Надежда Померанцева Надежда Померанцева
внештатный автор 

«Я делала только то, что соответствовало моим убеждениям»

«Я делала только то, что соответствовало моим убеждениям»
Генеральный директор ЮНЕСКО Ирина Бокова о карьере и о том, почему дипломатию она предпочла археологическим раскопкам

Карьерных достижений генерального директора ЮНЕСКО Ирины Боковой хватило бы на десять жизней. Она окончила МГИМО, была послом во Франции и министром иностранных дел Болгарии. В 1990-х она начала активно участвовать в болгарской внутренней политике: дважды избиралась депутатом парламента, а в 1996-м претендовала на пост вице-президента в паре с кандидатом Иваном Маразовым. В 2009 году Ирина Бокова стала первой женщиной, избранной генеральным директором ЮНЕСКО, в финальном голосовании она победила египетского министра культуры Фарука Хосни с перевесом в несколько голосов. Ирина Бокова дала интервью Forbes.

— Все мы родом из детства. Вы могли себе представить, что у вас будет вот такая карьера?

— Нет, совершенно точно не могла себе такого представить. Мне кажется, что каждый человек проходит в своей жизни различные этапы. В детстве я много о чем мечтала: я хотела быть журналисткой, потом — археологом и даже, когда училась в школе, три лета подряд работала на археологических раскопках, а потом решила, что буду все-таки заниматься международными отношениями. Когда я уже работала в МИДе, был период, когда я думала, что совершила ошибку. Прошло десять лет с начала моей работы в министерстве, и вдруг я поняла, что всегда хотела работать с людьми, а работаю на самом деле с бумагами. Помню, что тогда даже жалела, что не стала медиком или учителем, как моя мать. А потом, когда я начала работать в ЮНЕСКО, то попала в прекрасную для себя среду, когда ты понимаешь: вот здесь идеальное совпадение целей и опыта самой организации с твоими собственными.

— Ваш отец — известный болгарский коммунист Георги Боков. Часто ли вам приходилось выслушивать, что своей блестящей карьерой вы обязаны папиным связям?

— Да, приходилось. Редко, но даже сейчас это случается, хотя он скончался 20 лет назад. Мой отец был честным человеком с сильными убеждениями, и его есть за что уважать. Его уволили в 1976 году со всех постов, когда я еще была студенткой. Так что я не могу сказать, что мои достижения можно объяснить родственными связями. Протекция была в том плане, что я получила действительно очень хорошее образование. Хотя нас с братом воспитывали достаточно дисциплинированными, не баловали и постоянно внушали, что надо работать.

— Вы выстраивали свою карьеру сознательно или плыли по течению?

— В самом начале я, пожалуй, плыла по течению, потому что жизнь шла более-менее размеренно, но когда в Болгарии начались крупные демократические перемены — это случилось 22 года назад — я изменилась и поменяла тактику. Это, конечно, был лучший период моей жизни: я занималась всем, чем хотела заниматься, хотя моя жизнь была совсем не простой.

— Зачем женщины идут в политику?

— Затем же, зачем и мужчины: они хотят сделать мир другим. У них есть права, и есть свое мнение.  Когда я увидела, что что-то по-настоящему поменять сложно — я стала отходить от политики, хотя все меня убеждали: «Оставайся в парламенте!»

— Международная политика, а особенно дипломатия — исконно сугубо «мужские» сферы, куда женщины не допускаются. Как вам удалось так долго, больше 15 лет, продержаться на такой «заповедной» территории?

— Традиционная дипломатия — действительно «мужская» работа, но если посмотреть на ситуацию в болгарским МИДе, то там около 60% сотрудников — женщины. И я была не единственной женщиной-послом от Болгарии.  Например, моя хорошая подруга сейчас как раз работает послом Болгарии в США. Когда я работала послом Болгарии во Франции, в то же самое время мои соотечественницы занимали подобные должности в наших посольствах в Берлине, Вене, Мадриде, Вашингтоне. Политические и экономические реформы 1989 года в Болгарии как будто открыли новый путь для женщин, допустив их в исконно «мужские» сферы, хотя это вовсе не означает, что работать в них легко, особенно если дело касается внутренней политики. Что касается внешней политики, то у нас были и женщины-министры иностранных дел. Так что для моей страны женщины в дипломатии — это нормально.

— Какой совет вы бы дали женщинам, работающим в «мужских» сферах?

— Не надо пытаться непременно выиграть у мужчин, пытаясь их копировать через воображаемые стереотипы «мужского» поведения. Очень важно быть такой, какая есть, где бы и с кем бы ты ни работала. Ведь самое главное — сохранить себя.  

— Что самое сложное в вашей текущей работе?

— Я первая женщина на посту генерального директора ЮНЕСКО, а значит, и ожиданий и требований от меня гораздо больше. В начале я даже отшучивалась, когда мне так серьезно говорили: «Вы — первая женщина, а значит, мы ожидаем большего», я отвечала: «А я за равноправие, так что не надо требовать больше». Хотя, конечно, я чувствую большую ответственность, потому что я должна успеть все, что наметила. Пока это несколько направлений: реформа организации, призванная сделать ЮНЕСКО более видимой, более эффективной и адекватной тому, что происходит в мире. А с 2008 года проблема гендерного равенства — это одна из наших главных стратегических задач. Это означает, что во всех наших программах и проектах мы всегда должны иметь в виду гендерную составляющую. Например, если это тема образования, то это образование женщин и повышение грамотности, если программы в области науки — поддержка женщин-ученых.

— Странно, что каждый раз, когда вас где-то представляют, многие как будто с удивлением констатируют тот факт, что вы женщина. Вам не обидно?

— Дело в том, что в ЮНЕСКО за всю 65-летнюю историю ни разу не было такого прецедента. Но меня выбрали не только потому, что я женщина. Моими конкурентами на пост были и другие женщины, и поверьте, это были действительно сильные конкуренты.  Я была удивлена, когда после пятого тура конкурса некоторые из них меня поддержали.

— Лично вам с кем проще работается — с мужчинами или с женщинами? 

— Я работаю со всеми, хотя в моем кабинете много женщин — просто потому, что они профессионалы. Но когда я назначала своих заместителей, я сознательно набрала их на паритетных началах,  то есть количество мужчин и женщин одинаково. 

— У вас были моменты, когда вы говорили себе «все, я больше не могу»? 

— Конечно, были. Думала: «Нет, слишком сложно, слишком трудно». Но знаете, я когда поставлю себе цель, то как будто обо всем забываю. Перед выборами на пост главы ЮНЕСКО я полтора года вела предвыборную кампанию, посетила 48 стран, разговаривала с министрами и другими крупными госчиновниками. Мне было важно убедить их в том, что я хороший кандидат. Были моменты, когда чувствовала уверенность в своих силах, приходило осознание, что у меня большие шансы выиграть, но потом наступили и очень трудные моменты. И я говорила себе: «Все, я больше не могу». Но я же не могла оставить кампанию, которая в разгаре, я же поставила себе цель!

— Расскажите о своей семье. Сложно ли совмещать семью и такой ответственный пост?

— Моя семья, конечно, очень мною гордится, особенно мама и дочка Найя. Еще есть сын Пол, он, как и дочка, живет в США. Они уже совсем взрослые, у них свои семьи, и свои карьеры они тоже выстраивают самостоятельно.

— Чем занимается ваш муж?

— Долгое время он был директором Болгарского отделения ЕБРР, потом работал в Лондоне, сейчас он переехал ко мне, у него своя консалтинговая компания, но он очень много мне помогает. Очень часто ездит со мной в командировки.

— Кто в вашей семье главный?

— В разные периоды по-разному. Иногда у него более напряженная работа, и я ему помогаю, сейчас вот у меня.

— Вы боялись когда-нибудь потерять работу?

— Я уже теряла работу. Например, был период, когда я покинула болгарский МИД, потому что не была согласна с политикой министра. И тогда я стала стипендиаткой НАТО. Когда я второй раз потеряла работу, то создала собственную некоммерческую компанию «Форум европейской политики». Да, она была небольшая, но мы работали по разным проектам. Так что в моей жизни были разные времена, и я не зря говорю, что перемены в Болгарии совпали и с переменами во мне — я научилась принимать решения.

— То есть вы не боялись, что в какой-то момент перестанете быть частью устоявшейся системы?

— Нет, как раз наоборот. Я думаю, что последние 20 лет я делала только то, что соответствовало моим убеждениям. И это самое главное. 

Все комментарии (0)

От редакции

В связи с обострением общественно-политической обстановки в России и резким увеличением попыток оставить на сайте Forbes.ru комментарии, которые могут быть расценены как экстремистские, редакция Forbes приняла решение временно закрыть пользователям возможность комментировать редакционные материалы на сайте Forbes.ru и скрыть все уже опубликованные комментарии. Эти функции будут восстановлены после нормализации обстановки.

Редакция Forbes приносит читателям свои извинения.

20 октября, понедельник
Самое читаемое
Опрос
Ощущаете ли вы на себе ухудшение ситуации в российской экономике?
Проголосовало 2315 человек

Сайты партнеров

Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.