Нестандартный ремонт: как превратить интерьер в искусство | Forbes.ru
$58.46
69.27
ММВБ2148.56
BRENT63.44
RTS1158.62
GOLD1291.49

Нестандартный ремонт: как превратить интерьер в искусство

читайте также
+212 просмотров за суткиПраво волоса: новые средства и способы обновления +11944 просмотров за суткиНа вкус и цвет: самые высокооплачиваемые модели. Рейтинг Forbes — 2017 +4713 просмотров за суткиГолосовой набор: самые высокооплачиваемые певицы мира. Рейтинг Forbes — 2017 +679 просмотров за суткиНародное достояние: 12 главных героинь премии ОК! Awards +587 просмотров за суткиДизайн в борьбе с Альцгеймером: 5 открытий Dubai Design Week +583 просмотров за суткиКод столетия: эволюция дресс-кода деловой женщины с 1917 до 2017 года +1154 просмотров за суткиПушистая лихорадка: 10 меховых аксессуаров +371 просмотров за суткиО России с любовью: высокая ювелирная коллекция Boucheron +2205 просмотров за суткиФундаментальное решение: 5 универсальных платьев +256 просмотров за суткиВ Норвегии откроют самый большой в мире подводный ресторан +347 просмотров за суткиБизнес по-итальянски: путь Falconeri от банкрота до модного гиганта +220 просмотров за суткиСерый кардинал: главный модный цвет зимы 2017 года +219 просмотров за суткиБелые воротнички: 5 блуз для деловых комплектов +36 просмотров за суткиНародные мотивы: 5 моделей верхней одежды российских брендов +41 просмотров за суткиЧудеса изумрудного города: колье с камнями зеленого цвета почти за $6 млн +24 просмотров за суткиМечта Золушки: люксовый холдинг Michael Kors Holdings Limited купил бренд Jimmy Choo +25 просмотров за суткиКурс на утепление: обувь с мехом +37 просмотров за суткиФорма люкса: чем отличаются торговые площадки модных брендов премиум сегмента в Москве +49 просмотров за суткиНакинуть на плечи: 6 способов носить пончо +22 просмотров за суткиСеребряный век: 5 блестящих вещей для особенных случаев +26 просмотров за суткиУгол зрения: 5 нестандартных способов обыграть деловые комплекты

Нестандартный ремонт: как превратить интерьер в искусство

Московский декоратор Екатерина Федорченко нашла способ, как сделать интерьеры не падающими со временем в цене и похожими на произведение искусства

В светлом 300-метровом пентхаусе на Остоженке почти все детали интерьера, вплоть до дверных ручек и пуфов в прихожей, сделаны по эскизам дизайнера в единственном экземпляре. Стены облицованы панелями из дерева разных пород и цвета, изготовленными в России и во Франции. Ванные отделаны итальянским камнем, стилизованным под фасадную плитку 1970-х годов. Вместо обоев в спальне — очередное нестандартное решение: три дипломированных художника полтора месяца расписывали стены узором «пузырьки в газировке». А к дверям с ассиметричным узором из шпона добавляются латунные ручки по собственным эскизам и мраморные наличники сложного профиля  — редко какой московский дизайнер усложняет себе работу таким количеством отделок на заказ.

Этот проект — характерный пример стиля Федорченко. Он заключатся в том, что интерьер создается как произведение искусства. 

Делать такие интерьеры хлопотно и дорого. Но именно они обеспечивают должное качество жизни и со временем не падают в цене. 

Проект пентхауса, который Екатерина Федорченко делала два года, стал лауреатом международного конкурса Andrew Martin Interior Awards’2015 и будет напечатан в ежегодном каталоге лучших интерьеров мира. Он попал на обложку русского Elle decoration и был отобран английскими экспертами на конкурс International Property Awards.

«Проблема России в том, что у нас за эксклюзив выдают типовые интерьеры со стандартными дверями, паркетом, люстрами, мебелью и прочее, — говорит Влад Зорин, директор генподрядной компании CB Engineering, которая строит в России дома по проектам западных звезд Акселя Верворта, Жана-Луи Деньо, Габана О’Кифи. Во всем мире, если заказчик хочет получить уникальный дом, то в этом интерьере все должно быть создано на заказ, вплоть до вышивки на тканях для штор и обивки мебели. Катя Федорченко – редкий российский декоратор, который выдерживает подобные стандарты».

