Forbes
$63.77
71.42
ММВБ1980.68
BRENT47.14
RTS975.31
GOLD1319.84
06.03.2015 06:00
Юлия Таратута Юлия Таратута
экс-главный редактор ForbesLife и ForbesWoman 
Максим Товкайло Максим Товкайло
шеф-редактор Forbes.ru 
Поделиться
0
0

Татьяна Голикова: «Я не люблю слово «чиновник»

Татьяна Голикова: «Я не люблю слово «чиновник»
фото Юрия Чичкова для Forbes Woman
Председатель Счетной палаты в большом интервью Forbes Woman — о спорах с Минфином, сочувствии Эльвире Набиуллиной, цене Крыма, масштабах воровства, расследованиях Навального и семейной жизни

— Ваш бывший начальник Алексей Кудрин давал понять, что в валютном кризисе виновата «Роснефть». Вы его поддерживаете?

— Нет, не поддерживаю.

— А вы жалеете о том, что Кудрин сейчас не во власти?

— Я всегда говорила, что время Алексея Леонидовича не прошло, хотя мне он говорит: «Больше работать в исполнительной власти не хочу».

У Кудрина очень богатый профессиональный опыт. И я не считаю, что мы можем таким опытом пренебрегать.

— Как вы считаете, цена присоединения Крыма для российской экономики адекватна?

— С точки зрения влияния на экономику это сыграло определенную роль, повлияло на ситуацию, в которой мы находимся. С точки зрения политического решения, которое было принято, оно абсолютно оправданно. И я думаю, что его результат мы оценим через определенное количество лет.

— Тогда перейдем к Счетной палате. Вы помните случай воровства, который вас на посту главы Счетной палаты поразил?

— За прошедший год это, наверное, космодром «Восточный». Строительство наземной инфраструктуры космодрома.

— А что вас там удивило?

— Объемы. Хотя схема увода денег весьма простая. Но мы не можем вынести окончательный вердикт, этим занимаются следственные органы. Мы в данном случае выявили нарушения и схему, которая была применена при уводе денег. А теперь задача наших коллег из правоохранительных органов — проверить все факты.

— По какому принципу вы кого-то проверяете, а кого-то нет?

— Во-первых, предложение в план работы нам направляет Государственная дума и Совет Федерации, отдельные поручения дает президент, обязательными являются проверки формирования и исполнения бюджета. И мы обязаны это включать в план. И второе: в законе прописана необходимость проверок госкомпаний и иных получателей средств федерального бюджета, использования федерального имущества — это является нашей компетенцией. Исходя из этого, мы и включаем те или иные структуры в план проверок. Но это не означает, что мы их проверяем ежегодно. Мы стараемся выдерживать интервал года два, если нет иных поручений.

— Принято считать, что органы контроля в России работают избирательно. Проверяют тех, кого можно и нужно.

— Нет, у нас такого нет. Я за год с небольшим работы в Счетной палате вообще какой-то предвзятости или избирательности в проверках не увидела. Причем у нас же инспекторский состав большей частью не обновленный, и я не увидела ни у кого из них желания кого-то осознанно, извините, «мочить». Такого нет. 

— В прессе или в блогах о коррупции, например у Алексея Навального, время от времени появляются расследования финансовой деятельности чиновников и глав госкорпораций. В мире такие медиаскандалы обычно приводят к серьезным последствиям.

— Сложно оценить степень достоверности этой информации. Очень много расхождений с фактами. Поэтому непонятно, как относиться к тому, что он публикует о РЖД или о ком-то еще. Это если об Алексее Навальном.

— Может ли чиновнику влететь за то, что возникает обличающая его публикация? Или компромат работает на чиновника — он всегда может сказать, что враги клевещут.

— Я не люблю слово «чиновник», хотя оно пришло еще из царской России и ничего плохого в этом слове не было. Но в современной России я его не люблю, потому что оно стало каким-то ругательным. Наверное, потому что к нему все время нехорошее прилипает. Вот среди обычных людей есть хорошие и плохие. Точно так же есть и среди чиновников хорошие и плохие.

Мешать всех людей, которые в чиновничьей среде работают, только с грязью, невозможно.

Люди выполняют свою работу. Кто-то выполняет ее лучше, кто-то — хуже. Поверьте мне, никому из работающих во власти не доставляет удовольствия, когда о нем пишут какой-то негатив, тем более если он точно знает, что это действительности не соответствует. Как правило, такого рода публикации, о которых вы сейчас говорите, не имеют под собой сколько-нибудь серьезных оснований.

— В интервью Владимиру Познеру вы государственную службу называете государевой.

— Просто выскочило.

— Не то чтобы это отражало реальное положение дел в стране?

— Совсем никак.

— Некоторые политологи еще сравнивают нашу систему власти с политбюро.

— Я уже говорила: мы еще не достигли того уровня развития, который позволил бы нам отказаться от ручного управления. И, наверное, это ручное управление отчасти проистекает из того, что не каждый человек, занимающий свою должность, является ответственным на своем месте и способным отвечать за те решения, которые он принимает. Важно и умение принимать решение, и умение взять на себя ответственность за это решение.

Я, кстати, не боюсь термина «ручное управление». Можно как угодно называть: политбюро, не политбюро.

Главное, чтобы это ручное управление давало результат для страны. 

— А вам нравится круговорот российских чиновников? Тасуется одна и та же колода. 

— Ну почему же? У нас в 2012 году произошла довольно серьезная ротация власти, в правительство пришли новые люди. Оцените.

Страницы123
Поделиться
0
0
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое

Forbes сегодня

28 сентября, среда
Forbes 10/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.