«Я что, так много хочу?»: история Хиллари Клинтон | Forbes.ru
$58.81
69.43
ММВБ2140.48
BRENT62.44
RTS1146.79
GOLD1252.60

«Я что, так много хочу?»: история Хиллари Клинтон

читайте также
Компромат на Клинтон: в США расследуют связи сына Трампа с адвокатом из России и Эмином Агаларовым Больше не обращались: США дважды направляли в Россию запрос о вмешательстве в выборы +63 просмотров за суткиПаритет или нет: женщины Кремниевой долины в цифрах Без резких движений: о чем говорит реакция S&P 500 на инаугурацию Трампа Как зять помог Дональду Трампу стать президентом «Вы увидите, Россия будет больше уважать нас»: что говорил Трамп на первой пресс-конференции Дело случая: зачем политологу социальное предпринимательство +11 просмотров за суткиДжокер демократов: после поражения Клинтон Быть выше: как инженер из Ижевска стала первым русским топ-менеджером финской компании Гендерная революция: пока захлебнулась +26 просмотров за суткиЕсть ли СМИ после Трампа: как победа Дональда Трампа меняет будущее медиа Трамп — ожидаемая неожиданность Падение индексов и валют: как рынки встречают Трампа Выборы в США: почему никто не смог предсказать результаты? +4 просмотров за суткиВыборы в Конгресс США: борьба за будущее Америки +3 просмотров за суткиВыбор из двух зол: как американцы проголосуют на выборах президента Трамп против песо: как заработать на выборах в США +6 просмотров за суткиА если Трамп? Как рынки отреагируют на президентские выборы в США Власть в женских руках: не только Хиллари +1 просмотров за суткиИрина Колосова: "Институт - не Google, мы учим не только информацию добывать" Его эго: Дональд Трамп, который уже изменил Америку

«Я что, так много хочу?»: история Хиллари Клинтон

Фото REUTERS / Jim Young
Возможно, следующим президентом США впервые станет женщина – причем уже успевшая обжить Белый дом в статусе первой леди. Сегодня весь мир гадает, одолеет ли Хиллари Клинтон своих соперников, и если да, то какое положение займет при ней ее муж Билл, учитывая их весьма непростые отношения

12 июля кандидат в президенты США от Демократической партии Берни Сандерс поддержал кандидатуру своей соперницы Хиллари Клинтон на выборах в ноябре 2016 года. Формально это означает, что именно Клинтон будет кандидатом от демократов. Как ей удалось пройти весь этот путь — в материле журнала «Gala Биография», опубликованном в июне. 

Судьба назначила Хиллари Родэм родиться 26 октября 1947 года в Чика­го, городе, привыкшем восставать из пепла. Юность родителей Хиллари пришлась на годы Великой депрессии, и Хью Родэм, даже сколотив на торговле текстилем немалое состояние, по привычке выключал отопление, выходя из дома, а при виде незакрытого тюбика зубной пасты приходил в ярость. «Колпачок от тюбика отец выбрасывал в окно ванной, – вспоминала Хиллари. – И нам приходилось идти на улицу, даже в снегопад, и искать его среди кустов перед домом». Отца Хиллари боготворила и старалась заслужить его похвалу. Отношения с матерью были более прозаическими: Дороти Хауэлл Родэм целиком посвятила себя Хиллари и двум ее братьям – Хью и Тони.

О том, что будущее у них должно быть общим, первым сказал Билл. Хиллари собиралась провести ­лето в Калифорнии, где ей предложили работу в маленькой юридической фирме, Билл должен был ездить по южным штатам в рамках президентской кампании сенатора Макговерна – ­обоим лето сулило отличные карьерные перспективы. Но Билл объявил, что поедет с ней в Калифорнию. Вот как вспоминает об этом Хиллари Клинтон: «Когда до меня дошел смысл его слов, у меня замерло сердце. «Почему ты это ­делаешь?», – спро­сила я. «Чтобы быть с человеком, которого люблю, вот почему», – ответил он».

3 ноября 1992 года американский народ избрал Билла Клинтона своим президентом. Семья переехала в Белый дом, и Хиллари пришлось приспосабливаться к переменам: впервые в жизни она занялась своей внешностью. Это сегодня ее стиль выглядит образцом деловой элегант­ности, а во время президентской кампании из-за отсутствия макияжа и скучных нарядов ее считали воинствующей феминисткой.