«У нее потрясающий контакт с заказчиками», — говорит Сергей Чобан, с которым Федорченко делала вместе проект частного дома. «Катя правильно понимает задачу декоратора, — рассуждает архитектор Михаил Филиппов. — Для нее интерьер — продолжение архитектуры, а не поле для споров». Сама Екатерина согласна с этой мыслью: «Да, это так. Даже самый гениальный декоратор не спасет плохо спроектированное пространство». 

Ремесленный подход

Екатерина — пионер декораторского бизнеса, преподаватель школы «Детали», обладатель звания «Декоратор года», которое в 2006 году она получила из рук принцессы Кентской. По первому образованию она филолог, специалист по французской литературе. В юности хотела поступать в Суриковский институт, но ее дипломатическая семья не поддержала этот порыв, и Катя окончила Лингвистический университет им. Мориса Тореза. 

«Моя работа как декоратора началась в 1992 году со строительства собственного дома на Рублевке, — рассказывает Федорченко. — Я попросила одного заслуженного архитектора сделать проект, но он спроектировал дачу, а я хотела дом. И когда я начала с ним спорить, архитектор разозлился и передал меня cвоему сыну Мурату Зинурову, выпускнику МАРХИ.  Вместе мы построили дом моей мечты: с высокой мансардной крышей и бассейном, что по тем временам было редкостью».

После первого удачного опыта подруга предложила Екатерине Федорченко создать архитектурно-проектное бюро в рамках девелоперской компании ООО «Ск Рост». Компания строила коттеджные поселки на Новорижском и Рублевском шоссе. Помимо загородных домов заказчики просили оформить московские квартиры. Проработав вместе пять лет, подруги решили вести бизнес по отдельности, и Федорченко стала заниматься московскими проектами. 

В 2002 году Екатерина получила степень MBA в РАНХиГС и открыла декораторское бюро своего имени.

Федорченко повезло, она стартовала при очень благоприятной конъюнктуре. В Москве только появилось современное жилье класса люкс с подземными гаражами и квартирами по 200-400 метров.

Специалистов по интерьерам практически не было. Даже выпускники МАРХИ, которые могли спроектировать фабрику, с трудом справлялись с оформлением квартир: верхом шика тогда были гипсокартонные стены в виде волны, точечное освещение, как в офисе, и кожаная итальянская мебель. Даже IKEA открылась только в 2002-м. 

«У нас не было проблем с заказчиками, — вспоминает Екатерина, — но не хватало материалов, мебели, тканей, всего». 

С самого начала Екатерина поняла, что ей ближе всего французский стиль в работе. Французы ценят и практикуют артистический подход к интерьеру: не утилитарный, как принято в  Германии или Скандинавии, не интерьер в стиле благородной простоты, в чем сильны, например, голландские и бельгийские дизайнеры, а именно изощренные, рукотворные, с историческими аллюзиями, с винтажными предметами и антиквариатом дома.

«Во Франции интерьеры создаются полностью под заказ, — рассказывает Федорченко. — Сотни ремесленных мастерских, а многим по 100-200 лет, готовы воплотить любую декораторскую идею: люстры по эскизам, решетки, камины, лестницы. Франция — единственная страна, где каждый год устраивают выставки 12 лучших мировых декораторов. В других странах проходят торговые и мебельные выставки, а вот смотры редких ремесел и интерьерных дизайнеров не делает больше никто».

Ремесленный подход Екатерина начала реализовывать с российскими компаниями.

Один ее проект — пентхаус в Лаврушинском переулке был стилизовал под старинную дворянскую усадьбу, тем более что за окном был вполне исторический пейзаж. Лепнину на потолке выполнила по эскизам дизайнера компания «Петергоф», стены расписал художник Игорь Лозинский. В реставрационных мастерских Новоспасского монастыря по образцам XVIII века вручную соткали ткани для штор и обивки. «Ткани были потрясающие, — вспоминает Екатерина. — Шторы из них выглядели как скульптура. Стоила ручная работа, может, процентов на 20 дороже, как если бы мы просто обставили квартиру итальянской мебелью».

Следующий «кутюрный» объект — квартира 230 кв. м на Тверской. Там использование ремесла стало делом принципа, никакого массового производства: люстры, зеркала, витражи, стеклянные капители колонн в гостиной были сделаны на заказ.

Ремесленная работа вкупе с ежеквартальной финансовой отчетностью сформировали круг преданных заказчиков дизайнера. Если вначале в ее бюро работали шесть человек, то через пять лет их было тридцать. 

В лучшие годы в «Архитектурном бюро Екатерины Федорченко» вели 17 проектов одновременно: от оформления магазинов детской мебели до резиденций по 6 000 кв. м. Сейчас проектов меньше, но они не стали проще.

После кризиса 2008 года многие русские ремесленные мастерские закрылись, зато в Россию пришли французы. Сейчас Екатерина предпочитает работать с французскими и американскими ремесленниками, потому что они выдерживают сроки и у них больше опыта. Французские расценки в 2-3 раза выше, чем у российских компаний. Но очень часто французам нет альтернативы. Сегодня в ее проектах участвует парижское Ателье Бернара Пикте (Atelier Bernard Pictet) с редчайшим гравированным стеклом, мастерская «Делиль» (Delisle), делавшая когда-то люстры Николаю II. Мебель на заказ изготавливает компания со столетней историй Philippe Hurel, металлические конструкции в ванные комнаты – VLD, бронзовую фурнитуру – Bronze de France. 

Ценный интерьер

Стоимость редкого, сделанного ремесленниками интерьера тоже менялась в зависимости от экономической ситуации. До кризиса 2008 года цены доходили до $10 000 за 1 кв. м. Пентхаус в 300 кв. м под ключ мог обойтись в $2 млн, а мог и дороже, если прибавить антикварную мебель и искусство.

Сейчас состоятельные люди экономят, и стоимость дизайнерского ремонта снизилась до $5000-7000 за кв. м. «Раньше мы пытались все делать на заказ, теперь процентов 40 меблировки добираем малотиражными дизайнерскими вещами», — рассказывает Федорченко.

Еще один способ создать неповторимый интерьер — задействовать современное искусство. Екатерина часто ездит на арт-ярмарки в Базель, Майями, Париж, ищет художников, работающих на стыке интерьерного дизайна и арта.

На вопрос о гонорарах Екатерина пожимает плечами: «Подобную информацию вывешивают на сайтах самые дешевые бюро с целью заманить клиентов, а потом добрать свой гонорар за счет дополнительных работ. Если же вы серьезная компания, то цену будете обсуждать tete-a-tete с заказчиком. Цена зависит от объема, сложности и сроков».

Анонимные опросы столичных декораторов дают следующую информацию:  дизайн-проект у профессионального, с опытом работы декоратора стоит порядка €100 за кв. м. Западные декораторы оценивают свой труд в пять раз дороже. На Западе отдельной строкой (15-20% бюджета) идет оплата комплектации объекта, когда декоратор выбирает оборудование и контролирует его поставку. Екатерина Федорченко считает это правильным: контроль поставок занимает 50% рабочего времени ее бюро.

О доходах бюро Екатерина тоже молчит. Но только на зарплаты сотрудникам и содержание офиса ежегодно тратит от €300 000.

На вопрос, не трудно ли женщине быть декоратором и к тому же руководить бизнесом, Екатерина отвечает однозначно: «Трудно». Не хватает сотрудников, все время надо доказывать свою профессиональную состоятельность. Мужчины-архитекторы в любой момент готовы напомнить: «Как, у вас нет архитектурного образования?!» Но главная проблема в другом. «Я держу в голове огромное количество информации по поставкам, должна соблюдать сроки и следить за дисциплиной. И при этом сохранять женственность, мягкость, образность мышления. Это обязательно в нашей работе. Иначе получатся бездушные интерьеры, в которых неуютно и неудобно жить».

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться