03.04.2004 00:00

Хрупкое дело

Юрий Яроцкий Forbes Contributor
Чапаев, Малевич и эротика в квартире известного адвоката Александра Добровинского

Адвокатская практика Добровинского — это возвращение «Пурнефтегаза» «Роснефти», приватизация Тюменской нефтяной компании, бракоразводный процесс Льва Черного и другие, иной раз очень скандальные, дела. Но есть и еще одно дело, которое занимает почти все место в его роскошной арбатской квартире.

Добровинский собирает фарфор. Исключительно советского производства. В XX веке эта индустрия стала убежищем для талантливых художников, которые могли безбедно жить, тиражируя одну и ту же идеологически выдержанную статуэтку, а в свободное время творить шедевры. Не брезговали они и эротикой, всплеск интереса к которой приходится на 50-е годы.

У Добровинского эротика хранится в ванной. В числе прочего там присутствует обнаженная фарфоровая девушка на смятой фарфоровой простыне. Скульптура вполне официально называется «Маша после...» и сделана в СССР пятьдесят лет тому назад.

Фарфором Александр Добровинский заинтересовался случайно. В 1992 году он ехал к друзьям-иностранцам, не захотел идти в гости с пустыми руками и зашел в первый попавшийся антикварный магазин. «Вдруг я увидел там идиотика из фарфора, полумальчика-полудевочку, в штанишках, но с муфтой, совершеннейшего дегенерата, — вспоминает адвокат. — Я его тут же купил, кажется, за полдоллара». Став обладателем «идиотика», Добровинский вдруг понял, что ни за что не хочет с ним расставаться. Иностранцы получили в подарок что-то еще, а сам адвокат на следующий день начал поиски такого же рода «ублюдочных детей». Собрав всю эту сумасшедшую серию, Александр Добровинский не захотел останавливаться. Так началась коллекция, которая пополняется уже 12 лет.

Сейчас в ней около 4000 фигурок —фарфоровые Ленины и Сталины, Чапаевы и Кукрыниксы, чукчи и индусы, Пьеха и Лановой, уникальные работы из фарфора Родченко и Малевича, блюда с портретами вождей и их же, вождей, личные сервизы. Глядя на все это, понимаешь, что их всех объединяет: советский фарфор показывает мир с какой-то совсем другой, совсем не нашей, очень наивной и умиротворенной точки зрения. «Не от мира сего» — самое точное определение для коллекции Александра Добровинского, в которой есть и китч, и высокое искусство, и вещи, глядя на которые просто вспоминаешь собственное детство.

Но это чувства, а на самом деле рынок коллекционного советского фарфора очень развит, особенно на Западе, где он сложился еще в конце прошлого века. Сначала он ограничивался довольно узкой областью — так называемым «агитфарфором», сделанным между 1917 и 1930 годами. Подобного рода вещи исправно продаются на Sotheby’s. К примеру, в 1996 году блюдо с изображением красноармейца, надписью «РСФСР» и датой «1918–1923» было продано за 5800 фунтов стерлингов, и это совсем не рекорд. В последние годы интерес иностранцев переключился на послевоенное время. Цены растут, от перестроечной дешевизны не осталось и следа, к тому же все серьезные предложения уже нашли свой спрос и обнаружить что-то новое совсем не просто.

«Вполне возможно, — говорит Добровинский, — что я когда-нибудь забуду о фарфоре. Я даже примерно представляю, как это случится. Я пойму, что коллекция полная, когда года за три не найду ни одной новой фигурки. Но пока это серьезное увлечение. К тому же приятно осознавать, что я сделал правильный выбор и правильные инвестиции».

Новости партнеров