Связанные с общественностью: Вера Курочкина | Forbes.ru
$58.82
69.34
ММВБ2152.41
BRENT63.35
RTS1153.32
GOLD1255.32

Связанные с общественностью: Вера Курочкина

читайте также
+1867 просмотров за суткиУ миллиардера Михаила Прохорова могли зависнуть деньги на Кипре +5163 просмотров за суткиПрезидент шутит. Как менялся юмор Владимира Путина +798 просмотров за суткиДеньги в космос: японский стартап привлек рекордные $90 млн для полета на Луну +1413 просмотров за суткиНаше золото. Российские специалисты стали популярнее за рубежом +3488 просмотров за суткиПонять и простить. Кто воспользуется налоговой амнистией Владимира Путина +275 просмотров за суткиРежиссер Димитрис Папаиоанну: «Обнаженное тело — повод для восхищения» +1697 просмотров за суткиНазад к сберкассе. Bank of America считает, что россиянам достаточно 40-50 банков +7804 просмотров за суткиВиртуальная ценность. Почему биткоин не стоит вашего внимания +1638 просмотров за суткиБлокчейн в Кремниевой долине: русские, анархия и новые требования к ICO +1375 просмотров за суткиМиллиардер Керимов вложился в акции Snapchat до выхода компании на IPO +536 просмотров за суткиЧиновников — в шахты: история госсобственности в добывающей промышленности +1284 просмотров за суткиЗимние метаморфозы: 5 коротких дубленок +3088 просмотров за суткиПутин пообещал простить должников и не повышать налоги до конца 2018 года +12857 просмотров за сутки$1 млрд на боксе. Флойд Мейвезер рассказал Forbes про биткоин, Владимира Путина и «русскую семью» +1402 просмотров за суткиПутин оценил поведение Саакашвили и политику Киева +1786 просмотров за суткиПутин назвал ошибкой назначение Родченкова в спортивную систему России +5076 просмотров за суткиСуд отказался возвращать Siemens газовые турбины из Крыма +430 просмотров за суткиМеханический продавец: как сохранить человечность в онлайн-торговле Связанные с общественностью: Ольга Писпанен Связанные с общественностью: Лариса Зелькова Связанные с общественностью: Гульнара Пенькова

Связанные с общественностью: Вера Курочкина

Директор по связям с общественностью UC Rusal о своей работе, черном пиаре и хобби Олега Дерипаски

Вера Курочкина 

 

директор по связям с общественностью UC Rusal

 

Вы куда более закрытая фигура, чем ваш шеф Олег Дерипаска.

В. К. Если твоя профессия — коммуникации и связи с общественностью, основное время ты тратишь на то, чтобы продвигать свою компанию, свою команду. В нашем деле важно, чтобы личный пиар не перевешивал корпоративный.

Как вы попали в «Русал»?

В. К. Это было начало нулевых. Я погрузилась в интернет-бизнес, хотя мама говорила мне: «Вера, куда ты идешь, это же вытащил из розетки, и нет вас!» В то время я читала передовицы «Коммерсанта» и «Ведомостей», видела, какие кипят страсти в реальном секторе, и думала: «Где-то кипит жизнь, а мы тратим ее, просиживая у компьютера в нашем прекрасном офисе…» И знаете, мысль материализуется. В моем случае был неожиданный звонок от хедхантера: «У меня для вас есть позиция, которую мы бы назвали английским словом «челлендж», нам кажется, что вам стоит попробовать». Мое трудоустройство в «Русал» заняло месяцев восемь. Я прошла огромное количество собеседований и тестов.  К тому моменту, за два года существования компании, в «Русале» сменилось четыре пресс-секретаря, и все они были мужчинами.

А почему они не выживали?

В. К. Это была очень сложная компания, требовавшая самоотречения и стрессоустойчивости, надо было убеждать руководителей всех уровней, что пиар для «Русала» — не пятая нога, а важная бизнес-функция. Огромная алюминиевая империя, только что созданная при слиянии двух совершенно разных по эмоциям и ритмике компаний.Параллельно возникает немыслимое количество репутационных рисков. Каждый день руководство открывало газеты и читало про себя то, от чего волосы вставали дыбом. В то время каждый наш завод жил в своей реальности и сообщал о ней миру в своей манере. Ничего, кроме раздражения, это у руководства компании не вызывало.

На работу вас принимал Дерипаска?

В. К. Нет, с Олегом Владимировичем Дерипаской я познакомилась уже после того, как вышла на работу. Внезапно раздался звонок: «Вы в принципе читаете газеты?! Вы понимаете, что о нас пишут?! Вы в состоянии контролировать информационные потоки? Если нет, то скажите мне сразу». Дальше раздался «бип».

Как вы сегодня оцениваете свою стрессоустойчивость? Она уже пробила потолок?

В. К. Думаю, что нет. Я по-прежнему остро воспринимаю нелестные отзывы, брошенные экспертами и аналитиками о компании. Мое сердце не загрубело, но я научилась контролировать эмоции.

 А у вас есть черный список журналистов, тех, кому вы не смогли что-то простить?

В. К. У меня есть список людей, общение с которыми я пытаюсь минимизировать, — не то чтобы внушительный, но для сокращения рисков и сохранения психологического баланса он необходим. Вообще секрет идеальной женщины тот же, что и секрет идеального пиарщика, — сдерживай себя, когда обидно, и не устраивай сцен, когда больно. И тут главное — укрепить себя командой единомышленников. Сейчас у меня 200 человек. Очень боеспособный отряд.

Как Олег Дерипаска, человек, который даже не смог с вами толком познакомиться, начал вам доверять (а о его высоком доверии говорит ваш карьерный рост внутри «Русала»)?

В. К. Олег Владимирович долго присматривается к людям, а его доверие, думаю, появляется, когда он видит единомышленника, способного решать нетривиальные задачи. В моем случае это произошло, когда он вернулся к руководству «Русалом» в январе 2009 года. Был безумно сложный момент: резко упал спрос и, как следствие, цена на алюминий. Был многомиллиардный долг в результате покупки доли в «Норникеле» и состояние дефолта. И все вокруг гадали, сколько нам осталось жить и как нас растащат на куски. Следующие два года казались одним очень длинным днем. Я помню нашу первую высадку в Гонконге и попытку рассказать, что мы, возможно, сделаем там IPO. В глазах гонконгцев был страх и ужас.

Как вы его преодолели?

В. К. Мы показали, что Россия — это на 80% Азия, а значит, у нас очень много общего. Мы начали огромными пресс-турами возить журналистов и аналитиков в Сибирь на наши заводы, организовывали гастроли Большого театра, концерты Кубанского хора, выставки «Я люблю тебя, Россия». 

За годы совместной работы вы сделали Дерипаску более открытым?

В. К. Мне кажется, да. С тех пор как он вернулся в «Русал», нам удалось сделать его образ более человечным. Но, без сомнений, есть над чем работать. Хочется, чтобы об Олеге Владимировиче узнали не только как о руководителе, который работает 24 часа в сутки, но и как о человеке гармоничном и увлеченном. С сильной харизмой, обаянием и энциклопедическими знаниями. 

Как часто вам удается уговорить его на интервью?

В. К. Практически всегда. Поскольку мы стараемся этим форматом не злоупотреблять. Нам не нужно быть на обложках всех изданий. У каждого интервью должна быть своя бизнес-логика и свои бизнес-задачи.

Вы нервничаете, когда он дает интервью?

В. К. Я переживаю, потому что на каждое интервью я смотрю глазами завтрашнего читателя.

Как он относится к журналистам?

В. К. Один из первых вопросов, которые Олег Владимирович задает журналистам: «Ваше образование?» В его глазах во многом успех любого профессионала — это хорошее базовое образование.

Какое образование, металлургическое?

В. К. Предпочтение отдается точным наукам.

Вы говорите, что у него множество хобби. Мы мало представляем его личные пристрастия. Какие они?

В. К. Очень много читает, любит спорт и старается все свое свободное время проводить с семьей и детьми.

За 12 лет вам не надоело работать в жестких рамках корпорации? Вы не ощущаете дефицита свободы?

В. К. Когда я приходила в «Русал», меня все пугали, что здесь безумная бюрократия, что человек здесь — маленький винтик, а оказалось, что здесь огромный простор для креатива и самореализации. Достаточно вспомнить, как мы открывали Хакасский алюминиевый завод — в стиле «Прибытия поезда» братьев Люмьер. А еще была выставка истории алюминия — с платьями Пако Рабана и алюминиевой скрипкой.

Вам хватает времени на себя, на свою частную жизнь?

В. К. В первые годы все было брошено на то, чтобы доказать: я в этой компании всерьез и надолго. Когда приходит юная блондинка (а я была еще и блондинкой) с претензиями, что она выстроит коммуникации, и все это происходит в ярко выраженном мужском коллективе, ну вы можете себе представить, с каким отношением она сталкивается.

Шовинистическим?

В. К. Да. А потом все потихоньку выстроилось, появилось время и на личную жизнь. Правда, сейчас тоже непростой период. Шесть месяцев назад я родила сына. Фактически без отрыва от производства: 30 декабря я еще была на работе, а 3 января у меня родился Александр. А еще через полтора месяца я вышла на работу.

Вы связываете ваш жизненный цикл с рабочим? Например, сейчас у компании проблемы, поэтому я не могу рожать сейчас. Вот наладится все в отрасли, и я тогда пойду рожу.

В. К. Да. Когда мы пытались рефинансировать нашу задолженность и сделать удачное IPO, это было верхней строчкой моих приоритетов. Но есть вещи, которые прагматичному планированию не подлежат.

Как складываются ваши отношения с коллегами из конкурирующего бизнеса, например с пресс-службой Потанина? О сложных отношениях Дерипаски и Потанина в недавнем прошлом всем известно.

В. К. Они всегда остаются в профессиональных рамках. Я руководствуюсь принципом никогда не переходить на личности. Считаю, что в любой ситуации важно соблюдать этическо-моральные нормы.

Вы пользуетесь технологиями черного пиара?

В. К. Элементы нетрадиционного, черного, пиара — один из инструментов нашей работы. Вопрос в том, насколько умело и часто ты прибегаешь к их использованию.

Как часто вы отказываетесь от комментариев?

В. К. Иногда лучше молчать, чем говорить. Лучше отказаться от комментариев, чем солгать.

Вы отвечаете и за корпоративные отношения внутри компании. Как выглядит тимбилдинг в «Русале»?

В. К. До кризиса 2008 года мы жили одной дружной семьей. Я не знаю другой российской компании, где бы топ-менеджеры к 8 утра, до работы, приходили в переговорную поиграть в «мафию». «Мафия» стала отличным инструментом формирования настоящей команды. Как минимум три раза в год мы выезжали всем правлением на Байкал, на Камчатку, катались на горных лыжах, отмечали вместе все дни рождения, но кризис 2008 года переформатировал нашу жизнь.

В вашей компании самое большое количество женщин в совете директоров. Аж три человека, для России рекорд. Благодаря вам?

В. К. Хочется надеяться, что мое появление в совете директоров «Русала» помогло убедить мужчин:  женщина в органах управления — это не зло, а просто другой взгляд на вещи. А если серьезно, то это заслуга Олега Владимировича. Он умеет получать синергетический эффект от объединения разных людей. 

Текст: Вера Монгайт, телеканал «Дождь»

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться