Кристина Бланик: «В ноябре в Москве на каблуках не походишь» | Forbes.ru
$58.94
69.36
ММВБ2148.6
BRENT65.21
RTS1144.35
GOLD1244.82

Кристина Бланик: «В ноябре в Москве на каблуках не походишь»

читайте также
+12751 просмотров за суткиБлестящая перспектива. Профессии с самыми быстрорастущими зарплатами +201 просмотров за суткиТрадиции успеха. Рецепты XIX века помогли разбогатеть неизвестному производителю шоколада +170 просмотров за суткиИх опыт: женщины из списка величайших бизнес-умов современности +55 просмотров за суткиДомогательства на работе. Есть ли разница между сексизмом в Европе и России +5 просмотров за суткиКультурная экспроприация: мужские вещи в женском гардеробе +15 просмотров за суткиБизнес здорового человека: соруководители Primer Capital знают, как заработать на биотехнологиях +113 просмотров за суткиРоман с прокрастинацией: как полюбить безделье и не страдать от этого +163 просмотров за суткиКультовая обувь культовых персон +94 просмотров за суткиОпасная зона: 10 признаков необходимости сменить работу +22 просмотров за суткиБез блокчейна и Big Data. Банк «ФК Открытие» покинули ключевые специалисты по инновациям +14 просмотров за суткиСемейный альбом: как изменился портрет российского домохозяйства с середины 1990-х годов +2 просмотров за суткиЗакат дискриминации. Почему секретарей и ассистентов все реже выбирают по внешности Курс на утепление: обувь с мехом +4 просмотров за суткиЛожный выбор. Стоит ли бежать из корпоративного рабства в собственный бизнес Уеду жить в Портленд. Forbes составил рейтинг лучших городов для карьеры и бизнеса в США Казус Мединского: нужна ли научная степень чиновнику +8 просмотров за суткиУдачно спроектированная жизнь: понять, кто вы есть на самом деле и чего хотите +1 просмотров за суткиЖенщин обижать не рекомендуется: как одна сексистская фраза погубила мужскую карьеру Рабочий класс: 5 тем для офисных образов +4 просмотров за суткиМодная профессия. Как бухгалтеры стали востребованными на рынке труда +9 просмотров за суткиЛюбовь с ограничениями: что делать с ипотекой в гражданском браке. Рекомендации юриста

Кристина Бланик: «В ноябре в Москве на каблуках не походишь»

Кристина Бланик фото Макса Новикова для Forbes
Управляющий директор компании Manolo Blahnik и племянница основателя марки о том, каково работать в семейной компании, как их обувь попала в фильм «Секс в большом городе» и какие туфли предпочитает она сама, а какие делаются для России

Кристина Бланик, управляющий директор компании Manolo Blahnik, родная племянница основателя марки обуви, дала интервью Forbes Woman.

— Ваши магазины расположены в 50 городах мира, а в Россию вы пришли относительно недавно, в 2009 году, после первой неудачной попытки в 2004-м. Что побудило открыть магазин в России и каким оказался этот опыт? 

— В 2004 году нам не удалось найти хороших партнеров, поэтому мы закрылись где-то через год и только в 2009 году открыли новый бутик в Третьяковском проезде. С тех пор появились магазины в ГУМе и ЦУМе. Сейчас ищем еще одно место для бутика, но где-то подальше от центра. Все же в Москве слишком много пробок, да и, насколько я понимаю, русские чаще ходят по магазинам не в центре города. В каждой стране своя культура, мы обязаны ее учитывать, когда выходим на рынок.

— А почему не получилось в первый раз? Чем отличались те магазины?

— Тогда, в начале 2000-х Россия не была такой космополитичной и открытой страной. Я приезжаю сюда уже давно, и Москва меняется на глазах, это совершенно невероятно. Она стала более расслабленной, европейской. И партнеры тоже изменились, теперь это современные, продвинутые люди, очень организованные и обязательные. Наверное, даже более организованные, чем мы сами.

— Вы лично занимались дизайном магазинов?

— Ну я же профессиональный архитектор, это моя работа. У нас во всех странах индивидуальный стиль работы: коллекции в США, Великобритании, России, на Ближнем Востоке отличаются так же, как и эти регионы между собой. Мне не нравится глобалистский подход, когда у всех магазинов одно лицо. 

— Что же отличает российский рынок?

— В России тон задает климат. Для российского рынка мы делаем самую теплую, на экстремальную для нас погоду обувь. Больше ни для одной страны мира мы не делаем меховую обувь. У вас та-а-ак холодно, я была однажды в ноябре, снега было мало, но все равно на каблуках свободно не походишь. Поэтому в российские коллекции мы добавили модели на более низком каблуке, с более удобной танкеткой, подходящей для вашего климата. А в Дубае особенно популярны сандалии. Еще я заметила, что русские очень любят блестящее, особенно яркие модели хорошо расходятся в Барвихе по сравнению даже с Третьяковским проездом. Америка очень консервативная, там у нас есть клиенты, которые двадцать-тридцать лет покупают одну и ту же модель обуви. А европейцы любят меняться, любят новые идеи, новый дизайн, что-то революционное, более сумасшедшее даже.

— А вы со всеми иностранными партнерами работаете по франшизе или только в России?

— Мы работаем по франчайзинговой системе во всем мире, но это не классическая система франчайзинга, потому что мы строим семейный бизнес. Все, кто приходит к нам, становятся частью семьи, мы с каждым общаемся лично, долго присматриваемся. Даже фабрики, где нам шьют обувь, — это итальянские семейные мануфактуры. Мы продаем то, что сами очень любим.

— Как вы ищете партнеров, как принимаете решения и как часто приходится контролировать российских коллег?  

— Мы втроем: cам Маноло Бланик, моя мама Эванджелина (исполнительный директор компании) и я. Обычно мы много раз встречаемся с будущими партнерами, весь процесс занимает не меньше полугода-года. Зато после мы понимаем, что людей уже не нужно строго контролировать, что мы можем им полностью доверять. Мы не устраиваем никаких общих конференций, но раз в год стараемся с Маноло приезжать в США, в Россию, в Азию, это важные для нас рынки. И мы постоянно общаемся с нашими партнерами по скайпу. 

— Как вырос объем продаж в России за эти годы и насколько эти цифры совпали с первоначальными планами?

— Не могу назвать ни одной цифры, извините! Мы частная компания, поэтому про деньги, цифры мы не говорим ни в одном стране. Но могу сказать, что рынок в России растет быстрее, чем во многих других странах.

— Но первоначальные расчеты хотя бы оправдались?

— Да, постучу по дереву. Конечно, мы хотели бы начать получать прибыль как можно скорее. И сейчас все идет очень хорошо, мы довольны. Но мы всегда были очень интуитивной компанией, мы не оперировали никогда бизнес-категориями. Если вы спросите меня, какой у нас бизнес-план на ближайшие пять лет, я отвечу: «Не знаю». Мы не сеть фастфуда или кофеен, которая открывает в месяц по 10 магазинов в Китае или России. И так было всегда, когда Маноло только создавал компанию. Сейчас же это особенно очевидно. Как можно планировать на долгие годы вперед, если все так быстро меняется?! В Испании безработица среди молодежи — 50%! Это же чудовищно! А Греция как пытается выжить! Мир непредсказуем, мы лишь подстраиваемся под него. Впрочем, в России дела, похоже, идут гораздо лучше. В наших планах открывать новые магазины в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге.

— Сколько у вас всего партнеров по франшизе?

— У нас 22 партнера по всему миру. 

— А какой из рынков для вас самый успешный?

— Больше всего продается обуви в Америке. Думаю, на США приходится примерно 50% всех продаж Manolo Blahnik. Все же вы вытянули из меня цифру. Но Россия, Ближний Восток, Великобритания — тоже крупные рынки.

— Manolo Blahnik  семейный бизнес, одна из немногих действительно семейных компаний, которые остались в мире моды. И создал ее ваш дядя Маноло?

— Да, Маноло родился на Канарских островах, учился в Европе, в США, в 1973 году открыл свой первый обувной магазин в Лондоне, в Челси. Сейчас это наш флагманский бутик и там же находится штаб-квартира в Лондоне, оттуда мы управляем бизнесом. В 1974 году из Испании приехали мы с мамой, она стала управляющей в магазине. И конечно, я росла в магазине, играла с коробками из-под обуви и обожала все это. В 1990-е бизнес стал активно развиваться. Я по выходным часто помогала маме с Маноло, пока училась в университете, летом подрабатывала в пресс-службе. А первый лондонский магазин мы любим до сих пор. Маноло и мама лично общаются с клиентами, часто к ним выходят. И хотя я росла вместе с компанией, официально на пост директора я пришла три года назад.

— Как складывалась ваша карьера после окончания архитектурного института?

— Я училась на архитектурном в Кембридже, после окончания вуза мы с мужем основали собственную архитектурную компанию. Это был настоящий стартап. Вначале у нас не было денег на секретаря, HR-менеджера, мы почти все делали сами, потом стали нанимать студентов. И только через какое-то время смогли позволить себе полноценный штат. Сейчас в бюро работает десять человек. Около 10 лет мы строили компанию. И это дело полностью поглощало все наше время, как и Manolo Blahnik сейчас. Это были 10 интересных лет, мы придумали бизнес, с нуля создали компанию, подняли ее до серьезного уровня. Сейчас я уже ушла из бизнеса и рассталась с мужем, но компания продолжает успешно работать. Значит, мы все сделали правильно.

— Получается, вы всегда работали в семейном бизнесе? Каково это?

— Это сложно и легко одновременно. Не могу сказать, что мне есть с чем сравнивать, я не работала в крупных международных структурах.

В семейной компании постоянно надо доказывать, что ты достоин этой работы. Конечно, я не была чужой в Manolo Blahnik. Не то что я пришла и сказала команде: «Я племянница основателя компании, и теперь я ваша начальница!» Конечно, это не так. Но при этом все равно приходится показывать, на что ты способна. И особенно приходится доказывать это маме и дяде, с родителями ты всегда остаешься ребенком, который хочет быть для них хорошим, хочет, чтобы его похвалили.

— А какие еще плюсы и минусы работы в семейном бизнесе?

— За годы работы я поняла, как важно абстрагироваться от работы, не ограничиваться лишь обсуждением деловых вопросов. После двенадцати часов работы есть искушение и дома говорить только об этом. У нас часто так было с мужем, но мы учились отвлекаться от работы, это было непросто. Хотя мы часто с мамой и дядей говорим именно об обуви, если нам нравится или не нравится какая-то модель.

— Если вам модель не нравится, вы осмелитесь сказать об этом дяде прямо?  

— Мы не часто спорим, но всегда обсуждаем все вместе. Если мне не нравится модель, я говорю об этом. Иногда он соглашается, иногда нет, иногда мы снимаем эту модель с производства. В конце концов, я женщина, мне носить эту обувь, а он дизайнер. Но часто он бывает прав, и модель становится очень популярной.

— Правда, что Маноло лично рисует каждую новую пару обуви, все сам придумывает?

— Конечно, это его детище, это смысл его жизни! Он не устает придумывать, кажется, хочет создать идеальную пару обуви. И к счастью, у него идей на несколько лет вперед. Постучу по дереву. Маноло придумывает 250 новых пар на каждый сезон, и за каждой стоит какая-то история. Про каждую что-то можно рассказать. Всего же в год мы производим сотни тысяч пар обуви.

— Сколько человек работает сейчас в компании?

— Для такого крупного бизнеса нас совсем мало, в лондонском офисе одиннадцать человек, не считая нас троих.

— Думаете, женщине сложнее работать в этой сфере или, наоборот, легче?

— Мир фэшн нельзя назвать ни женским, ни мужским, все же он сильно отличается от других, и много крупных мировых компаний возглавляют женщины — Burberry, Harrod’s и другие. Но точно есть более сложные сферы бизнеса для женщин, где больше мужчин и где труднее пробиться женщине.

— Что, по вашему мнению, отличает женщину в бизнесе от мужчины? 

— Я думаю, это многозадачность. Умение делать сразу несколько дел одновременно. Мужчинам этого не дано. Например, я в компании делаю сразу много дел и занимаюсь многими направлениями лично. Конечно, я умею делегировать полномочия и понимаю, насколько это эффективно. Но в нашем деле особенно важно понимать каждый его этап, каждую ступень, а для этого приходится вникать в работу всех служб.

— Говоря о работе маркетингового отдела компании, расскажите честно, как вам удалось попасть в сериал и фильм «Секс в большом городе»? Обувь Manolo Blahnik там один из главных героев.

— Это была совершенная случайность и никакой не продакт-плейсмент, марка Manolo Blahnik уже упоминалась в книге, по которой сняли фильм. Поэтому сценаристы оставили туфли и в фильме. Мы не думали о маркетинге, для нас это была неожиданность. Мы даже были в шоке, когда поняли, насколько мощный эффект будет от этого фильма, ведь это не было связано со стратегическими планами компании. То же касается и других селебретис, которые любят нашу обувь. Они всегда приходили сами, мы никогда ничего не делали для этого. Маноло и тогда, и сейчас просто делал обувь.

— Сильно отличается ваша работа сейчас от управления архитектурной компанией?

— С тех пор как я пришла в компанию, я стала более гламурной. Мир моды отличается от архитектуры. Каждый день приходится думать, что надеть, как выглядеть. И постоянно приходится фотографироваться, хотя я этого не люблю, я же не модель, а бизнесвумен!

— А какую вы обувь носите? Не только же Manolo Blanhik?

— Моим туфлям непросто живется, я их не берегу, ношусь по встречам, на переговоры, им приходится все это выдерживать. Я, хоть и очень высокая, все равно люблю обувь на каблуке. И мой любимый дизайнер кроме дяди —  Haider Ackermann. 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться