03.06.2011 00:00

Дорога к фьордам

Директор проекта салона интерьеров «Ричмонд» Вета Мосионжик о любви к путешествиям, северных красотах, женской рыбалке и норвежских поселениях.

Обожаю первые часы путешествия, когда люди садятся в самолет, немного выпивают и заводят бесконечные рассказы, как у рыбаков. Так было и у нас. После первой рюмки все единогласно решили, что лучшая часть путешествия — это его предвкушение. После второй пришли к выводу, что главное — хорошая компания. За оживленной беседой мы и не заметили, как стали подлетать к Норвегии. Показалась снежная пустыня, по которой, как шрамы, шли извилистые полосы залива, окруженные скалами, — фьорды. И только ближе к берегу, у которого проходит Гольфстрим, зеленели лоскуты норвежских лесов и полей.

Ставангер

Мы приземлились в городке чуть меньше, но значительно чище подмосковного Одинцово — Ставангере. Никаких ярких впечатлений город не оставил, зато всем понравилось путешествие по знаменитым норвежским фьордам. Взяв напрокат лодку, мы отправились по Люсе-фьорду, окруженному скалами высотой более 1000 м. Среди них находится восхитительное горное плато Кьераг. С северной стороны между его стенами на высоте 1 км над водой застрял валун. Любители пощекотать себе нервы становятся на него, чтобы сделать удачный кадр.

Преодолев крутой подъем, можно оказаться и на скале Прекестулен, ее также называют «кафедра проповедника» или «скала-кафедра». Это гигантский утес, вершина которого — почти плоская площадка 25 кв. м. Это излюбленное место экстремалов: отсюда совершают свои безумные прыжки парашютисты и бейсджамперы.

Розендаль

Собрать на рыбалку детей без инструкции по применению, электрошока или смирительной рубашки почти невозможно. Они не хотят надевать носки; кеды, которые еще вчера были им в самый раз, сегодня безнадежно малы.

Наконец мы на катере, скользим по разутюженной глади фьорда. Яркое солнце, морской воздух, чайки в небе — ничто не предвещало беды. Наш проводник, почти двухметровый 60-летний норвежец, похожий на Обеликса, раздал снасти. Мне досталась леска с крючками — донка. Провозившись с ней какое-то время, я поняла, что рыбалка — муторное занятие, не приносящее ни удовольствия, ни сколько-нибудь ощутимой пользы (то есть рыбы).

И тут наш рыбак решил вытащить ночные сети. Показались десятки мертвых рыб, среди них — один дельфин. Если все просто расстроились, то мою дочь накрыла глубокая истерика. После такого зрелища она стала убежденной вегетарианкой. В общем, не советую я романтичным впечатлительным женщинам ездить на рыбалку.

Берген

Недалеко от набережной Брюгген, внесенной в cписок Всемирного наследия ЮНЕСКО, есть церковь с яркими витражами. В кирхе нам повстречался священник. Он играл на гитаре и пел песню, странным образом похожую и на псалом, и на балладу. Слушая его пение, каждый из нас ощущал гармонию с миром и еще долго не решался оставить это чудное место.

Затем мы прошлись по многочисленным местным лавкам, где накупили кучу смешных вязаных шапок, свитеров и носков хэндмейд.

Берген славится своим рыбным рынком. Сюда можно зайти, чтобы понять, как должны выглядеть свежайшие морепродукты, и научиться их выбирать. А еще из центра города на вершину горы Флёйен ведет фуникулер. С нее открывается не менее прекрасный вид, нежели со «скалы-кафедры» или Кьерага.

Флам

Затем мы оказались на берегу Согне-фьорда, в крошечной деревушке Флам, которая притягивает своей нетронутой природой. Здесь можно прогуляться по туристическим тропам, а также взять напрокат велосипед или каяк и разработать маршрут самостоятельно.

Шедевр инженерной мысли — знаменитая Фламская железная дорога, которая проходит по живописной местности. В самых красивых и интересных местах поезда делают остановки, чтобы каждый путешественник, прежде чем расстаться с Фламом, успел насладиться потрясающими панорамами Норвегии.

В Берген мы вернулись на маленьком вертолете с огромными окнами. Я снова смотрела на шрамы-фьорды и зеленые лоскуты норвежских лесов, а на душе было тепло и спокойно, как в той церквушке недалеко от набережной Брюгген…

[processed]

Новости партнеров