Скользкое поле

Майкл Фридман Forbes Contributor
Зарабатывать деньги в Европе профессиональным футбольным клубам становится сложнее. При этом сами футболисты становятся богаче

Клуб Stockport County в буквальном смысле слова находится в тени Manchester United. На лучшие матчи Stockport County, чья база расположена всего в нескольких милях от стадиона MU, приходит максимум 6500 зрителей, годовой объем продаж Stockport — всего $8,5 млн. Зато за тысячи километров от дома, в Пекине, Шэньяне и Ухане, скромный английский клуб со 121-летней историей — фаворит. В Китае матчи с участием Stockport собирают по 25 000 человек. В мае 2004 года Stockport County станет первым профессиональным клубом, который сыграет в китайском городе Урумчи — самом удаленном от моря населенном пункте планеты. «Чтобы посмотреть на нас, многие зрители будут добираться до Урумчи четыре дня», — говорит Стив Беллис, директор Stockport по международному маркетингу.

На грани банкротства

Профессиональные футбольные лиги процветают на окраинах футбольного мира. Тот же Stockport добился успехов в Китае исключительно благодаря расчетливой маркетинговой политике руководства клуба. Но в исконно футбольных местах популярная игра терпит финансовое бедствие. За последние пять лет только в Англии 23 футбольных клуба оказались на грани банкротства. Совокупный доход итальянской высшей лиги, серии «А», по подсчетам Deloitte & Touche, удвоился по сравнению с показателем 1998 года и достиг отметки $1,3 млрд. Однако и убытки за это время возросли примерно в той же пропорции.

По меньшей мере 80% своих доходов мировой футбольный бизнес зарабатывает в Европе — регионе с традициями социального обеспечения, высокими налогами и безумно зарегулированной бизнес-средой. Но футбольный рынок здесь свободный, и футбольным богачам созданы все условия.

Личные запросы

Лучшие клубы каждой национальной футбольной лиги участвуют в сверхприбыльной Лиге чемпионов УЕФА. При успешном выступлении в Лиге чемпионов футбольный клуб может заработать за счет продажи прав на телетрансляцию матчей и спонсорских поступлений от $27 до 60 млн.

Эти деньги команды могут использовать для покупки игроков. В 1995 году Европейский суд разрешил футбольным командам иметь в своем составе сколько угодно игроков-легионеров из стран ЕС. Это не только повысило привлекательность футбола, но и усилило позиции футболистов (и их агентов) в переговорах с клубами. По данным Deloitte & Touche, начиная с 1995 года зарплата футболистов пяти ведущих национальных футбольных лиг Европы ежегодно увеличивалась на 18–26%.

Некоторые клубы возможность осуществлять чрезмерные траты разорила. В конце 1990-х один из тогдашних лидеров английской Премьер-лиги, клуб Leeds United убедил своих главных акционеров — компании Schroders, UBS Warburg и Jupiter Asset Management — одобрить получение займа на сумму $115 млн сроком на 25 лет для покупки новых игроков. Кульминация этих лихих трат пришлась на 2001 год, когда клуб вышел в полуфинал Лиги чемпионов. Но в 2002 году команде уже не удалось попасть в Лигу чемпионов, и сезон для Leeds закончился болезненным падением на дно турнирной таблицы. Leeds пришлось распродавать своих игроков ради снижения издержек. (Leeds United вошла в top-20, потому что мы не учитываем грядущие выплаты по долговым обязательствам.)

Как неизбежное следствие жесткой конкуренции в футболе хорошие клубы становятся всё лучше, а плохие — всё хуже. При этом хозяева всех без исключения клубов тратят безумные деньги. Похоже, европейцам не помешала бы хорошая доза «спортивного социализма» по-американски, когда богатые клубы субсидируют своих бедных соперников, чтобы соревнования были интереснее. Или можно хотя бы ограничивать размер зарплаты игроков.

Но европейские футбольные клубы уверены, что усиление финансового контроля навредит игре. В 1990 году правительство Франции создало специальное агентство, которое проверяет финансовое состояние клубов, чтобы не допустить их превращения в убыточные предприятия. У агентства огромные полномочия: оно может запретить клубу покупку новых игроков, лишить команду профессионального статуса или даже перевести клуб в низшую лигу, как это было с Toulouse в 2001 году. Неудивительно, что большинство французских футбольных клубов с трудом противостоит на международной арене английским и испанским футбольным командам, свободным от финансового контроля.

Лучшие французские игроки, такие как 28-летний Тьерри Анри, уезжают за рубеж в поисках лучшей доли. Анри подписал в 1999 году контракт с английским клубом Arsenal. Говорят, что там он получает $8 млн в год. Самые богатые французские клубы, например Olympique Lyonnais, попытались было потребовать смягчения финансового контроля со стороны государства, но безуспешно. Самый простой способ улучшить финансовое положение клуба — найти «богатого дядю» вроде российского олигарха Романа Абрамовича.

На краю света

Границы футбольного мира продолжают расширяться. В мае собственную футбольную Премьер-лигу «запускает» Китай. Судить о том, окупится ли китайская суперлига, пока преждевременно. Но к китайскому чемпионату уже проявили интерес такие крупные спонсоры, как германская компания Siemens Mobile и корейский гигант LG.

Появление такого огромного просыпающегося рынка — хорошая новость даже для скромных европейских клубов. А вот для Стива Беллиса из Stockport County это серьезный удар. За последние три года Беллис 19 раз побывал в Китае. 10% своих доходов Stockport County зарабатывает именно на китайских футбольных полях.

Новости партнеров