«Проблемы ревности у нас не существует» | Forbes.ru
$59.03
69.61
ММВБ2131.91
BRENT62.74
RTS1132.45
GOLD1292.57

«Проблемы ревности у нас не существует»

читайте также
+420 просмотров за суткиСемейный альбом: как изменился портрет российского домохозяйства с середины 1990-х годов +159 просмотров за суткиЛюбовь с ограничениями: что делать с ипотекой в гражданском браке. Рекомендации юриста +2 просмотров за суткиУйти, чтобы вернуться: что делать с отношениями, переставшими приносить удовлетворение +1 просмотров за суткиРазвод по дружбе: почему Абрамович и Жукова не пойдут в суд +10 просмотров за суткиИм нечего больше хотеть: как воспитать ребенка в условиях материального изобилия +2 просмотров за суткиДолг перед будущим: как получить алименты, если бывший муж их платить отказывается +283 просмотров за суткиСемейный Agile: как построить командную работу в семье по методу компаний Кремниевой долины +2 просмотров за суткиВ неравных условиях: как получить наследство, будучи гражданской женой +1 просмотров за суткиЛюбить нельзя расстаться: как социальная активность влияет на бракоразводный процесс +1 просмотров за суткиЗа мимолетную страсть против брака. Виктор Ерофеев о Владимире Ульянове и его сексуальной революции Любовь до гроба или ... до развода? Советы семейного адвоката +5 просмотров за суткиОсобенное счастье: кто в России помогает детям-аутистам расти и развиваться Такие танцы: Диана Вишнева в четвертый раз открывает свой балетный фестиваль Context и ищет таланты Добрый ноябрь: календарь благотворительных событий +3 просмотров за суткиЮвелирная гастроль: в Москве побывали старинные лоты торгов Sotheby’s. +3 просмотров за суткиЖелезная леди: зачем женщине мужские рекорды +2 просмотров за суткиИрина Седых: «Благотворительность - это сочетание жестких правил бизнеса с естественной потребностью к сочувствию» +12 просмотров за суткиМногодетные и богатые: самые чадолюбивые участницы рейтинга Forbes Woman Семейные каникулы без жертв: где отдохнуть с детьми Читаем на каникулах: 10 главных детских книг лета Рейтинг благотворительных фондов миллиардеров, в работе которых участвуют их родственницы

«Проблемы ревности у нас не существует»

Президент Ассоциации российских членов Europay Андрей Королев о том, как из служебного романа родилась счастливая семья

Мы знакомы с Юлей [Юлия Русанова, управляющий партнер коммуникационного агентства LH-Marketing] почти с ее детства, я даже присутствовал на ее первой свадьбе в качестве гостя. Ну, а общаться начали по работе, когда в середине 1990-х открывалось российское представительство MasterCard. Я искал людей, а у нее был опыт работы в иностранной компании плюс хорошее знание языка. В итоге Юля прошла все собеседования, и мы стали работать вместе. Я был ее непосредственным начальником, но наши личные отношения сложились гораздо позднее.

Во всех учебниках по маркетингу и менеджменту личные отношения на работе, особенно между начальником и подчиненной относятся к разряду табу. У нас получилось не как в учебниках, и то, что мы больше 10 лет вместе означает, что не все прописные истины  являются руководством к действию.

Конечно, личные отношения на работе сильно осложняют производственный процесс, и решение уйти из представительства пришло само собой: Юля захотела двигаться дальше и расти  как профессионал. Это было вполне логично и правильно: ее отрасль развивалась быстро, и не было причины долго сидеть на одном месте. Предложения работодателей мы обсуждали вместе, но окончательное решение принимала она сама, сменив международный бренд на локальный — банк «Русский Стандарт». И это был понятный для меня  выбор.

За все эти годы, что мы вместе, я не устаю удивляться ее внутреннему желанию развиваться, той жажде нового, которая толкает вперед, ее умению не останавливаться на достигнутом и видеть новую цель. Это редкие качества. Ведь можно успокоиться и жить по инерции. Но это не про Юлю. Сейчас я могу сказать, что уважаю свою жену еще и за ее профессионализм — объективно, сегодня она лучшая из известных мне  специалистов в своей области.

В начале нашей совместной жизни у меня были немотивированные, скорее даже эмоциональные попытки ее контролировать. Я для себя обозначил это как «зов предков». Но достаточно быстро стало очевидно, что это тупиковый путь. Выяснилось, что в тех ситуациях, где у меня возникало такое желание, контроль не требовался. Достаточно разговора взрослых людей. Возможно, так и строится  доверие между двумя людьми.

Разграничения рабочих и личных вопросов у нас нет. Когда работали вместе, то жили еще порознь. А когда стали вместе жить, то Юля уже ушла работать в другую компанию. Поэтому мы не спорим дома по рабочим вопросам, а скорее обсуждаем их. Я никогда не даю ей советы по бизнесу — просто высказываю свое мнение. Ведь между советом и частным мнением есть огромная разница. Я ее чувствую.

Проблема выбора в нашей семье — это отдельный феномен последнего года. Еще будучи главой представительства MasterCard, я принял решение о разработке премиальной программы. Реализация этого проекта была поручена Ассоциации. Мне были очевидны его цели и задачи, а для разработки механизма реализации нужен был талантливый специалист. Передо мною встал вопрос выбора. Я хорошо знаю рынок, и как профессионал мне однозначно подходила Юля. Но при этом появлялись репутационные риски, которые неизбежны, когда ты приводишь «своего» человека. И в случае провала спрос будет тройной — как с меня, так и с нее. Но я рискнул и выбрал Юлю в качестве  менеджера, отвечающего за проект. Результаты реализации программы показали, что я оказался прав.

Проблемы ревности в нашей семье не существует. Просто я всегда знаю, чем занимается моя жена, чем она живет, что ее волнует.

Когда Юля занялась созданием своего агентства, у меня было смутное беспокойство. Это чувство было совершенно новым и непривычным. Просто в какой-то момент ты понимаешь, что кроме тебя в ее жизни есть что-то свое, другое, от тебя не зависящее, совершенно обособленное. Но потом я просто принял эту новую составляющую ее жизни как очередной этап развития.

Ответ на вопрос «кто в семье главный?» — это всегда тест на возраст отношений. В самом начале кажется, что главный ты, а потом, со временем, даже разница в возрасте (у нас это восемь лет) уже не имеет никакого значения. Если переводить на язык менеджмента, то мы прошли путь от отношений «старший партнер — младший партнер» до равноценного партнерства. Эта ситуация, когда разница в возрасте или, если хотите, в опыте уже не является ни аргументом, ни предлогом.

Хотя если определять место Юли в моей жизни, то это, конечно, не друг и не партнер, потому что для мужчин эти категории особые, а именно близкий человек, необходимое дополнение до целого. У меня есть друзья, с которыми я могу поговорить о бизнесе или о политике, но вот что касается эмоций или личных переживаний — это исключительно ее сфера.

По жизни я был максималистом, у которого рациональное всегда превалировало над эмоциями. У Юли баланс рационального и эмоционального выдержан идеально. И я учусь у нее именно эмоциональной составляющей. Учусь верить себе, слушать свою интуицию, даже если логика  подсказывает, что выбор очевиден .

У нас есть двое детей от первых браков и общая дочь Варвара, ей пять лет. Занимаемся детьми оба, никогда не считал общение с ребенком «женской работы». Что до домашних обязанностей, то тут все просто: есть «женская работа», которую любит делать Юля. А есть «мужская», которая нравится мне. Все, что не нравится делать нам обоим, уходит на «аутсорсинг».

В нашей семье есть определенные ритуалы, которые появились сами собой. Например, каждую весну на несколько дней ездить в Венецию. Или вместе поехать порыбачить. Но самое ценное это даже не традиции, а те открытия, которые мы вместе делаем, расширяя горизонты друг друга. Смысл не в том, что иметь общее прошлое, а в том, чтобы вместе искать и моделировать варианты будущего.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться