Питерской команде не хватает Собчака | Forbes.ru
$59.18
69.8
ММВБ2126.54
BRENT63.68
RTS1132.05
GOLD1250.09

Питерской команде не хватает Собчака

читайте также
Праздничный переполох: новогодний базар, полезные мастер-классы и новый бутик Dior в ЦУМе Бизнес для чайников: о чем не должен забывать начинающий предприниматель Сила доллара: какую политику выберет ставленник Трампа Война в ретейле. Миллионер Костыгин пригрозил партнеру по «Юлмарту» банкротством Мышление ларечника: почему нужно выходить на зарубежные рынки Миллиардер Рональд Перельман рассказал, как обогнать конкурентов Битва на Пресне: экс-глава ВЭБа судится с Олегом Дерипаской из-за Трехгорной мануфактуры Путин заявил о выводе российских войск из Сирии Код столетия: эволюция дресс-кода деловой женщины. 1975–2017 годы Зажгли звезды: 17 ресторанов Бангкока вошли в гид Michelin Структура «Ростеха» оспаривает в суде санкции ЕС из-за крымских турбин Криптовалютная лихорадка. Фьючерсы на биткоин взлетели на 25% в первый день торгов Сложные углеводороды. Будущее Норвегии зависит от нефтегазовой компании Statoil ASA Доктор на час. Как американская медицина освоила новые правила игры Математика в бизнесе будущего Заседания ФРС, ЕЦБ и Банка России. Что важно знать инвестору на этой неделе Легковые автомобили в 2018 году могут резко подорожать Полет мечты. Первый, Второй и другие законы шампанского маркетинга Занять кредитору. Зачем МФО привлекают средства частных инвесторов Соцпакеты, которые нас выбирают Как Alibaba и Tencent меняют рынок платежных систем
03.04.2004 00:00

Питерской команде не хватает Собчака

Александр Рар Forbes Contributor
Есть надежда, что Путин не забудет заповеди своего учителя Собчака

Для понимания сути путинской системы нужно четко проанализировать санкт-петербургский период деятельности российского президента. В 1990–1995 годах в Санкт-Петербурге была создана политическая система, которая сейчас проецируется на всю Россию.

Идея либеральной империи, с которой выступил питерский реформатор Анатолий Чубайс накануне думских выборов, на самом деле принадлежит бывшему губернатору Санкт-Петербурга Анатолию Собчаку. В отличие от Бориса Ельцина, Собчак не хотел развала Советского Союза. Но в отличие от тех, кто попытался сохранить СССР в 1991-м, Собчак был антикоммунистом и приверженцем демократических реформ. Собчак отличался от радикал-демократов, вошедших в первое ельцинское правительство — он не только не клеймил силовые структуры старой системы, а пошел с ними на альянс, чтобы подстраховать сложные процессы трансформации в своем городе.

В период Собчака, когда его заместителем работал Владимир Путин, в городе на Неве сложился симбиоз реформаторов, новых предпринимателей и спецслужб. Реформаторы проводили приватизацию, создавали условия для рынка и открывали двери западным инвесторам. Именно тогда появились на свет новые предприниматели. Немало реформаторов из собчаковско-путинской команды плавно переходили в «контролируемый» бизнес. Третьей силой в питерских преобразованиях были силовики. Без них трудно было бы сражаться с мафией, которая открыто шла во власть. Но люди КГБ тоже переходили в городской бизнес.

Собчак скончался за несколько дней до избрания Путина на первый президентский срок. Его команда сегодня у власти. Она пытается действовать по схемам питерского периода. Реформаторы взялись за модернизацию экономики. Силовики их подстраховывают, борются с олигархами и наводят порядок в стране. Бывшие питерские предприниматели, такие как Алексей Миллер, возглавляют главные национальные компании России. Но питерцам во главе России не хватает главного — стратега-реформатора Собчака.

При всей своей государственности Собчак пытался строить новую, либеральную Россию. В начале 1990-х он считался главным реформатором в стране после Ельцина. Путин — не Собчак. У него до сих пор отсутствует стратегический план развития российского общества.

Путинская Россия намного стабильнее ельцинской. Теперь уже невозможен коммунистический реванш. Частная собственность и частный бизнес — неотъемлемая основа экономики. Экономика стала более прозрачной. Продолжается экономический бум, и Россия имеет шансы к концу десятилетия догнать средние страны ЕС по экономическим показателям. Но в том, что касается демократических преобразований, сохраняется неопределенность. Трансформация по Путину даже словесно отличается от ельцинской. «Реформа» заменена на «модернизацию», «демократия» — на «стабильность», «гражданское общество» — на «национальное согласие».

Путинская система власти прочна, потому что основана не только на авторитете лидера. Она легитимна: российский избиратель восторженно поддержал приход к власти Путина в 2000 году. Последние думские и президентские выборы стали ничем иным, как плебисцитом в отношении Путина. Избиратель выдал Путину социальный наказ — мандат не на демократизацию, а на дальнейшее наведение порядка в стране.

По всей видимости, путинская система укоренилась в России, и страна сможет жить по ней как минимум 10–15 лет. Путин уйдет в 2008 году, но система останется. Главой государства станет человек, похожий на Путина.

Запад не знает, радоваться ему или плакать. С экономической точки зрения, Россия никогда еще не была столь привлекательной для иностранных инвесторов. У них исчез страх перед мафией. Стране больше не грозит финансовый крах. Проблема в другом. Запад еще не решил, сможет ли он по-настоящему доверять экономически процветающей, стабильной России, где демократические ценности заменяются авторитарными.

Есть надежда, что Путин, расчистивший для себя политическое поле и не опасающийся оппозиции, теперь использует свою власть так, как ей пользовался его «учитель» Собчак: для строительства гражданского общества.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться