03.05.2004 00:00

Война телевизоров

Крупнейшему производителю электроники в России компании Rolsen не нравится особая экономическая зона Калининграда. Там все успешнее работают ее конкуренты

Представьте себе два телевизора самого ходового размера — с диагональю 54 см. На первом стоит всемирно известная марка Thomson. На втором — Rolsen, российский брэнд, который начал активно раскручиваться лишь три года назад. Если Thomson стоит на 10 руб. дешевле, какой из двух телевизоров выберет покупатель? Этот вопрос, а точнее — очевидный ответ на него, не дает покоя предпринимателю Илье Зубареву, директору и основателю компании Rolsen.

Зубарев — один из тех российских бизнесменов, кому удалось создать успешную компанию с многомиллионным оборотом и узнаваемым брэндом, но при этом остаться совершенно не известным широкой публике. В отличие, кстати, от его давнишнего партнера Сергея Белоусова, вместе с которым они владеют примерно двумя третями акций Rolsen. Белоусов сейчас живет в США, где руководит компанией — разработчиком программного обеспечения.

Начинала их команда, как рассказал Зубарев в интервью Forbes, с обычной торговли электроникой. В феврале 1995 года они зарегистрировали в Сингапуре фирму S&W. В 1997 году организовали сборку на заводе «Квант» в подмосковном Зеленограде. В первый месяц сделали тысячу телевизоров, а к концу года довели месячный объем производства до 55 000. Зеленоградскую сборочную линию запустили на собственные средства, затем стали привлекать банковские кредиты и реинвестировать прибыль.

Следующим шагом стало приобретение заводов во Фрязине и Воронеже. Первый представлял собой обанкротившееся предприятие ВПК, второй был рассчитан на производство видеомагнитофонов. В оба пришлось вложить много денег и сил. «Если бы можно было обходиться без заводов, я бы с удовольствием обходился», — говорит Зубарев. Но производство в России к концу 90-х стало выгоднее торговли импортом, и фирма пошла на расходы. К тому же они окупались сторицей.

Дальновидным ходом оказалось и включение в состав совладельцев Rolsen двух бывших сотрудников LG Electronics — Сук Чжу Ли и Си Чхоль Чжанга. Корейские партнеры принесли Rolsen престижный контракт на сборку телевизоров марки LG и помогли с продвижением на международном рынке. Теперь Rolsen выпускает все виды аудио- и видеотехники, а также стиральные машины, СВЧ-печи, пылесосы и кондиционеры. Кроме того, компании принадлежит марка «Рубин», под которой производятся телевизоры в Воронеже. В прошлом году Rolsen собрал 720 000 телевизоров под собственной торговой маркой, 700 000 — под маркой LG и еще порядка 600‑000 «Рубинов». Своего оборота компания не раскрывает, но, по оценкам, он может составлять $500 млн.

Дела шли как по маслу, пока на рынке не появились телевизоры мировых марок за ту же цену, что и Rolsen. Thomson так дешев, поскольку его собирают в свободной экономической зоне Калининградской области, где созданы условия, в корне меняющие представление о себестоимости.

Пошлина на ввоз из-за границы готового телевизора с диагональю 54 см составляет $70–80, в то время как ввоз кинескопа — самой дорогой детали в телевизоре — обходится всего в $20. Компания, занимающаяся российской сборкой, получает на каждом телевизоре выигрыш в пошлине примерно в $50. Это немало, если учесть, что речь идет о продукции стоимостью $200. Предприятия, зарегистрированные в Калининградской области, могут не платить пошлин, а значит, зарабатывают больше. Такой возможностью пользуется, в частности, крупнейший в области телевизионный завод «Телебалт» (телевизоры марки Erisson, лицензионная сборка Thomson, Sanyo), который, по словам первого заместителя начальника управления экономразвития администрации Калининградской области Олега Павлишина, не платит также НДС, так как более 50% его сотрудников — инвалиды. Кроме того, в области свои телевизоры собирают компании Polar, «Стела Плюс», «Радиоимпорт-Р» и, по некоторым данным, сам Rolsen, но масштабы его производства существенно меньше, чем у «Телебалта».

Зубарев, кстати, пытался всерьез разыграть калининградскую карту. Летом 2003 года его компания нанесла настоящий удар по рынку, купив оборудование завода кинескопов в британском Ньюпорте вместе со скопившимися там на складах 600 000 «трубок». Кинескопы ввезли в Россию, «одели» в корпуса, и готовые телевизоры разошлись в считанные месяцы. Компания собиралась перевезти британские сборочные линии в Калининград и организовать там производство кинескопов. Но, по словам Ильи Зубарева, оборудование до сих пор не ввезено.

Теперь глава Rolsen оказался перед неприятным выбором: открывать крупное производство в Калининграде, приняв чужие правила игры, либо утратить позиции на рынке. Есть еще одна возможность — пролоббировать изменение в законе «Об особой экономической зоне в Калининградской области».

По общему мнению, льготы в Калининграде дали не тот эффект, который ожидался: вместо развития в России импортозамещающих производств получился демпинг импортной техники на российском рынке. Сейчас пишется новый закон. Основу текста подготовила комиссия руководителя аппарата правительства, ныне помощника президента России Игоря Шувалова. Документ лежит на столе у министра экономического развития Германа Грефа и в Комитете Государственной Думы по экономической политике.

[pagebreak]

Окончательный текст еще не готов. Источник в Госдуме сообщил Forbes, что депутаты уточняют сроки «переходного периода», в течение которого будут действовать прежние льготы для калининградских предприятий. Цифра, предложенная комиссией Шувалова, — 10 лет. Она, по словам Павлишина, устраивает область. Но совершенно не устраивает директора Rolsen Зубарева, который прекрасно понимает, что за 10 лет дешевые телевизоры мировых марок могут просто вытеснить его с рынка.

Новости партнеров