Правила бизнеса совладелицы дома моды Prada Миуччи Прада

фото Rex Features
Дизайнер-миллиардер о работе, искусстве и политике

Миучча Прада начала свою карьеру в 1978 году – она возглавила небольшую компанию своего деда Марио Прада, выпускающую аксессуары (в 2013 году культовый бренд отмечает столетний юбилей). Затем вместе с мужем Патрицио Бертелли наследница бизнеса превратила фирму в один из крупнейших мировых домов моды. В 1993 году в дополнение к основному бренду Prada запустила марку Miu Miu, получившую огромную популярность среди молодых покупательниц. В 1995 году Миучча и Патрицио основали Фонд современного искусства. 63-летняя Прада занимает 78-е место в рейтинге богатейших людей планеты по версии Forbes с оценкой состояния в $12,4 млрд. Капитализация Prada только за последний год выросла вдвое, с $10 млрд почти до $20 млрд.

  • Конечно, я занимаюсь коммерцией. Если бы я думала только о творчестве, то стала бы художником.
  • Некоторые люди обвиняют меня в том, что мои творения стоят баснословных денег: «Как вы можете продавать одежду по такой цене?» Очень просто — она того стоит. Если ты работаешь с профессионалами, то их услуги обходятся недешево.
  • Я занимаюсь искусством вовсе не для того, чтобы лучше продавались мои сумки. Ровно наоборот.
  • Когда я готовлю показ, никто не указывает мне, что делать. Однажды в начале моей карьеры, я пробовала слушать других, и результат был ужасным.
  • Конечно, порой очень хочется угадать, чего от тебя ждут, но в моде «угадать» и «угодить» далеко не всегда одно и то же. Стоит только начать кого-нибудь ублажать — ничего хорошего не получится. Сделать то, чего от тебя ждут, — значит не сделать ничего нового. А мне это, сами понимаете, не подходит.
  • Мне хочется быть все время разной — это путь вперед. В самом начале мне хотелось сделать мягкую сумку из жесткой кожи. Хотелось, чтобы дорогой материал выглядел бедно, а дешевый — богато. Всегда должна быть какая-то «шершавинка». В конце концов, за это люди и любят Prada.
  • Мода — это очень просто. Главное, чтобы мне не было скучно. Я много раз убеждалась: никогда ничего хорошего не получается, если нет какого-то внутреннего оживления, возбуждения.
  • Мода навязывает клишированную красоту. Я стараюсь сделать все, чтобы исправить это.
  • Мой мир не художественный, а коммерческий. Я не могу менять правила рынка.
  • В детстве я мало развлекалась. Я росла в очень серьезной семье.
  • Я всегда хотела отличаться от других и быть первой.
  • Я была коммунистом, но тогда левизна была в моде. И я ничем не отличалась от тысяч детей из среднего класса.
  • Когда я занималась политикой, я не носила джинсы, я ходила на демонстрации в «Сен-Лоране».
  • Я во всем сомневаюсь. Я всегда сопротивляюсь банальному, хотя продаются как раз самые банальные вещи. Для меня это серьезная проблема.
  • Всем известно, что музы у меня нет. Она мне не нужна.
  • Ненавижу подход, когда человек решает не носить какие-то вещи, потому что они ему не по возрасту.
  • Мне все равно, что люди думают обо мне как о человеке, о моем характере. Я хочу, чтобы меня судили только по моей работе.
  • Я ненавижу говорить о себе.
  • Не думаю, что кто-то не обращает внимание на критику. Она не может не задевать.
  • Знаете, чему еще я научилась за это время? Все делать самой. Если хотите, это инстинкт выживания. Когда поручаешь что-то важное другим людям, то вроде и не делаешь своими руками, а все равно думаешь, прикидываешь, переживаешь. Потом приходишь, видишь, что все не то и не так. Объясняешь, как надо, снова ждешь. Слишком много времени уходит впустую. Времени и сил. А так с первого раза все сделаешь сама. Быстро и точно.
  • Я думаю, что одевать людей – это очень сложный процесс, если тебя не увлекает мода и если ты не заинтересован в самовыражении через нее.
  • В основном я пытаюсь сделать мужчин более чувствительными, а женщин – сильными.
  • Надо не опускать планку, поддерживать возбуждение. Но быть креативной каждый день по-настоящему трудно. Подчас мне хочется делать что-то другое, заняться в компании экономикой.
  • Иногда я думаю: вот, кому-то сейчас грустно, но он наденет что-то из моих вещей, и ему станет немного веселее. В этом смысле мода — тоже помощь.
  • Единственный способ сделать что-то хорошо — много работать.
  • Нынешний культ юности — это драма для женщин. Никто не хочет стареть. И я думаю, что должно найтись какое-то решение.
  • Чем старше женщины становятся, тем старательнее они себя «дрессируют». Но те, кто сохраняет немного «дикости», выглядят, как правило, лучше.
  • Я знаю, что мода — это средство покорить других и не выдать себя.

Источники: Wall Street Journal Magazine, International Herald Tribune, T Magazine (The New York Style Magazine), Interview Russia, Voque

Новости партнеров