Как дизайнер из Москвы занялась бизнесом на Бали

Переехав на Бали, Вероника Блумгрен сначала открыла спа-виллу и бар, а затем купила остров и строит там жилой комплекс

На Бали основательница популярной московской школы интерьерного дизайна «Детали» изо всех сил работает над «правильным» имиджем русского за границей. Если она открывает бар-ресторан — то с ожидаемым акцентом на водке, но при этом без медведей. Вместо них и прочих балалаек в элегантном монохромном Oazia Spavodka Lobster Bar — хитроскроенные блюда из лобстеров, гребешков и икры, фэшн-показы и сеты модных диджеев. Название Spavodka не на шутку будоражит фантазию местных экспатов. Если Вероника строит яхту, то снова обманывает ожидания обывателей: вместо сияющего плексигласовым боком современного монстра по волнам скользит изящная белоснежная лодка с мачтами и парусами.

«Кто-то сказал, что корабли — это самое близкое к мечте, что могут сделать руки человека, — говорит Блумгрен. — Это самый романтический, удивительный, сложный и прекрасный проект в моей жизни. Строить на воде — это совсем другое измерение. А потом еще на этом плавать — до сих пор не могу привыкнуть к тому, что это реальность. Проект уникальный и с точки зрения коммерции. Яхт такого размера всего с одной кабиной — предназначенных только для двух гостей — в мире нет. Конечно, у нас очередь из клиентов. Мне самой удалось побыть на лодке лишь два дня. Но ничего, у меня все впереди. И однозначно буду строить еще — планы для двух следующих яхт уже почти готовы, начнем в следующем году».

Бар, яхта и спа-виллы, самое первое детище Вероники на Бали, — это только верхушка айсберга.

За этими мечтательными, «девичьими» проектами скрывается основательная бизнес-платформа. Сейчас Блумгрен работает над планами 32 га отельного и жилого комплекса на 110 га собственной земли на острове Сумба, освоения принадлежащего ей острова между Комодо и Флоресом и застройки городского квартала в Лабуан Баджо.

Общий инвестиционный бюджет всех строительных проектов — более $15 млн (собственные и привлеченные средства, подробности Вероника не раскрывает). Помимо этого она только что закончила стройку внушительной коммерческой виллы (выставлена на продажу за $2,8 млн) на Бали и достраивает еще одну такого же класса. В планах Вероники также создание издательского дома — процесс запущен, первые четыре книги выйдут уже в начале 2014 года.

«Мой первый проект Oazia Villas & Spa — самый безумный в финансовом смысле, — рассказывает Вероника. — Я только приехала, ничего не знала и слишком поздно поняла, что за все платила в два раза больше, чем надо. Частный остров — лучшая инвестиция в жизни. Это же относится и к 120 га пляжа на другом острове. Яхту вряд ли можно построить за меньшие деньги, чем удалось мне. Ну а бар — это отдельная долгая и мутная история. Все, у кого есть бар, меня поймут». Насколько прибыльны эти проекты? Блумгрен осторожничает и не спешит раскрывать финансовые показатели.

Нехотя говорит, что спа-виллы приносят ей $500 000 в год, а прокат яхты (исходя из первых четырех месяцев плавания) — $600 000.

Главная проблема, с которой сталкиваются организаторы собственного бизнеса на Бали, — это квалифицированные сотрудники. Виной всему общая островная расслабленность, нежелание думать на два шага вперед и, как правило, полное отсутствие инициативы. Помимо прочего, здесь практикуется one way lunch: даже самый вменяемый менеджер в один прекрасный день может просто пропасть без объяснения причины, что уж говорить о младшем персонале. «Если считать все проекты, то на меня работает около 150 человек — страшная цифра, — смеется Вероника. — Менеджмент — 15 человек, их зарплата намного выше средней по острову, от $1000 до $10 000. Из них реальных специалистов всего пять, и получают они по местным меркам очень много. Но, слава богу, наконец-то они есть!»

Начать свой бизнес на Бали несложно — уж точно проще, чем в Москве. Однако здесь свои тонкости. «То, что стоит $300 дома или в Европе и занимает две недели, здесь стоит $6000–7000 и занимает полгода в лучшем случае, — рассказывает Блумгрен. — Зато здесь очень гуманные налоги, всего 10%. И этой стране точно есть куда эти деньги потратить, иллюзий я не питаю. Но при такой ставке не считаю морально правильным от них уходить. К тому же мы здесь всего-навсего гости».

Московский бизнес Вероники тоже стабилен. «Школа процветает. Без меня у руля моя мама. Она мой лучший бизнес-партнер. Кстати, она партнер и во многих моих индонезийских проектах, например, остров мы купили с ней вместе. Семейный бизнес — это лучший вариант деловых отношений, если, конечно, в семье мир и любовь». Остальные проекты — виллы, бар, магазин — Вероника делает совместно с другими партнерами.

Вероника уверяет, что Бали — уникальное место для инвестиций: «Во-первых, все платят наличными, во-вторых, сезон круглый год, в-третьих, Бали хочет весь мир, даже американцы, которым лететь черт знает сколько. Инвестиции в землю все еще себя оправдывают: цены как росли пять лет назад, так и растут. Здесь нет ни религиозных ограничений, ни политических, подноси свои пожертвования духам вовремя — и все будет отлично».

Что нужно для того, чтобы стать успешным на острове богов? «Думаю, как и везде, надо любить то, что ты делаешь. Не сдаваться и не слушать негативных людей, даже если они твои лучшие друзья», — говорит Блумгрен. Она сама каждый раз начинает именно с мечты. Идея спа возникла после первой поездки в Азию, а сейчас Oazia славится на весь остров — как место с уникальными терапевтами и процедурами. Лодка получилась в результате мечты о настоящей романтике. А вот бар вырос скорее из необходимости.

«Мне было совершенно негде выпить. Без шуток!» — смеется Вероника.

«Не помню, кто сказал: если ваши мечты вас не пугают — они недостаточно большие. У меня столько планов и проектов в ближайшем будущем, что мне уже по-настоящему не по себе».

Новости партнеров