Сексизм в IT: почему женщинам сложнее строить онлайн-бизнес | Forbes.ru
сюжеты
$58.68
69.15
ММВБ2134.58
BRENT63.42
RTS1147.91
GOLD1262.28

Сексизм в IT: почему женщинам сложнее строить онлайн-бизнес

читайте также
+51 просмотров за суткиИнтервью хакера: «Взломать можно кого угодно» +66 просмотров за суткиБыстрый старт: самые молодые среди самых влиятельных женщин мира — 2017. Рейтинг Forbes +2 просмотров за суткиОперация «Преемник»: детские фантазии – на пользу предпринимательскому будущему +12 просмотров за суткиПод присмотром: во сколько обойдется система распознавания лиц на улицах Москвы Миф или реальность: существует ли гендерное неравенство в российских IT-компаниях? Fake it until you make it: как воображаемый кофаундер помог двум художницам раскрутить свой бизнес На здоровье: как проекты зарабатывают на особенностях женского организма В ожидании Dropbox: перспективы IPO в ИТ-сфере Белорусское IT-чудо под санкциями. Возможен ли российский аналог +4 просмотров за суткиПомочь молодым: Елена Масолова вложила $300 000 в платформу для краудфандинга перспективных спортсменов Важный регион: Apple доверила женщине развитие бизнеса в Китае Остаться в Лондоне: кто убедил миллиардера Питера Тиля инвестировать в искусственный интеллект Жасмин Одемар: «Женщины конкурентноспособны, и этого достаточно» Интервью Антона Носика о свободе слова в интернете: «Я совершенно не оптимист» Вопрос нацбезопасности: цифровая экономика обеспечит до 34% роста ВВП к 2025 году +10 просмотров за суткиЖенщины против женщин: как молодые девушки включаются в поддержание патриархата +3 просмотров за суткиСооснователь Mail.Ru Group Дмитрий Гришин инвестировал в игровой смартфон Wonder Как принцип «Поплачь, и все пройдет» работает в офисе: 7 правил карьеры от директора по «Видео» «Одноклассников» «Большая пятерка» IT-гигантов США подешевела за сутки почти на $100 млрд +3 просмотров за суткиДавид Якобашвили: «Сегодня можно решить проблему загрязнения крупных городов в два счета» +2 просмотров за суткиОптимизируй это: как стартапу сэкономить половину бюджета

Сексизм в IT: почему женщинам сложнее строить онлайн-бизнес

фото Corbis / All Over Press
Предпринимательница из Кремниевой долины рассказала Forbes о гендерных предрассудках в IT-бизнесе, а основательницы российских онлайн-компаний обсудили ту же тему применительно к нашей стране

От редактора Forbes: Обычно мы не публикуем материалы анонимных авторов, но этот захватывающий рассказ о дискриминации женщин в Кремниевой долине стал исключением. Я лично знаю автора, познакомился с ней несколько месяцев назад, и она мне рассказала о том, как с ней общаются мужчины — венчурные инвесторы. Я и раньше знал, что женщины в cфере интернет-технологий сталкиваются c притеснениями и сексизмом, но понятия не имел, что это происходит настолько откровенно. А ведь у онлайн-стартапов – имидж самой прогрессивной сферы бизнеса. После уговоров моя знакомая согласилась написать о своем опыте, но попросила не упоминать ее имя. Почему? Во-первых, (опять же согласно тому, что она пишет), это очень узкий круг, где все друг друга знают и где очень важна лояльность. Критика влечет большие риски. Но беспокойство за имидж компании не единственная причина. «Я не хочу переходить на личности, не хочу, чтобы это казалось только моей историей. Я хочу поговорить о проблеме в целом»,  объяснила автор.

 

Поиск инвестора

Сбегаю по лестнице из его офиса, иду к своей машине с компьютером и всеми документами в сумке через плечо. «Почему это происходит со мной? Почему я снова в тупиковой ситуации и не знаю, как из нее выбраться?» — кажется, я говорю это вслух.

Как заметила Аманда Хесс, мужчинам сложно увидеть собственный шовинизм. Даже «массажист» продолжает общаться со мной по поводу того, как идут дела с инвестициями. И это явный знак того, что пока я напрямую не скажу ему о его некорректном поведении, он даже и не поймет, что виноват.

Но я призываю к диалогу не только «массажиста» и «холостяка», я хочу, чтобы в разговор включились и другие мужчины — мои сотрудники, партнеры, инвесторы, которые вложили средства в нашу компанию.

Нет и никогда не будет отдела по работе с персоналом, который регулирует взаимоотношения между основателями и потенциальными инвесторами. Поэтому когда я или любая другая основательница собственного бизнеса приходит к вам в офис, или в ресторан, или в бар, вы должны помнить, что мы пришли к вам заниматься бизнесом и ничем другим. Даже если — ах! — я распустила волосы.

Как я говорила тем мужчинам, которые комментировали мою внешность: «Я не управляю своей компанией ничем из того, что вы видите. Я управляю своей компанией, используя то, что находится внутри моего черепа. Чем быстрее мы все примем эту правду, тем лучше нам всем будет».

То, что произошло в кабинете, любой отдел по работе с персоналом в мире назвал бы сексуальным домогательством. Но я ни в какой компании не работаю. Я управляю собственным бизнесом. Но похоже, таковы правила игры на «диком Западе» венчурных инвестиций. И эти правила надо знать всем женщинам, которые попадают в мир, где доминируют альфа-самцы.

Весной мы с командой выпустили приложение для Android и решили, что это хороший момент, чтобы начать переговоры с инвесторами о капитале на развитие. Наше приложение загружали в 52 странах, у нас была активная база клиентов и растущая выручка – то, чем могут похвастать далеко не все резиденты Кремниевой долины. Мы 18 месяцев существовали на собственные деньги — это долгий срок, особенно для компании, стартовый капитал которой был менее $10 000.

Привлекать инвесторов — это сложная работа на полный день, если не больше, поэтому мой график был даже более напряженным, чем обычно. Сидя со второй чашкой кофе перед компьютером, я рассылала письма тем инвесторам, которые просили держать их в курсе наших попыток собрать средства.

Один из этих них тут же прислал ответ: «Конечно. Давайте встретимся. Сегодня вечером. У меня дома? Мне нужно будет уложить детей». Мы познакомились несколько месяцев назад через одну знакомую.

Он партнер в крупной компании и известный коллекционер искусства, его интересы совпадали с направлением развития нашей компании. Поскольку до этого мы несколько раз встречались на обедах, я даже не удивилась выбору места встречи.

Перед тем как отправиться к нему, я забежала домой, чтобы переодеться — вместо платья надеть обычные штаны и объемный свитер с высоким горлом. Я зачесала волосы назад  и удостоверилась, что мой макияж воспринимается исключительно как профессиональный — и ничего больше. Предполагая, что его жена будет дома, я не хотела, чтобы кто-то из них меня понял неправильно.

Но жены дома не оказалось. И я, к сожалению, быстро поняла, что ему не нужны и документы, которые я подготовила.

После легкой светской беседы он присел рядом со мной на диване и сказал, что я выгляжу уставшей. Он поставил свой бокал вина и стал массировать мне плечи. Когда его руки стали лезть куда не надо, я нервно засмеялась и быстро отодвинулась. Я села на самый край дивана, положив ногу на ногу. Но он подвинулся ближе и снова попытался прикоснуться ко мне.

Я вскочила и встала в центре комнаты. Я не хотела раздувать конфликт, попыталась все перевести в шутку и заметила, что мужчины часто делают мне некорректные предложения во время деловых встреч, надеясь, что он поймет смысл сказанного.

«Да, это ужас, — согласился он. — И ведь ты ничего даже не можешь сказать, ведь тебя тут все знают». Вероятно, ему показалось, что в его ремарке было достаточно сочувствия.

Если бы я решила пожаловаться кому-то или закатить сцену и разбудить его детей, которые спали в соседней комнате, что бы произошло? Все превратилось бы в неприятный процесс выяснения, кто врет, а кто нет, — такое часто случается в нашем секторе. Учитывая его роль в обществе и богатство, кто бы поверил мне? Все бы посчитали, что это просто истерика девицы, расстроенной тем, что венчурный капиталист решил не вкладываться в ее проект.

В итоге после нескольких неудачных попыток обсудить бизнес я наконец смогла сбежать от него, оставив инвестора ни с чем, а свою компанию — без денег.

Мир мужчин

Дискриминация женщин — это повседневная реальность в мире мужчин, где я пытаюсь строить бизнес.

За несколько месяцев до моей встречи с «массажистом» был «холостяк». Выслушав наш бизнес-план, он сказал, что ему было бы интересно получше узнать меня. «Я ищу жену», — продолжил он напрямую. А затем стал перечислять все финансовые бонусы для своей будущей супруги, среди которых была квартира в Сан-Франциско стоимостью $4 млн. Как и в других подобных случаях, я попыталась вежливо перевести разговор на другую тему, чтобы не ранить самолюбие мужчины, который только что предложил брак по расчету, как это делали в XVIII веке.

После этого случая я стала носить на встречи простое золотое кольцо. Да, мне было бы неудобно что-то врать про несуществующего мужа, если бы об этом спросил потенциальный инвестор, но мне гораздо важнее защитить себя от еще более неловких ситуаций.

Все мы, жертвы притеснений и домогательств, оказываемся заложниками. Я знаю, что это неправильно, когда жертвы молчат, ведь проблема остается, а виновник избегает правосудия. Но речь идет о бизнесе. Все, кому я рассказала о «холостяке», единодушно сказали, что я должна молчать и не обращать внимания, пока мы не соберем нужную сумму. Получается, что мое молчание — это еще одна плата за мой бизнес.

В течение десяти лет, что я проработала в области IT, одежда использовалась в качестве инструмента стирания границ между полами, частью стратегии получения доступа в среду, практически полностью состоящую из мужчин. Мы называли это «воспользоваться третьим полом». Но и одежда не помогает. Несмотря на то что сама индустрия интернет-технологий считается самой прогрессивной сферой, мой опыт показывает, что Долина не сильно-то отличается от африканской деревни, когда речь заходит о гендерной политике.

Мужчины в нашем мире могут одеваться как угодно — в джинсы и толстовку или дорогой костюм. А женщины должны очень осторожно выбирать одежду. Я вывела для себя следующие правила внешнего вида.

Одежда женственная, но без налета сексуальности, хорошо сидящая, но не в обтяжку, хорошего качества, но не слишком дорогая, чтобы никто бы подумал, что я не умею распоряжаться деньгами, профессиональная, но не слишком строгая, чтобы не было ощущения, что нашей продукции не хватает креативности.

Волосы я почти всегда собирала в пучок или консервативно зачесывала назад.

Но меня волновало не только то, как надо одеваться. Я в принципе жду уважения от людей и отношения ко мне как к деловому человеку, а не как к женщине. Я даже попросила своих коллег и партнеров перестать использовать слова женского рода, когда речь шла обо мне как основателе и генеральном директоре нашей компании. На сайте мы убрали местоимения женского рода из описания компании, стали использовать фразы типа: «гендиректор компании демонстрирует исключительную работоспособность» или «я никогда не видел, чтобы предприниматель трудился так усердно». Крайность? Но чем дольше нам удавалось продержаться без упоминания моего пола, тем легче, как выяснилось, было вести переговоры.

Такое происходит не только со мной. Спросите Уитни Вулф (бывший вице-президент по маркетингу компании Tinder, подала судебный иск против Tinder и ее материнской компании IAC/InterActiveCorp (IACI) c обвинениями в сексуальных домогательствах и дискриминации). Cпросите Кэтрин Миншью (основатель и генеральный директор компании The Muse and The Daily Muse). Спросите Хайди Ройзен (управляющий партнер венчурной компании DFJ).

Сексистское обращение с женщинами-предпринимателями, основательницами бизнеса, — это, похоже, нормальное положение вещей в Долине.

Причем проблема касается не только старшего поколения мужчин, как можно было бы подумать. Возьмите хотя бы 28-летнего Джастина Матина, который считает, что присутствие молодой женщины в группе основателей компании Tinder «превращает компанию практически в анекдот», а также «девальвирует» ее. Или как насчет сотрудника Twitter, которому слегка за 20, сказавшего мне: «Тебе следует нанять парня-ботаника, который бы публично представлял твою компанию. Чтобы компенсировать твою привлекательность».

И так считают не только мужчины. Иногда женщины сами помогают утвердить те же стереотипы. Однажды во время презентации нашей компании единственная женщина в аудитории забросала меня вопросами: «Это твой папа дал тебе деньги? Ты уже можешь водить машину? Как ты собираешься карабкаться по корпоративной лестнице в таких туфлях?» То, что заявлялось как 20-минутная презентация нашего онлайн-проекта, превратилось в допрос с пристрастием на три с половиной часа.

Игра по мужским правилам

Сейчас я со смехом вспоминаю свою презентацию и упоминаю об этом факте в шутку. Но я совсем не шучу, когда я говорю, что мне приходится перед встречей с инвесторами готовиться и к некорректным личным вопросам. А не только к вопросам о показателях стоимости привлечения одного клиента, наших прогнозах по поводу выручки и ожидаемой стратегии выхода.

И выбирать только безопасные места для рабочих встреч тоже непросто. Многие мужчины-гендиректора заводят контакты на неформальных встречах в городе, чаще всего в барах. Когда ты с кем-то напиваешься, то вы сразу становитесь «приятелями», объяснил мне один основатель онлайн-бизнеса: «И тогда в будущем легче попросить об одолжении или представить тебя кому-то».

Но женщине добиться того, чтобы ее воспринимали как гендиректора вне рабочего места, очень сложно. Женщины появляются в барах, на яхтах и на конференциях часто вместе со своими мужчинами или просто как симпатичный эскорт. Да, даже если это основательницы стартапов. Например, один бизнес-ангел пригласил меня на мероприятие с несколькими венчурными капиталистами на яхте, чтобы я смогла «узнать их получше в расслабленной обстановке». И при этом тот же самый инвестор рассказывал моему коллеге-мужчине, что эти встречи на яхте знамениты тем, что там «на одного мужика приходится по несколько блондинок».

Так что же делать? Искать инвесторов-женщин? Нет, это не работает. Если бы я выбирала инвесторов только среди женщин, то наши шансы найти деньги на развитие уменьшились бы в разы.

Нам нужно открыто обсуждать проблему гендерного равенства, власти и уважения, причем это должен быть диалог мужчин и женщин.

Я очень жду того дня, когда мой пол не будет влиять на то, как люди воспринимают мой бизнес. А пока, если, как призывает нас Шерил Сэндберг, женщинам в технологическом секторе нужно принимать правила игры, то тогда перед началом этой игры нам нужно надеть бронежилет.

 

Сексизм в IT: российский опыт

 

Настя Сартан, CEO и основатель TrendsBrands.ru

 Я никогда не сталкивалась с сексизмом и тем более домогательствами со стороны инвесторов или партнеров. Мне кажется, что все зависит от того, как ты себя ставишь в общении с мужчинами на работе. Если ты изначально настроена серьезно, излучаешь уверенность и говоришь только о работе, то возможность оскорбления сама собой становится невозможной.

Мне повезло с инвесторами, мы мыслим в одном направлении, и это способствует развитию Trends Brands. Мы никогда не ведем общение с позиции «мужчина – женщина», мы общаемся как партнеры с общими интересами.

 

Ольга Зиновьева, сооснователь Elementaree:

Относятся ли ко мне по-другому из-за того, что я женщина? Да. Возможно, у меня меньше тормозов, чем у героини рассказа, и меня меньше заботят последствия. В конкретно таких случаях я сразу начинаю активно спрашивать совета, как мне поступить в сложной ситуации с бойфрендом и активно напрашиваюсь познакомиться с женой. Работает.

Проблема с женщинами в России, скорее, в том, что нам приходится преодолеть на один барьер больше — доказать, что с нами вообще имеет смысл разговаривать. Зато если ты проходишь этот тест, ты сразу входишь в свой круг — и дальше проблемы возникают редко. Я рано научилась доказывать это мужчинам. Получилось так, что я, еще учась в университете и уже работая, неожиданно оказалась в офисе огромной российской корпорации, в кабинете с длинным-предлинным деревянным столом, как в сталинские времена, на встрече со всем руководством компании. Неожиданность была в том, что я была на тот момент самым младшим членом команды и одна из двух женщин в компании 30 мужчин. Вторая женщина представляла департамент по развитию персонала и не сказала ни слова за четыре часа обсуждений в тот день. Собственно, я тоже вжалась в стул — все невербально демонстрировали, что меня нет в комнате. Но в итоге собрала в кулак голос, наглость и знания, и к окончанию четырех часов все знали мое имя и что я думаю как представитель своей компании. На следующие такие совещания я уже сама ходила одна, и для всех это стало нормой.

Мой подход, хотя и совсем не способствующий изменению ситуации в пользу женщин, всегда был таков: расценивай каждую ситуацию как возможность стать способнее и опытнее — тогда непременно найдешь выход. С таким подходом тот факт, что ты женщина, даже помогает — подобных ситуаций много и учишься быстро. Также всегда полезно сразу понять, кто в каждой конкретной ситуации — наилучший сторонник. У многих российских мужчин, особенно опытных, есть желание, по-простому говоря, помочь, стать наставником или ментором и в некоторой степени защитником для девушки. Поэтому в любой компании лучше сразу найти себе этого человека (или еще вариант — привести его с собой). В таком раскладе мало кто будет «покушаться».

 

Елена Гущина, руководитель отдела маркетинга и PR IBS DataFort

IT – безусловно, мужская территория, но мне работать в этой сфере комфортно и интересно, каких-либо ограничений из-за моего пола не ощущаю. В большей степени это связано с тем, что я сама никогда не делаю себе скидок на то, что я женщина. Если говорить про специфику IT в целом, то здесь требуется глубокое понимание технологических тонкостей, особенно для таких сервисов, как те, которые предоставляет наша компания, – вычислительных ресурсов на базе частного облака, однако это требование одинаково и для мужчин, и для женщин в равной степени.

Единственное, c чем я иногда сталкиваюсь на первоначальном этапе общения – это стереотип, что женщина не может понимать свой продукт. Тебя недооценивают, но в процессе переговоров это можно использовать как преимущество. Правда, тогда сами мужчины могут почувствовать себя неловко и начать извиняться: «Простите, Елена, cработал стереотип-реакция на ваш цвет волос. Даже понимая, что вы работаете кучу лет в IТ-компаниях (около 10 лет) и что вы очень неглупая девушка, все равно стереотип сработал. Извините».

 

Мария Швецова, основатель компаний «Сравни Сам», фонда DMP, «Майрагон Диджитал»

Пока у тебя нет имени и репутации, мужчины на любую женщину смотрят снисходительно и свысока. Чаще твою попытку строить бизнес воспринимают как прихоть и развлечение. Но мне очень повезло с мужчинами в бизнесе, которые меня окружают. Большинство из них с первой встречи оказывали только поддержку, никогда не смотрели свысока, и я скорее чувствовала преимущества в бизнесе.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться