Доступ к власти

Елена Костюк Forbes Contributor
Нужны ли россиянкам квоты на места в советах директоров

Женская ассоциация «Сколково», которую возглавляет выпускница этой бизнес-школы Татьяна Олифирова, разрабатывает законопроект, предусматривающий введение квот на женщин в советах директоров. Начиная с 2017 года предлагается ввести квоту 25%, а через три года увеличить ее до 40%. По замыслу инициаторов, квотирование должно коснуться публичных компаний, и фирм, чей годовой баланс превышает 7 млрд рублей. Законопроект не предусматривает жестких мер в случае нарушения квоты, таких как ликвидация компании или признание нелегитимными решений «неправильного» совета директоров. Игнорирующим женские квоты компаниям придется заплатить административный штраф; его размер сопоставим с тем, который применяется в случае нарушения требований в области корпоративного управления — от 500 000 рублей. Для компаний, чьи акции обращаются на бирже, предусматривается делистинг.

В ближайшее время инициаторы законопроекта планируют организовать площадку для его обсуждения и начать консультации с представителями законодательной и исполнительной власти. Олифирова, исполнительный директор «Ренессанс Эдвайзерс», считает, что квоты помогут женщинам преодолеть «стеклянный потолок». Что думают по этому поводу те, кто уже принимает решения на высшем уровне?

Екатерина Петелина, член правления ВТБ, согласна, что женщин в управлении мало, но полагает, что квоты — сомнительный метод решения проблемы, поскольку, наоборот, убивают равноправие: «Я работаю в советах директоров многих дочек ВТБ — ВТБ24, ТрансКредитБанка, «ВТБ-Страхования», Банка Москвы и др. Сейчас я такой же член Совета, как все остальные, открыто выражаю свое мнение, к нему прислушиваются. Если бы меня в cовет включили «по женской квоте», мне было бы гораздо труднее». Вместо квот, полагает она, главы компании должны подчеркивать отношение к женщинам как к ценным профессионалам.

Вера Курочкина, член совета директоров ОК «Русал», отмечает, что в бизнесе сейчас все больше эмоциональной составляющей, востребованы женские навыки — внимание к людям, умение договориться и найти компромисс. В металлургической компании, кстати, в совете директоров сейчас две женщины. «Это было осознанное решение акционеров», — говорит Курочкина. А вот к квотам она относится с сомнением: «Это принижает заслуги женщины, создает ложное представление, что есть якобы такой слабый, угнетенный женский пол, для которого единственный способ пробиться в руководству — это квоты».

Сергей Алексашенко, директор по макроэкономическим исследованиям ВШЭ, член Совета директоров «Аэрофлота», ОАК, НРБ, также против квот. Во-первых, совет директоров представляет акционеров, защищает их интересы, и, профессиональные качества его членов гораздо важнее, чем гендерные. Во-вторых, женщин на высших должностях мало и вводить квоты на их участие в советах директоров преждевременно — если Госдума примет такой закон, для его выполнения придется брать в СД тех, кто профессионально недотягивает. «Кто будет отвечать за убытки?» — интересуется экономист у инициаторов проекта.

А вот Сергей Гуриев, ректор РЭШ, член совета директоров Сбербанка, АИЖК, РВК и «Альфа-Страхования», — за квоты. По его мнению, введение квот в европейских странах было успешным: сформировалась критическая масса женщин в высшем управлении, их присутствие стало нормой. «Задача любого совета директоров — предотвратить риски, заблокировать неправильные решения. Чем больше разных фильтров, противовесов, точек зрения, тем лучше. Поэтому советы директоров обязаны быть неоднородными, в них непременно должны работать и женщины, — говорит Гуриев. — А пока не появятся квоты, женщин в советах директоров и не будет». Он замечает, что пока в России такой карьерной перспективы для женщин нет, они и не инвестируют в карьерные навыки, которые могут быть полезны на уровне высшего руководства.

Новости партнеров