03.04.2004 00:00

Нужно делиться

Крупный бизнес должен осознавать свой долг перед обществом

Что думает окружение Путина о развитии бизнеса в России? FORBES хотел узнать об этом из первых уст и обратился к Георгию Полтавченко, который работал с Владимиром Путиным в КГБ и петербургском правительстве. Недавно он защитил диссертацию на тему «Механизмы взаимодействия государства и предпринимательства».

FORBES: Каким, по вашему, должен быть бизнес, чтобы страна процветала?

ПОЛТАВЧЕНКО: Бизнес должен быть национально ориентирован. Если ты работаешь в стране, которая дает тебе возможность хорошо зарабатывать, ты должен ориентироваться именно на эту страну, а не на какую-то другую. Бизнес должен работать на Россию, на российский народ.

Много людей в нашей стране в силу тех или иных причин не имеют возможности зарабатывать. Например, пенсионеры, которые создавали нашу огромную экономическую базу. Бизнесмен не может от них просто отмахнуться. Он должен делиться с государством, честно платить налоги, чтобы государство имело возможность этих людей поддерживать.

F: Вы сторонник пересмотра итогов приватизации?

П: Президент правильно сказал, что тотального пересмотра итогов приватизации быть не должно. Это ничего не принесет, кроме дестабилизации экономической и политической жизни. Другое дело, если будут выявлены факты, что законодательство того времени было нарушено. Тогда необходимо принять соответствующие процессуальные меры. Юридически обоснованные.

Справедливость также можно восстановить грамотной государственной политикой в отношении тех, кто получил сверхприбыли, ничего не отдав государству взамен. Государство может компенсировать свои потери, повышая сборы за пользование недрами или за вывоз энергоносителей.

Все заинтересованы в том, чтобы была полная ясность в вопросах частной собственности, в том, чтобы собственность была легитимна. В первую очередь — те структуры, которые формировались не вполне законно и сегодня находятся в неуверенном состоянии. Они могут сами проявить инициативу. Почему бы им не обратиться к государству и не сказать: давайте расставим все точки над «i». В таком-то году я приобрел такое-то предприятие. Заплатил за него столько-то. Или не заплатил ничего. Теперь я посчитал — если хотите, перепроверьте, — что недоплатил государству энную сумму, и готов ее вернуть. Не просто сказать, что у меня есть лишние сто миллионов долларов и я хочу вам их заплатить. А предложить государству вместе оценить, сколько реально государству недодано и достаточна ли эта сумма для компенсации. Здесь же можно оценить, сколько он заплатил, сколько вложил в дело за это время, сколько получил в результате эксплуатации этого объекта. Если он выводил прибыль за рубеж и только высасывал, — это одно. Если он вкладывал, что-то развивал — это другое.

F: Как изменился бизнес с 1990-х годов?

П: В последнее время наметилось много интересных тенденций. Большие компании начинают идти вглубь, скупают предприятия, не связанные с их основным бизнесом. Даже в сельское хозяйство инвестируют.

Вкладывая деньги, бизнесмен создает дополнительные рабочие места, развивает отрасль с современным менеджментом... Возможно, в ближайшее время крупный бизнес начнет стимулировать развитие и малого предпринимательства — через такие формы взаимодействия крупного и малого бизнеса, как инкубаторство.

Если говорить о социальной нагрузке, то крупный бизнес сегодня уделяет особое внимание подготовке специалистов. Практически все крупные структуры поощряют студентов, учреждают специальные стипендии. На мой взгляд, это тоже очень интересно. Они активно вкладывают деньги в проект «Электронная Россия». Занимаются меценатством, поддерживают театры, творческие коллективы. Кто-то вкладывает деньги в спорт. Кто-то способствуют возрождению православных святынь, строительству новых храмов. Это тоже очень показательно.

Новости партнеров