Разбогатев, Хью Родэм переселил семью в тихий чикагский пригород Парк-Ридж. На его чистеньких улицах и прошло классическое американское детство Хиллари. Она ходила в начальную школу, играла в бейсбол, каталась на коньках, носила форму герлскаутов и мечтала однажды стать капитаном школьной группы поддержки. Увы, эта мечта была недостижима: красотой и грацией Хиллари не блистала. По ее собственному признанию, уже в возрасте 12 лет она была слепа как летучая мышь, но из тщеславия отказывалась носить очки. Сильная близорукость, впрочем, не помешала Хиллари стать командиром школьного патруля: несмотря на физическую слабость, она умела приструнить хулиганов.

Окончив начальную школу, Хиллари продолжила обучение в школе Мейн-Ист. За неделю до начала занятий она решила сделать себе первую в жизни «взрослую» прическу. Невинное желание обернулось настоящей катастрофой: «На моих глазах парикмахер уродовал меня, превращая мою бедную голову в артишок. Мама пыталась меня успокоить, но я уже поняла: жизнь кончена». Выходом из положения стал шиньон в виде «конского хвоста», который Хиллари прикрепила к голове с помощью ленты – и его ото­рвали в первый же день занятий. Стать красавицей не удалось, и Хиллари вернулась на свое привычное поле: к общественной деятельности. Список организаций, в которых в школьные годы состояла Хиллари Родэм, впечатляет: «Молодые республиканцы», Библейская школа при Методистской церкви, Алтарная гильдия, Полемический кружок, «Университет жизни», Книжный клуб... Хиллари еще в те годы думала о том, чтобы когда-нибудь заняться политикой. И очередным шагом на этом пути стал колледж Уэл­лсли. Он входил в ассоциацию старейших и наиболее престижных женских колледжей на Восточном побережье США «Семь сестер» и считался одним из лучших в Америке.

После Мейн-Иста, где Хиллари пользовалась влиянием и уважением, Уэллсли был подобен ледяному душу. Большинство студенток окончили частные школы, пожили за границей, имели собственные автомобили. На тех, кто попал в колледж благодаря способностям, а не родительским деньгам, смотрели сверху вниз. Хиллари чувствовала себя несчастной, одинокой, нелепой. Она бы, как советовал отец, вернулась ­домой, но мама Дороти, впервые в жизни открыто не соглашаясь с главой семьи, сказала Хиллари: «Я не желаю, чтобы ты бросала учебу только потому, что не приучена носить меха! Возьми себя в руки!» И Хиллари осталась в Уэллсли.

В Йельской школе права подруги за глаза называли Хиллари "сестра-холодильник" - она всегда и везде сохраняла самообладание и редко позволяла себе расслабиться. 1969 год.Порядки в колледже даже в разгар бунтарских шестидесятых были строгими: с понедельника до пятницы студентки не могли общаться с мужчинами. Принимать юношей у себя разрешалось только по воскресеньям, с 14 до 17.30. При этом двери в комнаты оставлялись приоткрытыми, и неукоснительно соблюдалось «правило двух ног»: две ноги из четырех всегда должны были быть на полу. Несколько лет спустя Хиллари, став президентом студенческой организации, добилась отмены этих правил. Впрочем, она и так умудрялась заводить бойфрендов, двух из которых даже представила родителям. «Оба молодых человека выжили, а вот наши отношения – нет», – со смехом скажет она много лет спустя.

Колледж Уэллсли стал для Хиллари дверью в мир политики. Свои первые студенческие каникулы она провела в Вашингтоне: «На этой девятинедельной стажировке я пыталась ­узнать, как работает государство». Она участвовала в избирательной кампании губернатора штата Нью-Йорк Нельсона Рокфеллера. Миллиардер, стремившийся ­занять кресло президента, поселил своих помощников в роскошном отеле «Фонтен­бло» и по­знакомил их с Фрэнком Синатрой. 

«В тот момент я подумала, что большая политика – это страшно весело», – с некоторой горечью признавалась Хиллари.

31 мая 1969 года она получила диплом, произнесла на выпуске блестящую речь, а затем уехала на Аляску, где все лето зарабатывала деньги на обучение в Йельской школе права. Мыла посуду в заповеднике «Гора Мак-Кинли» и чистила рыбу на заводе по переработке семги. «Я стояла в кровавой воде и большой ложкой выковыривала внутренности из семги. Если работала недостаточно быстро, ­бригадир орал на меня, требуя увеличить темп», – вспоминала она.

Осенью Хиллари Родэм приехала в Йель, став одной из 27 девушек среди 235 студентов. Здесь она наконец-то оказалась на своем месте. Йельский университет традиционно выбирают те, кто собирается посвятить свою жизнь публичной деятельности. Здесь ценят умение хорошо говорить и открыто излагать свои взгляды – какими бы они ни были. У Хиллари были и смелость, и умение полемизировать. Она сразу завоевала репутацию «серьезной девушки», и одной из причин этого были постоянные проблемы с деньгами. Обучение Хиллари оплачивала с помощью банковских ссуд, которые надо было возвращать. Единственным источником ее финансовой стабильности были гранты, за которые студентка Родэм билась не на жизнь, а на смерть. 

И с таким же упорством, начиная с первого курса Йеля, она сражалась за внимание арканзасского парня по имени Билл Клинтон.

Впервые Хиллари увидела его осенью 1970 года: рослый красавец, окруженный стайкой девушек, рассказывал, что в штате Арканзас выращивают самые большие в мире ­арбузы. По признанию Хиллари, она влюбилась с первого взгляда. Но ответного интереса не заметила и настроилась на длительную осаду. Для начала она собрала информацию о Билле: на год старше ее, привлекательный, ­сексуальный, целеустремленный. У него были мама, отчим и младший брат и не было постоянной девушки. В атаку на Клинтона Хиллари пошла лишь спустя полгода.

Весной 1971-го, в библиотеке Йеля, перехватив несколько взглядов Билла, Хиллари подошла к нему и сказала: «Если ты и дальше собираешься поглядывать на меня, а я буду поглядывать на тебя, то нам лучше познакомиться. Я – Хиллари Родэм». С той весны они стали неразлучны. В опель-универсале 1970 года, принадлежащем Биллу, – Хиллари считала, что это «самый уродливый автомобиль на свете», – они колесили по Коннектикуту, узнавали друг друга и делились планами на будущее.

Пара Родэм–Клинтон, на первый взгляд казавшаяся странной – самый легкомысленный студент и самая серьезная студентка, – никого не удивляла. Надежное партнерство среди студентов Йеля считалось более важным, чем страсть. Эти двое подходили друг другу: дисциплинированная Хиллари могла направить энергию безалаберного Билла в нужное русло. Политические наставники Клинтона из лагеря Макговерна одобрили выбор молодого коллеги. Они видели, что Хиллари может сделать для него многое. А вот матери Билла мисс Родэм категорически не понравилась. Вирджинию Делл Кэссиди Блайт Клинтон Дуайр Келли – эти фамилии она сохранила от всех своих браков – неприятно поразило, что ее красавец-сын выбрал неухоженную, плохо стриженную девицу, которая не пользуется косметикой и не делает никаких попыток стать хоть чуточку привлекательнее. Зато семья Хиллари пришла от Билла в восторг. Он очаровал Дороти тем, что после еды вызвался помыть посуду. С братьями Хиллари он обсуждал спортивные новости. Соседка после пятиминутного разговора с Биллом утащила Хиллари в кухню и, буквально прижав к стене, сказала: «Мне без раз­ницы, как ты это сделаешь, но не вздумай упустить этого парня». И даже суровый республиканец Хью Родэм смирился с тем, что его дочь влюбилась в демократа-католика.

Осенью 1973 года молодые люди сняли дешевую квартиру и начали жить вместе. А летом Билл повез Хиллари в Англию. Это была ее первая поездка в Европу, и девушка была в ­восторге от Вестминстерского аббатства, ­Стоунхенджа и зеленых холмов Уэльса. В Озерном краю Хиллари ждал сюрприз: Билл сделал ей предложение. Сюрприз ждал и его: Хиллари ответила «нет». Почему она отказала?

«Я безумно любила его, – пишет Хиллари в мемуарах, – Но находилась в полном смятении относительно того, как мне жить дальше». В жизни Билла все было определено: он уехал в Фейетвилл, штат Арканзас, занялся преподаванием и политикой. Хиллари же отправилась в Массачусетс – ее ждала тяжелая и низкооплачиваемая работа в Фонде защиты детей. Возможно, Хиллари хотела убедиться в чувствах – своих и своего избранника. А может быть, ей хотелось убедиться, что на Билла Клинтона стоит сделать ставку.

Билл постоянно ездил в Массачусетс, а половина скудного жалованья Хиллари уходила на оплату телефонных счетов. Решение казалось очевидным. В 1974 году Билл снова заговорил о свадьбе, но Хиллари получила приглашение в Вашингтон, в комиссию по подготовке импичмента президенту Никсону, к которому она питала давнюю неприязнь. Упустить шанс было глупо, и Хиллари поехала в столицу. Она опять не дала Биллу окончательного ответа. Все решилось после того, как Никсон ушел в отставку. Оставшись без работы, Хиллари переехала в Фейетвилл, получила должность преподавателя в университете и согласилась выйти за Клинтона.

В ожидании свадьбы Хиллари помогала Биллу участвовать в выборах в конгресс США. Первый тур Клинтон выиграл, а окончательные выборы проиграл. После этого Хиллари вернулась в Чикаго. Об этом своем демарше она вспоминать не любит. Большинство мужчин не захотели бы иметь дела с женщиной, которая бросает проигравшего мужчину. Но Клинтон привязался к Хиллари еще больше. Он вернул невесту, купил дом и добился, ­чтобы 11 октября 1975 года была сыграна свадьба.

Билл Клинтон был на столько влюблен в Хиллари, что согласился, что бы бракосочетание прошло в традициях Методисткой церкви.

Как он уговорил Хиллари? Что он пообещал ей в своей свадебной клятве? Может быть, титул первой леди?

Через год Билл Клинтон стал генеральным прокурором штата Арканзас, а Хиллари – штатным сотрудником уважаемой юридической фирмы «Роуз». На своем первом судебном процессе Хиллари защищала интересы консервной фабрики: покупатель обнаружил в банке фасоли со свининой заднюю часть крысы. Фабрика отделалась минимальным штрафом, а Билл получил неиссякаемый источник для шуток, обозвав ее триумф «делом о крысиной заднице».

В 1978 году Клинтона избрали губернатором Арканзаса, и Хиллари стала первой леди штата. В тот же год ее сделали партнером в «Роуз». Это было очень кстати – молодые думали о ребенке, но прагматичной Хиллари не хватало уверенности в завтрашнем дне. Следовало сделать так, чтобы, как сказала Хиллари, «семья обросла финансовым жирком». И Хиллари начала играть на товарной бирже. Впоследствии ее редкое везение – она вложила тысячу и заработала сто тысяч – станет предметом пристального внимания ФБР. Хиллари объясняет удачу тем, что просто сумела вовремя остановиться. Она отошла от стола в тот момент, когда поняла, что беременна: «Я просто вдруг осознала, что заработанные деньги – не элемент игры, а реальный колледж для моего ребенка и спокойная старость для нас с Биллом».

Единственная дочь Клинтонов Челси Виктория родилась в 1980 году. Это стало и единственным светлым событием следующих нескольких лет, потому что на второй срок Клинтона не избрали. Впервые в его поражении обвинили Хиллари: арканзасцам не понравилось, что она, будучи замужем, продолжала носить свою девичью фамилию. «Кто, черт побери, носит штаны в этой семье?» – спрашивали избиратели. Как ни хотела Хиллари сохранить хотя бы видимость независимости, вернуться в губернаторский особняк было важнее. Поэтому она стала подписываться двойной фамилией – Родэм Клинтон.

Кампанию 1982 года Билл с блеском выиграл. Хиллари просидела с ребенком всего четыре месяца, а потом, погрузив в фургон мешок памперсов и ящики с детским питанием, отправилась собирать голоса для мужа. Это была ее кампания и ее победа, и шутка «Эх, не того Клинтона мы выбрали», сказанная кем-то из конгрессменов штата, перестала быть просто шуткой. Люди, знавшие Хиллари в бытность ее первой леди Арканзаса, рассказывают, что она была жесткой, требовательной и довольно резкой. Однажды, увидев, что американский флаг у резиденции губернатора не подняли вовремя, она схватила за грудки виновного и прошипела: «Я, мать твою, хочу, чтобы этот чертов флаг поднимался каждое чертово утро! Я что, так много хочу?»

Клинтон становился политиком национального масштаба. Все эти годы Хиллари работала, поддерживала мужа, вела финансовые дела и занималась воспитанием Челси. В 1984 году младший брат Билла Роджер попался на торговле наркотиками. Как выяснилось, он сидел на кокаине. Скандала не получилось – Билл занял принципиальную позицию. Вскоре демократы предложили Клинтону поучаствовать в президентских выборах 1988 года. Хиллари знала, что рано или поздно ее мужу сделают это предложение, но считала, что соглашаться еще рано. 

Билл, Хиллари и Челси появившаяся на свет 27 февраля 1980 года.

Став уже опытным игроком на политической арене, она знала, что, проиграв президентские выборы один раз, выиграть их снова почти невозможно.

Официальной причиной отказа Билла Клинтона стала Челси: «Я хочу подождать, пока моя дочь немного подрастет. Я люблю Америку, но Челси я люблю больше». Не стоит и говорить, что после этих прочувствованных слов рейтинг губернатора Клинтона взлетел до небес.

В президентскую гонку Билл Клинтон включился в 1991-м. Как только он объявил о решении баллотироваться, Хиллари начала собирать свою команду. С самых первых дней она стремилась держать под контролем буквально все. Не случайно ее девизом стали слова «Провалился план – планируй провал!» Но даже она не смогла удержать под контролем шквал ­обвинений и скандалов, которые неизбежно сопровождают любые выборы. Для начала Билла обвинили в том, что он, будучи губернатором, распределял государственные заказы в пользу фирмы «Роуз», где работала Хиллари. Следом разразился первый в карьере Билла Клинтона секс-скандал: некая Дженнифер Флауэрс утверждала, что втечение нескольких лет была его любовницей. Билл пользовался успехом у женщин, но умело скрывал это от жены. Хиллари верила ему, но поверят ли избиратели? Она сделала все, чтобы погасить скандал: они с Биллом дали большое интервью программе «60 минут», где Хиллари объясняла – впоследствии ей придется ­делать это еще не раз, – что ее муж порядочный человек, ставший жертвой клеветы. 

Феминисткой Хиллари не была, но бойцовским характером обладала всегда. Традиционно офис первой леди находился в Восточном крыле Белого дома. Хиллари перенесла его в Западное крыло, расположившись в непосредственной бли­зости от Овального кабинета президента. Ее команда получила название «Хиллариленд» и славилась умением держать язык за зубами. Как показало время, это было весьма кстати. Все два президентских срока сопровождались скандалами один другого безобразнее. Началось с «Тревелгейта»: в бюро путешествий Белого дома вскрылись масштабные хищения. Потом был «Труппергейт»: четверо полицейских из охраны Билла в Арканзасе утверждали, что поставляли губернатору Клинтону женщин. Затем конгрессмены-республиканцы заинтересовались финансовыми успехами миссис Клинтон и инициировали расследование махинаций с недвижимостью – дело получило название «Уайтуотер». Хиллари пришлось признать, что, возможно, в ее финансовых документах не все было в порядке, но она категорически отрицала злой умысел. Народ поверил ей и продолжал бы верить, если бы не женщина по имени Пола Джонс. 6 мая 1994 года она выдвинула иск против президента Клинтона, обвиняя его в сексуальных домогательствах и требуя выплаты $700 000. Хиллари до сих пор утверждает, что не верит ни единому слову Полы: «Это были грязные игры республиканцев, и все это знали. На нашей се­мейной жизни это никак не отражалось».

Экономика США процветала, и переизбрание Билла на второй срок не стало для Хиллари неожиданностью. В то время она была поглощена работой и предстоящим отъездом Челси в колледж. Хиллари приучала себя к мысли, что скоро комната дочери опустеет, но внешне никак не проявляла своих эмоций. На фотографиях того периода она выглядит почти красивой: четыре года в статусе первой леди и дружба с Жаклин Кеннеди пошли ей на пользу. Хиллари стала блондинкой и научилась носить элегантные платья от Оскара де ла Ренты. 

Свое пятидесятилетие Хиллари встретила в депрессии. 17 января 1998 года Билл Клинтон должен был давать в суде показания по делу Полы Джонс. Хиллари, которая искренне считала, что вся эта история яйца выеденного не стоит, хотела только одного: чтобы все это поскорее ­закончилось. Но она еще не знала, что все только начинается: 21 января разразился самый громкий скандал в карьере президента Клинтона – «Моникагейт».

Впоследствии Хиллари скажет, что ей очень жаль эту девушку, жизнь которой так грубо и безжа­лостно выставили на всеобщее обозрение. Но тем роковым утром ей было не до жалости: «Билл разбудил меня рано утром и сказал, что в сегодняшних газетах будет нечто, что мне не понравится. Он рассказал о Монике, о том, что его доброе отношение к ней может быть неверно истолковано – и я ему поверила. В конце концов, это не первый случай, когда моего мужа пытались опорочить».

Действительно ли Хиллари поверила мужу? Лучшим аргументом в пользу Билла была внеш­ность Моники Левински и ее темперамент: Моника отчаянно нуждалась в любви и была готова истолковать в свою пользу даже самый невинный взгляд. Поэтому Хиллари бросилась защищать мужа: в популярной телепередаче она на всю страну объявила, что у Билла множество недостатков, но он никогда не лжет. Искренность Хиллари дала Клинтону некоторый кредит доверия. Даже когда прокурор Кеннет Стар по­требовал образец ДНК Билла, Хиллари решила, что это просто попытка оказать психологическое давление на президента. Она сама была юристом и знала все способы воздействия.

А 15 августа мир Хиллари Родэм Клинтон разлетелся вдребезги: муж разбудил ее ранним утром и признался, что «сказал не всю правду о Монике». «Его приперли к стенке, и он понял, что должен будет признаться в неприличной интимной близости. Он сказал, что все произошло очень быстро и случайно. Он не мог признаться мне в этом раньше, потому что слишком стыдился и знал, как это разозлит и обидит меня, – вспоминает Хиллари. – У меня остановилось дыхание. Хватая воздух ртом, я заплакала и начала на него кричать: «Что ты хочешь сказать? Почему ты мне лгал?» Я была в ярости, которая нарастала с каждым мгновением. Билл стоял передо мной и повторял: «Прости. Прости. Я старался защитить тебя и Челси».

"Моника-Гейт" стал серьезднейшим испытанием для Хиллари.

Этот момент Хиллари Клинтон назвала «самым ужасным и разочаровывающим в жизни». Впервые за все время своего замужества она полнос­тью устранилась от решения проблем Билла. «Он должен был сам говорить с журналистами, оправдываться перед американским народом и – самое сложное – сказать правду дочери. Я не хотела помогать ему выпутываться из того, что оскорбило меня до глубины души».

Атмосфера в первой семье государства стала не просто тяжелой – само существование этой семьи оказалось под вопросом. Хиллари почти не разговаривала с мужем и впервые не знала, хочет ли она сохранить свой брак. Ее любовь к Биллу не в первый раз подвергалась испытанию, но никогда еще унижение не было публичным. Хиллари читала на лицах людей жалость, и в такие моменты ей хотелось «свернуть мужу шею». Когда-то она не могла решить, выходить ли ей замуж за Клинтона, теперь она колебалась, стоит ли с ним разводиться. Решение пришло со стороны: в конгрессе появилась комиссия по подготовке импичмента президенту.

«Я не знала, буду ли я защищать свой брак, но я была полна решимости защищать своего президента», – эти слова Хиллари Клинтон привели в восхищение женщин всей Америки.

 Можно только догадываться, какие усилия потребовались первой леди, чтобы снова появиться на публике с улыбкой на лице и ободряюще похлопать по руке своего блудного мужа. Не будет преувеличением сказать, что в те месяцы Билл Клинтон полностью зависел от благосклонности своей жены. Именно тогда Хиллари Клинтон решила изменить свою жизнь и заняться собственной политической карьерой. И хотя «Моникагейт» попортил ей немало крови, она выжала из него максимум: образ женщины, сумевшей простить мужа и сохранить брак, принес ей огромные дивиденды. Личный рейтинг Хиллари Клинтон взлетел до небес. Импичмента не случилось. Хиллари баллотировалась в конгресс США. Весной 1999 года на съезде демократической партии чету Клинтон впервые представили как «будущего сенатора и ее милашку-мужа». Президент Клинтон сделал вид, что оценил шутку.

