было, и в проекте появились жилые дома, которые будут окружать этот спортивный комплекс, — от их продажи появятся деньги на его строительство. В следующем году здесь должен быть готов и мой собственный дом.

Как ваш супруг отнесся к идее?

И.В. Он прагматик. Старался отговорить меня от этого проекта: ты не должна заниматься бизнесом, занимайся спортом.

В июне первая очередь домов будет готова. Сколько времени прошло с момента выделения участка до начала стройки?

И.В. Четыре года. Мы долго не могли найти инвестора. В итоге Алишер Бурханович сам подключился. Стройка началась в 2008 году, как раз когда грянул кризис. Боялись, что дома не будут продаваться. Но люди приходят. Алишер забронировал несколько домов для своих друзей.

Он бывает на стройке?

И.В. За стройкой лично не смотрит — у него дел много. Но контролирует. Он человек, видящий далеко. Поэтому когда управляющий стройкой приходит к нему на доклад, он спрашивает так, что знает о ходе работ все. Его обмануть невозможно.

А вы вникаете в бизнес?

И.В. Я курирую проект, наказала: строить как себе. Раз упоминается моя фамилия, хочу, чтобы тот, кто будет здесь жить, был доволен своим приобретением. Сын помогает, у него есть опыт строительства (Антон Винер — владелец узбекских ресторанов «Урюк», сети соляриев «Сан-Сити» и ТРК «Матрица». — Forbes Woman).

Что именно будет на территории, вы решаете?

И.В. Да, это решаю я. Первое время мне все пытались доказать, что школу делать дорого. Я настояла: дети должны здесь жить, учиться и заниматься спортом, чтобы не надо было выезжать за пределы городка. Оказалось, и для покупателей наличие школы и детского сада — плюс.

Цены в вашем поселке выше, чем в других?

И.В. Понятия не имею. Каждый должен делать свое дело. Я узкий специалист, занимаюсь художественной гимнастикой: постановкой программы, тренировками, подготовкой к соревнованиям и организационной работой президента Федерации. Иногда бывает, что в зале я сижу допоздна. Всегда не хватает времени что-то отшлифовать, день проходит почти мгновенно.

Когда поженились, вы уже были тренером. Муж никогда не призывал бросить работу?

И.В. Нет. Он меня часто ревновал к детям, потому что я большую часть времени проводила в зале. Молодых тренеров учу, чтобы они так не делали, что семья главнее. Но если не быть для детей мамой, близким человеком, невозможно получить результата. И поэтому Алишер Бурханович, с одной стороны, ревновал меня к спорту, а с другой стороны, ему всегда было приятно, что дети добиваются успехов. Многие чемпионки выросли при его финансовой помощи. Первое время, когда мы переехали в Москву, он платил за базу в Новогорске сам.

Вы целый день проводите на тренировках. Дома не готовите?

И.В. О чем вы говорите! Я наготовилась в свое время. У меня в однокомнатной квартире жили трое детей помимо моего сына. И я на всех готовила. То время прошло. Хотя и сейчас детей стараюсь кормить хорошо. Мы не покупаем молока в магазине — там все порошковое. Я купила двух коров, отдала их хозяйке, и у нас всегда есть творог, кефир из свежего молока. Алишер Бурханович тоже это кушает, ему моя мама отправляет, хоть он и очень богатый человек. Когда я увидела, что он пьет магазинное молоко, у меня в глазах темно стало. Сейчас хочу еще кур развести. Что вложишь, то вынешь, говорила моя бабушка.

Да, я трачу на команду деньги, которые могла бы потратить на себя. Не потому, что я какая-то особенная. Просто это мое хобби. Люди покупают картины, кто-то собирает статуэтки, книги. Я собираю прекрасных детей. И получаю от этого колоссальное эстетическое удовольствие.

Для себя какие-то цели ставите? Столько-то чемпионок, столько-то медалей?

И.В. Цель одна — работать столько, чтобы честно выигрывать, чтобы поднять флаг своей страны, спеть гимн, стоя на пьедестале.

Ваше основное достижение?

И.В. У меня нет достижений. Меня Бог одарил: я вижу то, чего не видят многие. И могу то, чего многие не могут. Я считаю, что все, кто одарен, должны свой дар отработать. И детей тому же учу. Достижения — это итог реализации того, что дала природа и Господь Бог, помноженной на упорный труд.

Был бы другой муж, вы бы все равно добились того, чего добились?

И.В. Не хочу на эту тему говорить. Я действительно человек неслабый. Но говорить о том, чего бы я добилась… Есть то, что есть. Всегда предпочитаю говорить не «я», а «мы».

В браке двум сильным людям сложно?

И.В. Нелегко.

Вы знакомы уже 35 лет. Что нужно, чтобы два человека так долго оставались интересны друг другу?

И.В. Думаю, что любимый человек, любимое дело — счастье, данное свыше. Поэтому нужно, несмотря ни на что, не бросать и не предавать это счастье.

Новости партнеров