20 января 2001 года он покинул Белый дом, уступив место Джорджу Бушу. За две недели до этого Хиллари принесла присягу в здании конгресса США. Ее дочь и муж наблюдали за ней с галереи для посетителей. В жизни Хиллари начался новый этап – очень скоро пресса заговорила о ее президентских амбициях. Сама она этого не подтверждала, но не упускала случая покритиковать ошибки Буша, которых он допускал все больше. В 2006-м она триумфально переизбралась в сенаторы, а через год выдвинула свою кандидатуру в президенты. 

Роли поменялись: теперь уже Билл Клинтон разъезжал по всей стране, сверкая белозубой улыбкой и убеждая избирателей, что его спутница жизни достойна управлять страной. Сама Хиллари делала то же – тут-то и выяснилось, что ей, привыкшей командовать, очень трудно общаться с простыми людьми на равных. На ее рекламу были брошены огромные средства, но и это не пошло на пользу: американцы могли поддержать жертву изменника-мужа, но не лощеную бизнес-леди, сорящую деньгами. Вспомнились финансовые скандалы с ее участием, заговорили и о ее плохом характере. Кто-то пустил слух, что во время «Моникагейта», да и прежде, она не раз била мужа, швыряла в него чем попало, а однажды в гневе оцарапала ему лицо – эти царапины Клинтон приписал тогда любимцу семьи, черно-белому коту Соксу.

В итоге элита демократической партии предпочла сделать ставку на молодого юриста, сенатора от Иллинойса Барака Обаму. Разозленная Хиллари пыталась побороть его на выборах, но в конце концов предпочла договориться. В январе 2009 года, когда Обама въехал в Белый дом, его соперница заняла должность госсекретаря. И сразу показала, что собирается решать вопросы внешней политики сама, в исключительных случаях советуясь с президентом. Позже Обама признался, что чувствовал себя в обществе миссис Клинтон, как школьник перед строгой учительницей. Шла ли речь о «перезагрузке» отношений с Россией, о борьбе с терроризмом или расширении НАТО, она имела свое мнение и непреклонно отстаивала его. Не оставалась в стороне и от внутренних дел – например, от нашумевшей реформы здравоохранения, которую будто бы подсказала Обаме именно она. На фоне ее активности совсем потерялся Билл Клинтон, разъезжавший по миру в роли «посла доброй воли». Зато Челси напомнила о себе, выйдя замуж за банкира Марка Мезински и подарив в 2014 году родителям первую внучку.

Челси Клинтон, ее муж, банкир Марк Мезински, и чета Клинтон с новорожденной внучкой Шарлоттой.

За четыре года своего госсекретарства Хиллари посетила 112 стран, проведя в воздухе, по ее признанию, не меньше времени, чем на земле. Об этом периоде она написала три книги, не умолчав и о своих ошибках. Самой громкой из них стала гибель американского посла в Ливии Стивенса, убитого исламистами, – миссис Клинтон сыграла немалую роль в их приходе к власти. В 2013 году она подала в отставку, а через два года снова выдвинулась в президенты. Благодарный Обама поддержал ее. Эта кампания оказалась для Хиллари еще труднее, чем предыдущая. В соб­ственной партии ей бросил вызов престарелый идеалист Берни Сандерс, но главным соперником оказался, конечно же, республиканец Дональд Трамп – эпатажный миллиардер, невыносящий болтунов из Вашингтона, к которым он причисляет и чету Клинтон. Под градом его критики Хиллари то и дело теряла самообладание. И было отчего: ее обвинили в том, что в годы госсекретарства она вела секретную переписку по личной электронной почте, ставя под угрозу безопасность государства. А тут еще советник Трампа Роджер Стоун выпустил книжку, где обвинил первую леди не только в избиении мужа, но и в самодурстве – она, к примеру, уволила охранника, который якобы отказался носить за ней сумку. 

На стороне миссис Клинтон по-прежнему поддержка спонсоров и мужа. Несмотря на все измены и ложь Билла, американцы по-прежнему любят его – как ни крути, при нем они жили куда лучше, чем до и после.

За полгода до выборов их исход по-­прежнему неясен. Хотя Хиллари выступает с вполне либеральной программой, на фоне непредсказуемого Трампа именно она выглядит консерватором, последней надеждой старой Америки. Выиграет миссис Клинтон или нет, но на эту роль она годится лучше любого другого политика – ведь ей нет равных в умении выносить удары судьбы и превращать поражения в победы. 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться